Аспекты нациестроительства

Home » Рефераты на русском » Аспекты нациестроительства
Рефераты на русском Комментариев нет

Предпосылками возникновения теорий нациестроительства являются марксизм, «психология толпы» Лебона, теория Макса Вебера и ряд идей, высказанных Эмилем Дюркгеймом. Так, марксизм стремился объяснить все явления нации через экономические факторы, экономический базис» классовой борьбой и их идеологией, К. Маркс в работе «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта» пишет о классовых интересах французских крестьян, что вполне можно интерпретировать как описание французского национального характера. Вторым влиятельным аспектом является теория «психология толпы» Лебона и поздних социально-психологических работ Зигмунда Фрейда, влияние которого ощущается у многих современных исследователей нациестроительства. Влияние Дж. Мида, Г. Зиммеля, Т. Адорно так+же заметно в современных концепциях, подчеркивая роль значимого «другого» для формирования национальной идеологии.
Третьим источником являются работы Макса Вебера. В его трудах есть целый ряд положений, имеющих практическое значение для классического модернизма: важность памяти, роль интеллигенции в сохранении «незаменимых культурных ценностей нации, значение национальных государств для формирования особого характера западного модерна». Для Вебера именно стремление к созданию своего государства отличает нацию от других типов общности. И теперь его тезис вдохновляет многих сторонников построения национального государства. Вебер рассуждает о национальности и пишет о субъективном характере этнической группы и нации, об эмоциональном характере этнической солидарности, о роли интеллигенции в формировании национального самосознания. Вебер рассматривает нации как большие статусные группы, экономически заинтересованные в борьбе за власть и престиж.
Важным для классической модернистской парадигмы является наследие Эмиля Дюркгейма. Многое из того, что Дюркгейм сказал об этничности и национализме, имеет непреходящее значение. Это относится прежде всего к его анализу религии, как ядру морального сообщества, к утверждению вечного элемента расы, сохранении при любых изменениях религиозной символики. По его мнению, подчинение идее патриотизма революционизирует умы. Э. Дюркгейм дал классическому модернизму концептуальный каркас.

Теории нациестроительства

В настоящее время можно говорить о трех сложившихся теориях наций, анализирующих процесс нациестроительства — примордиалистской, модернистской и инструменталистской. Ниже приводится краткий обзор каждого их этих направлений. Примордиалистская (от англ. primordial — изначальный, исконный) теория рассматривает нацию в качестве извечной, исторически заданной общности людей. В рамках этой теории одни ученые ратуют за идею культурной или экономической детерминации, другие подчеркивают биоэнергетическую природу нации. Так, выделяются два подхода, основанные на различной трактовке природы человека.
Сторонники природно-биологического подхода считают возможным приложение социобиологических концепций к пониманию этнических феноменов. По их мнению, нации сформировались эволюционным путем на основе расширенных родственных групп и представляют собой общности на основе биологического происхождения. Нация таким образом основана на глубокой привязанности, коренящейся в кровных связях.
Другой подход, называемый эволюционно-историческим, был принят многими немецкими, русскими и советскими антропологами и этнографами. Он исходит от представления Иогана Гердера о народе как общности, возникающей на основе единства крови и почвы. Согласно их концепции, нация формируется из исторической этнокультурной общности людей, связанных определенной территорией, и является самоопределяющей устойчивой общностью, представители которой объединены общими корнями и верой в совместное настоящее и будущее. Членов этнокультурной общности объединяют неизменные с незапамятных времен значимые характеристики (язык, религия, территория, культура, обычаи, образ жизни, менталитет, исторические корни).
Примордиалистских взглядов, по сути, придерживались К. Маркс и В. И. Ленин. В широко известной статье «О праве наций на самоопределение» Ленин, развивая идеи Маркса, расположил признаки нации в следующей последовательности:
— единство территории, на которой живет народ;
— общность хозяйственных связей;
— общий язык;
— общность психологического склада, или специфические особенности культуры народов.
Духовную общностью членов нации В. И. Ленин рассматривал лишь в последнюю очередь. Он считал, что человек от рождения принадлежит к определенной нации и о свободном выборе национальной принадлежности не может идти речь.
Модернистская теория представляет нации продуктом современных экономических и культурных связей, современной бюрократической государственной машины и системы светского образования. Энтони Д. Смит в своей книге «Национализм и модернизм: критический обзор современных теорий наций и национализма» называет концепцию, согласно которой нации принадлежат самой природе современного мира и революционным процессам модернизации.
Ранними предшественниками этого классического модернизма являются Ж. Мишле, Э. Ренан, О. Бауэр, Дж, Маззини. Таким образом, парадигма классического модернизма в рассмотрении нации и национализма сложилась к 60-м годам XX века. Общую позицию сторонников классической модернистской парадигмы можно суммировать в следующих утверждениях:
1. Нация ни в коем случае не является древней или извечной, Допущение их к извечной является актом веры и не подтверждается историческими свидетельствами.
2. Нация ни в коем случае не является природной данностью.
3. Многие нации как в Европе, так и в Африке имеют самое недавнее происхождение.
Дальнейшее развитие модернистской теории нации трансформировалось в постмодернистские теории возникновения наций, согласно которым построение наций есть больше вопрос распространения символического представительства, чем образования культурных институтов и социальных сетей.
Сторонники инструменталистской теории наций понимают нации как современные общности, объединяемые политическими интересами и значимыми характеристиками, созданными в недавнем прошлом, а их общие генеалогические и географические корни есть мифы, созданные для сближения современных общностей.
К данному типу теорий принадлежит господствовавшая до середины 70-х годов XX века выдвинутая американскими антропологами и социологами теория так называемого «плавильного котла»- Они рассматривали этнические группы как пережитки доиндустриапьной эпохи и считали, что значение этнических общностей и этнических чувств будет постепенно падать в ходе урбанизации и модернизации, аккультурации меньшинств, структурной и языковой ассимиляции.

Работы отдельных авторов

В 1964 году Эрнест Геллнер издал книгу «Мысль и изменения», которая стала как бы отправным моментом в формировании современной концепции национализма. По его мнению, национализм возник как продукт современного социального порядка, в котором культура в большей степени, чем структура, определяет место человека в постоянно меняющемся мире. Геллнер отмечает, что национализм появился в конце XVIII века вместе с началом формирования национальных государств. В следующей своей книге «Национализм и современность» Э. Геллнер выдвинул тезис: «Национализм порождает нацию, а не наоборот». По мнению Э. Геллнера, национализм есть результат общественных движений. Его сущность составляет связь между культурой и государством. Таким образом, он подчеркивает значение культуры в процессе нациестроительства.
В середине 70-х дискуссии по нациостроительству получили новый поворот. В статье «Нациостроительство или нациоразрушение?» Уолкер Коннор обрушился с атакой на философскую школу Карла Дейтча и его учеников. Так, Коннор отметил, что литература по нациостроительству заполнена социальными расхождениями разного типа — между буржуазией и крестьянами, элитой и массами, но полностью игнорирует культурное разнообразие. Коннор считает, что это- непростительное упущение, несмотря на то, что, согласно его расчетам, только 9% государств в мире могут считаться этнически гомогенными.
Если, согласно Карлу Дейтчу, нациостроительство означает ассимиляцию в большее общество и искоренение этнических особенностей, то Коннор считает, что в мировой истории этот процесс приводил больше к нациоразрушению, нежели к нациостроительству.
Уолкер Коннор в своей работе «Этнонационапизм: в поисках понимания» считал, что настоящая природа нации всегда лежит в чувстве общности происхождения, разделяемое членами нации. «Нация -это предельно расширенная семья» — пишет философ. Однако не всегда бывает реальное единство происхождения нации. В действительности очень часто нация берет начало в различных этнических группах.
Модель Стейна Роккана, описанная им в работе «Измерения государственного образования и нациестроительства», показывает, что нациостроительство состоит из четырех аналитически определенных аспектов. Эти аспекты могут считаться не только аспектами, но и фазами нациестроительства. Первая фаза возникает в результате экономической и культурной унификации на уровне элиты. Вторая привносит более обширные секторы масс в государственную систему через воинскую обязанность, вовлечение в принудительные школы и тому подобное. Масс-медиа создают каналы для прямого контакта между центральными элитами и периферийным населением и генерируют широко распространяемое чувство идентификации с политической системой. На третьей фазе субъектные массы привлекаются для активного участия в формировании территориальных политических систем. На четвертой стадии административный аппарат государства расширяется. Общественные сервисы социального обеспечения установлены, и создана общенациональная политика для уравнения экономических условий. На эти процессы уходят столетия. Так, в Западной Европе первая и вторая стадии начались еще в средние века и продолжались вплоть до Французской революции. Невозможно определить, сколько времени требуется для полного завершения цикла нацио-строительства. Но в идеале, считает Роккан, каждый последовательный этап должен проходить после полного завершения предыдущего.
В 80-е годы были опубликованы наиболее значительные труды о национализме. А именно: книги Дж. Армстронга «Нации до национализма» (1982), Дж. Брейи «Национализм и государство» (1982), Б. Андерсона «Воображаемые сообщества» (1983), Э. Геллнера «Нации и национализм» (1983), Э. Смита «Этнические истоки наций» (1986), Э, Хобсбаум «Нации и национализм после 1780 г.» (1987).
Бенедикт Андерсон выдвинул теорию нации, как о «воображаемом сообществе» людей с единством разделяемых взглядов; «Нация — это не то, что нам даровано в виде социально-обусловленной и исторически обустроенной идеи сообщества. Идеальная концепция нации — это единство разделяемых взглядов среди представителей этой нации, которое можно противопоставить иерархиям различных структур монархий, империй и религий». Он считает, что «нация не должна определяться как «фальшивое сознание», такого рода определения могут подразумевать существование «настоящих коммьюнити», противопоставляемых «искусственным нациям». На самом деле, все коммьюнити, размером большие, чем исконные деревни, в которых каждый знает каждого в лицо, есть воображаемые».
В то же самое время Энтони Смит, Расма Карклинс и другие философы развили идеи Коннора в другом направлении, сильно подчеркивая этнический аспект наций. Соглашаясь с модернистами в том, что «нации», так как их мы знаем, — современный феномен, Э. Смит в работе «Национализм и историки» настаивает на том, что они имеют длинную предысторию, развиваясь из этнической сердцевины. Из конгломерата этнических групп, существовавших в ранние века, некоторые развились в нации, а некоторые нет. Почему некоторые группы оказались более удачливыми, а другие нет? Часто это может быть объяснено как результат исторических случайностей, пересечение подходящих условий. Но это также могло произойти в результате активных усилий определенных националистов, строителей нации.
Э. Смит в отличие от Э. Геллнера и Б. Андерсона не считает, что нации и национализм возникли вследствие развития промышленности и целенаправленной работы СМИ. Он определяет характер связи между этническими образованиями предшествующих эпох и современными нациями, как наличие коллективной исторической и культурной памяти и фольклора. Корни национализма Смит видит в стремлении этнических групп к определению своего места в мире. Мифы, символы и церемонии национализма являются, по его мнению, основой социальных связей и политического действия в современных обществах. Энтони Смит полагает, что национализм есть следствие кризиса формирующегося национального сознания и различных форм власти. Он выделяет три вида национализма
— лингвистический, официальный и гражданско-республиканcкий. Национализм имеет три уровня; 1) состояние общественного сознания;
2) наличие идеологической системы как совокупности политических принципов;
3) наличие социальной и политической практики.
Смит и его соратники в отношении термина «нациостроительство» придерживаются «неоисконного» понимания современных наций, как продуктов веками выстраиваемого этнического материала, с особым подчеркиванием культурного, символического и мифотворческого аспектов нациестроительства.
«Даже для большинства недавно созданных государств этническая однородность и культурное единство являются первостепенным фактором. Даже там, где общества подлинно плюралистические и существует идеологическое обязательство по плюрализму и культурной толерантности, элиты новых государств вынуждены (из-за своих собственных идеалов и логики этнической ситуации) выдумывать новые мифы и символы своих появившихся наций и новой «политической культуры» антиколониальных и пост-колониальных (африканских и азиатских) государств», — настаивает Э. Смит.

Релятивистская теория нации

Различные точки зрения на теорию нации или почти любое исследование ученых по этому вопросу на определенном этапе развития общества справедливо. В этом смысле наиболее корректной является релятивистская теория нации. Эта теория преодолевает крайности объективистской и субъективистской трактовок самого понятия «нация» и рассматривает нации не изолированно друг от друга, а в контексте взаимных отношений и взаимного восприятия. Релятивистская теория наций основана на тезисе о референтной природе каждой из наций. Нации, равно как и их интересы, — не абсолютно заданные величины, «константы», с которыми необходимо считаться. Они сами — меняющиеся общности, которые воспринимают друг друга по-разному в различных социально-политических контекстах. Таким образом, нация — это прежде всего духовное единство людей (национальная культура и язык). Поэтому нецелесообразно, да и невозможно выразить сущность нации, национальные чувства на языке логики, науки, которые выхолащивают смысл самого понятия, выражающий национальную суть. Так писал русский философ Николай Бердяев,
Нациостроительство- закономерная форма развития общества, оно имеет как социальную, так и этническую сторону Всякая попытка свести нацию к этническим факторам, отождествить ее с этносом исключает само содержание национальной жизни. Вообще многочисленные подходы к исследованию происхождения наций и национализма не должны рассматриваться как обязательно альтернативные — каждый из них представляет всего лишь какой-то аспект единого явления.
Национализм, формируя нацию, делает это на основании определенной культуры. В этом отношении, т. е, в контексте культуры, национализм является разнообразным, как разнообразны формирующие его культуры. Если же полагать национализм как идеологию, то он един. Не существует универсальной теории нации и национализма. И как полагает У. Альтерматт в своей книге «Этнонаци-онализм в Европе», дефиниция национализма, вероятно, никогда не будет выработана, хотя он и является реальностью. Постмодернистские теории
Для исследователей национализма самого последнего времени характерно выделение субъективных аспектов национализма. Так, М. Биллинг, Р. Брубекер, С. Кэлбау, Н. Юваль-Дэвис довольно мало внимания уделяют формированию, собственно, социологических моделей исторического развития национализма и значительно больше используют подходы, характерные для критической теории и исследования постмодернизма. Эти авторы меньше стремятся объяснить национализм в терминах силы. Они анализируют националистический дискурс в качестве идеологем или практики. Для этих авторов важно, что национализм является важной частью в современном обществе и может быть объектом исследования. А исторический анализ национализма важен в той степени, в которой он анализируется для структурирования национальной памяти и управления ею. Эндрю Томас и Ральф Февр считают целесообразным для анализа феномена национализма в современном мире использовать оба эти подхода.
К постмодернистским теориям примыкают идеи, высказанные российским исследователем С. Строевым в работе «Теория кризиса; нация и национализм». Так, он пишет, что национализм — это не идеология, не доктрина и не политика. Национализм — это простое «я есть» надличностного национального организма. Простая, не нуждающаяся в доктринальном обосновании констатация собственного бытия и собственной субъектности. Национализм — это именно то коллективное сознание, которое объединяет множество отдельных индивидуумов в единое надиндивидуальное целое. Это очевидное для своего носителя разделение мира на две категории: «мы» и «не мы», «свои» и «чужие», «наша земля» и «чужая земля». Это не означает автоматически враждебного отношения к другим нациям, но, безусловно, выделяет свое из множества чуждого-
Нация, как и всякий организм, рождается, живет и со временем умирает Как и всякий организм, нация взаимодействует с окружающей средой, борется за свое существование и имеет встроенные механизмы защиты, своего рода иммунную систему. Такой иммунной системой, считает С. Строев, служит в том числе т. н. ксенофобия — инстинктивное отторжение чужеродных элементов, будь то чуждые традиции, обычаи, религии, нормы поведения, язык или сами инородцы. То, что космополиты презрительно называют «ксенофобией», — это здоровый и нормальный национальный инстинкт, направленный на выживание этноса как такового. Пока нация жива как организм, жива в ней и ксенофобия: способность отличать свое от чужого и воспроизводить себя из поколения в поколение, не растворяясь в окружающей среде. Поскольку нации выделяются не на основе однотипных формальных признаков, а на основе прежде всего сознания собственного единства, собственной исторической субъектности, то и формальные признаки, по которым определяются границы этого единства, для разных наций различны. Поэтому и национализмы (т.е. национальные самосознания) разных наций принципиально различны и не сводимы к общей схеме. Есть нации, по своей природе ориентированные на устойчивость собственного воспроизводства, для которых первичным признаком национальной идентичности является происхождение. Соответственно и национализм таких наций имеет черты этнического, иногда антропологического характера и зачастую выражается в форме национального сепаратизма и изоляционизма. Есть нации, напротив, несущие в себе универсалистскую идею и склонные к расширению и интеграции других национальных общностей в свой состав. Все это формы национальной идентичности, все это свои самобытные формы национализма, каждая из которых органична для собственной нации. Универсалий здесь быть не может; разных форм национализма существует ровно столько, сколько существует отдельных наций.
С точки зрения задач данного исследования представляет интерес динамика развития теоретических аслектов такого своеобразного явления, как «русский национализм». Краткий обзор идей нациестроительства в России, как бывшей метрополии Казахстана, дает видение исторических параллелей, обусловленных общностью исторических судеб двух стран.
Современный процесс нациестроительства в России может отсчитываться от правления Екатерины II и продолжается до сих пор. Этапными моментами этого процесса является переписывание историком В. Н. Татищевым русских летописей в соответствии с установкой на строительство национального государства, имевшее место в царствование Екатерины II; реализация программы Николая I и графа С. Уварова «Народность — православие — самодержавие», по сути давшей управляемые формы процессу этногенеза русского народа; деятельность мецената и коллекционера произведений изобразительного искусства П. Н. Третьякова по визуальному закреплению в национальном массовом сознании ключевых событий и персонажей русской истории в соответствии сданной программой.
В дальнейшем решение вопросов нациестроительства в России было перенесено в «интеллектуально-административную сферу». Как пишет М. Долбилов в статье «Полонофобия и политика русификации в Северо-Западном крае империи в 1860-е гг.», логика национализма начала овладевать мышлением интеллектуалов, составлявших группу либеральных бюрократов (Н. А. Милютин, Д, А. Милютин, М.Н, Муравьев, Ю. Ф. Самарин, и др.) в конце 1840-х гг. В то время они составляли сплоченную команду в Русском географическом обществе. ‘Особенно это проявилось в этнографической программе РГО, нацеленной на выявление национального измерения имперского строя, обнаружения и демонстрацию самобытной народной основы имперского государства {цит. по Долбилову М. «Полонофобия и политика русификации в Северо-Западном крае империи в 1860-е гг.», стр.133-135).
Прав, вероятно, известный английский экономист и историк Эрик Хобсбаум, который подчеркивал, что нации представляют собой «дуалистический феномен, создаваемый преимущественно сверху, но который невозможно понять без изучения процессов, шедших снизу, т. е. без чаяний, надежд, потребностей, желаний и интересов простонародья, которые не всегда были национальными, но от этого не становились менее националистическими».
Резюмируя вышеизложенное, можно сказать, что процесс нациестроительства формируется усилиями интеллектуального меньшинства, хотя в целом нацелен на большие социальные группы. Целью нациестроительства является интеграция и гармонизация различных социальных, региональных, политических или институционально разделенных слоев населения. Мотивы нациестроительства различны и сформированы историческим и политическим окружением. Успех нациестроительства постоянно зависит от становления самосознания, которое может связывать определенные характеристики ценностей с отдельными национальными группами и описывать его особенность как часть национальной идеологии.

LEAVE A COMMENT

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.