Дознание и его проблемы в уголовном процессе

Home » Рефераты на русском » Дознание и его проблемы в уголовном процессе
Рефераты на русском Комментариев нет

Настоящая глава посвящена некоторым из существующих проблем дознания в уголовном процессе. Одной из существенных особенностей дознания является то, что оно осуществляется не специальным следственным аппаратом, а определенными административными органами, органами государственного управления.
Их компетенция не ограничена пределами своего ведомства; она распространяется на любое ведомство, где осуществляется данный вид деятельности и где указанным административным органам принадлежит право внешнего контроля. Указанные органы потому наделяются функцией дознания, что в процессе осуществления своей управленческой и контрольной деятельности им приходится выявлять преступления, требующие соответствующего реагирования. В отличие от следствия, которое при определенных в УПК условиях производится по любому делу о преступлении, дознание может быть произведено лишь по делам о преступлениях, посягающих на область или сферу управления данного административного органа, что, в свою очередь, свидетельствует об ограниченности компетенции органов дознания и не позволяет рассматривать их как «универсальные» органы расследования. Следует заметить, что аналогичным образом понимались задачи и сущность дознания в дореволюционном уголовном процессе. В УПК вопросам дознания посвящены две главы: глава девятая, включающая перечень органов дознания, их обязанности, формы и характер их реализации, перечень преступлений, по которым дознание проводится в полном объеме, сроки, виды окончания и приостановления дознания (ст.ст. 113—118 УПК), и глава тридцать пятая, регламентирующая досудебную подготовку органом дознания материалов о преступлении по протокольной форме.
В процессуальной литературе проблемы дознания хотя и получили достаточную разработку, тем не менее продолжают обсуждаться. Этих проблем предостаточно, если учесть, что нормы УПК не вносят ясности в сущность дознания в уголовном процессе; не регламентирован статус руководителя органа дознания и дознавателя (лица, производящего дознание); не разграничены полномочия дознавателя и лица, производящего дознание; не урегулированы взаимоотношения между самими органами дознания; не предусмотрен конкретный механизм ввода оперативно-розыскных материалов в уголовный процесс, а также пределы вторжения и право следователя на участие в оперативно-розыскной деятельности органа дознания; вызывает споры существование дознания в полном объеме и, наконец, вправе ли начальник следственного подразделения отменять некоторые незаконные процессуальные решения органа дознания, вынесенные им по делу, по которому обязательно предварительное следствие.
Будучи формой предварительного расследования, дознание выполняет в уголовном процессе функции, которые схожи с функциями следователя, но отличаются своей спецификой. Так, функция расследования и функция профилактики преступлений, реализуемые в ходе расследования органом дознания, дополнительно обеспечиваются выполнением оперативно-розыскных мероприятий как части содержания данных функций. Наличие в деятельности органа дознания указанных процессуальных функций основано на положении уголовного процесса, в соответствии с которым дознание осуществляется по правилам предварительного следствия.
Имеющиеся изъятия, согласно которым потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители по окончании дознания не знакомятся с материалами дела, а лишь извещаются об окончании дознания и направлении дела прокурору, а на лицо, производящее дознание, не распространяв ются правила, изложенные в ч. 2 ст. 121 УПК, не имеющие под собой достаточно веского основания их регламентации, противоречат Конституции РК (ст.ст. 13, 14, 18) и должны, на наш взгляд, быть исключены из уголовного процесса. Не может быть разных правил ведения расследования для дознавателя, дознания, а также следователя. И в ходе дознания, и в ходе предварительного следствия применяются единые правила расследования, решаются единые задачи уголовного судопроизводства, обе формы предварительного расследования могут соприкасаться, особенно когда по делу, по которому обязательно дознание с законченным циклом, по усмотрению суда или прокурора проводится предварительное следствие и при этом без всякого рода изъятий.
До сих пор нет единства мнений по сущности дознания в уголовном процессе. Одни авторы утверждают о сугубо процессуальном характере деятельности дознания, а другие рассматривают его как совокупность уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельности.
Обе позиции, хотя и отличаются, по своему резонны, однако хотелось бы высказать свою точку зрения.
Мы полагаем, что оперативно-розыскная деятельность, особенно в свете нового ее видения в уголовном процессе Казахстана, безусловно, занимает важную часть деятельности органа дознания. Вместе с тем она никак не может быть представлена в качестве параллельной уголовно-процессуальной деятельности. Теперь можно считать, что оперативно-розыскная деятельность — уголовно-процессуальное средство, способствующее наиболее эффективной реализации органом дознания функций расследования и профилактики преступлений. Это видно из следующего.
Во-первых, материалы оперативно-розыскной деятельности отнесены к источникам доказательств по уголовному делу и наравне с другими их видами помогают следователю получать фактические данные, необходимые для установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания по уголовному делу.
Во-вторых, материалы, полученные в процессе оперативно-розыскной деятельности, могут быть также использованы для подготовки и осуществления следственных действий и проведения других оперативно-розыскных мероприятий по предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений в ходе расследования конкретного уголовного дела о преступлении.
В-третьих, результаты оперативно-розыскной деятельности не всегда могут быть введены в уголовный процесс и в таком случае никаких правовых последствий не влекут и не являются основанием для ограничения прав, свобод и законных интересов физических и юридических лиц. Поэтому оперативно-розыскная деятельность, как правило, проявляет себя только в рамках уголовно-процессуальной деятельности в ходе производства по делу о преступлении. А то обстоятельство, что она может начинаться задолго до начала течения уголовно-процессуальной деятельности, — не совсем верное понимание ее назначения в уголовном процессе. Во многих случаях она формирует непосредственное усмотрение следователя, органа дознания как повода к возбуждению уголовного дела и, следовательно, подтверждает тезис о ней как неотъемлемой части процессуальных функций органов, ведущих досудебную подготовку материалов уголовных дел. Подтверждением изложенного может служить история развития дознания, всегда активно применяющего оперативно-розыскные приемы и средства.
Не лишен основания тезис о праве на существование дознания как законченного цикла расследования преступления, так как дознание себя не скомпрометировало, хотя и порождает сомнения ввиду существования органов предварительного следствия. Например, в 1994 — 1995 гг. органам дознания республики возвращено прокурорами на дополнительное расследование намного меньше уголовных дел, хотя в эти же годы дознанием окончена треть всех уголовных дел, находившихся в производстве органов предварительного расследования.
Существование различных форм досудебной подготовки дел о преступлениях, как мы полагаем, необходимо. И в этом есть своя логика. Есть протокольная форма досудебной подготовки материалов (глава 35 УПК), дознание как законченный цикл расследования (глава 9 УПК) и, наконец, предварительное следствие (глава 10 УПК), то есть более ускоренные, сокращенные формы судопроизводства могут при определенных обстоятельствах перерасти в их сложные формы, как предварительное следствие. Нужно ли это или это ответ на то, что уголовный процесс все же дифференцирован. А может быть, есть иные пути создания наиболее благоприятных условий для быстрого выполнения задач уголовного судопроизводства. Эта проблема не нова, она предмет интенсивных научных исследований, интересует практических работников и воспринята законодательством (на примере постоянного расширения перечня преступлений, оформляемых в протокольном порядке и расследуемых в режиме дознания). В этой связи приведем мнение авторов, аргументирующих идеи судебного права, считающих, что по практическим соображениям существование различных форм досудебной подготовки материалов крайне важно в плане защиты авторитета нормы права, обеспечения режима законности, независимо от желания потерпевшего, а иногда даже и вопреки его желанию.
В основе проблемы дифференциации лежит одно очень ясное положение — как можно, не нарушая гарантий соблюдения законности, упростить досудебную подготовку некоторых категорий дел, а также предварительного расследования в целях приближения момента наказания к моменту совершения преступлений. Мотивы известны, суд и только суд разрешает дело по существу, а следовательно, нет смысла в увеличении объема досудебной подготовки материалов органами расследования, т.е. речь идет о совершенствовании уголовно-процессуальной формы судопроизводства, без усложнения действующего его порядка.
В этом плане представляют интерес материалы теоретической дискуссии по проблемам совершенствования уголовного судопроизводства, проведенной редакцией журнала «Социалистическая законность» в 1975 г,
Каковы общие итоги дискуссии?
Тогда прежде всего выявились две полярные точки зрения. Одна, ее выразителем являлся М.С. Строгович, состояла в том, что совершенствование уголовного судопроизводства должно идти в направлении установления единого процессуального порядка по всем уголовным делам, с одновременным расширением и укреплением процессуальных гарантий. Другая позиция была представлена П.Ф. Пашкевичем и сводилась к тому, что действующий порядок судопроизводства следует дифференцировать в зависимости от характера преступления, сложности дела и других признаков, чтобы наряду с общей, развернутой формой уголовного процесса существовала сжатая, упрощенная процессуальная форма для дел простых, ясных, когда факт совершения преступления очевиден. Им же предлагалось упрощение судебного разбирательства в первой и кассационной инстанции за счет устранения гарантий от «поворота к худшему».
На этом фоне большинство участников обсуждения придерживалось более умеренных взглядов. Смысл их высказываний сводился к тому, что дифференциация необходима, но допустима только в стадии предварительного расследования и по делам о явных, очевидных преступлениях, не представляющих большой общественной опасности. Порядок судебного разбирательства, по их мнению, ни при каких обстоятельствах не должен меняться и действовать одинаково для всех дел о преступлениях.
Обращение к материалам дискуссии не случайно, так как в Казахстане в 1996-1997 гг. в практической среде разгорелись споры о необходимости повышения эффективности досудебной подготовки дел о преступлениях. Вопрос, внешне ясный, сразу породил различные варианты его решения и показал их положительные и отрицательные стороны. В этой связи уместно вспомнить приводившиеся в практической среде суждения на этот счет.
Так, из анализа содержания одного из них следовало, что разграничение компетенции органов расследования представлялось путем распространения режима дознания в полном объ-. еме на некоторые преступления, ранее расследовавшиеся в режиме предварительного следствия, т.е. ст. 116 УПК предлагалось дополнить новыми видами преступлений. Одновременно с этим увеличивалось количество преступлений, оформляемых в протокольном режиме за счет ранее расследуемых в рамках предварительного следствия. Вместе с тем протокольная форма судопроизводства допускалась по делам о преступлениях, расследуемых в порядке дознания в полном объеме, с правом задержания подозреваемого в совершении преступления лица, избранием к нему меры пресечения и обязанностью органа дознания, следователя обеспечить его право на защиту в соответствии со ст.ст. 23—26 УПК.
В соответствии с другим предложением часть преступлений, подследственных следователям, передавалась для расследования органам дознания, а протокольная форма судопроизводства распространялась на дела, по которым обязательно предварительное следствие в случае факта очевидности преступления, понятие которого однако не регламентировалось. Несколько дальше продвинулись авторы других предложений. Главная их идея состояла в том, что все органы дознания государства, за некоторыми изъятии, имели право на расследование преступлений из числа ныне подследственных органам гск. Эти изъятия заключались в следующем.
Устанавливался перечень преступлений, по которому при любых обстоятельствах было обязательно предварительное следствие, проводимое органами ГСК РК. Имелись в виду наиболее тяжкие и особо опасные преступления, отличающиеся в плане трудоемкости их расследования.
По всем остальным составам преступлений, по которым также, как правило, предлагалось проводить следствие, в случае очевидности совершения преступления определенным лицом (это понятие давалось) допускалась протокольная форма досудебной подготовки материалов как органами ГСК, так и любым другим органом расследования государства. При этом предусматривалась процедура производства, разрешающая, помимо прочего, задержание, избрание меры пресечения в отношении совершителя преступления. Это производство заканчивалось составлением протокола с приложениями, который с санкции прокурора направлялся в суд, с обязательным поддержанием обвинения прокурором.

LEAVE A COMMENT

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.