Экономическая сущность монополистической власти

Главная » Рефераты на русском » Экономическая сущность монополистической власти

427887Власть является фундаментальной категорией человеческого бытия. Она возникла вместе с возникновением человеческого общества и пронизывает все сферы его жизнедеятельности, а ее значение в общественных науках соотносимо с понятием энергии в физике. В основе понимания власти находятся теологические, религиозно-философские и светские концепции. В рамках философских концепций восприятия человеком окружающей действительности, изначально власть сакральный феномен, ниспосланный неким трансцендентным началом. Поэтому власть воспринималась как данное и подчинение ей является обязательным долгом каждого человека.
В рамках светских концепций, власть рассматривается, как универсальный онтологический феномен, свободный от обязательства чтить и принимать власть как данность. Основой власти здесь рассматривается процесс реализации воли. Воля по А.Шопенгауэру первоначало сущего, а Ф. Ницше рассматривает «волю к власти» как фундаментальную онтологическую перво-реальность, которая является абсолютной и «не может быть ни к чему редуцирована и не из чего не может быть выведена». Власть обусловлена самой природой человека, его неискоренимой тяги к доминированию, подчинению, как окружающего мира, так и себе подобных. Воля к власти, как естественное свойство человека, выражает его агрессивность и стремление к большему и лучшему. Агрессивность — фундаментальный инстинкт человека как биосоциального существа. «Агрессия, отмечает А. Силин, является инстинктом борьбы, направленный против собратьев по виду, существующий как у животных, так и у людей»[2, с.34]. А власть является механизмом ее обуздания и связывания. Стремление к большему и лучшему может быть реализовано человеком через власть: «Вечное и беспрестанное желание все большей и большей власти, желание, прекращающееся лишь со смертью».
В ходе стремления к власти происходит столкновение и конфликт интересов. По Ф.Ницше встречаемое противодействие дисциплинирует и мобилизует волю к власти и ее интенцию на ее экспансию в окружающую ее действительность. Воля защищаться от насилия также есть воля к власти, ибо защита есть противодействие, а последнее содержится и в повиновении, которое нельзя понимать как отказ от собственной власти.
Истоки власти находятся в неосознанной двойственности человека, его потребности в автономии и невозможности жить вне социальной среды. По мнению В.Мшвениерадзе: «Основным способом существования власти представляется ее проявление в различных динамичных формах зависимости, независимости и взаимозависимости между человеком и человеком, личностью и обществом, социальными группами, классами государствами».
Власть является общественным институтом. Власть как общественный институт, зарождается и развивается как инструмент, вносящий осмысленность в жизнедеятельность социально-этической группы, путем формулирования определенных целей и последующей их реализации с помощью организационных и ресурсных возможностей.
Власть в обществе связана со спецификой ее экономической организации. К.Маркс утверждает, что истоки власти заключаются в социально-экономическом неравенстве и расколе общества на враждующие классы, когда возникает необходимость обеспечить управление социальной целостностью в условиях нарастающей социальной дифференциации и борьбы. В рамках общества «комбинированная деятельность, усложнение процессов, зависящих друг от друга, становятся на место независимой деятельности отдельных лиц. Но комбинированная деятельность означает организацию, а возможна ли организация без авторитета?».
Власть реализуется в отношениях между субъектом и объектом. Способность воздействовать на объект, является обязательным элементом власти, одним из ее определяющих свойств. Если субъект не обладает данной способностью, он не обладает властью. «Власть — это способность актора побудить (повлиять на) другого актора выполнить его директивы или другие поддерживаемые им нормы».
Способность субъекта осуществлять власть над объектом ограничивается определенными сферами поведения или сознания объекта, его реакцией. По мнению Р.Тауни: «Власть можно определить как возможность индивида (группы) изменять деятельность других индивидов (или групп) в соответствии с его (ее) желаниями и одновременно не допускать, чтобы его (ее) собственная деятельность подвергалась такому воздействию». Власть реально существует как специфическая деятельность. Принципами ее осуществления выступают:
— всеобщность;
— всепроникаемость;
— способность связывать индивидов и общественные группы;
— способность их противопоставлять.
Власть над чем-то или над кем-то требует множественности. Власти присущ дуализм, порождаемый сочетанием в ее природе «слепой необходимости» и творчества волеизъявления, что ведет к неразрешимому противоречию ее устремлений. Власть хочет оставаться единством, абсолютом, вершиной, сакральной точкой — она в принципе неделима и всепроникающая. Но вместе с тем она неизбежно подвержена дроблению, убыванию, призвана рождать иерархию, перманентно воссоздавать свои субструктуры. Наличие власти порождает неравенство, проявляющееся в том, что один из субъектов при совершении действия может навязывать свою волю другому. Неравенство в отношениях между агентами, совершающими трансакции, порождает власть, где одна сторона выступает в качестве субъекта, а другая — в качестве объекта власти. М.Олсон по этому поводу пишет: «когда один индивид имеет значительно больше власти, чем другой, он мог бы лучше обслуживать свои интересы путем угрозы использования — или неиспользования — силы, чем путем добровольного обмена: он может достигать без издержек того, что в другом случае стило бы дорого». Неравенство может быть:
— естественным, т.е. физиологическим, интеллектуальным;
— социальным — статусным, экономическим. Власть, возникающая на основе естественного неравенства,
носит характер межличностного взаимодействия и всегда персонифицирована. Данной властью обладает конкретный человек, обладающий в данный конкретный момент совокупностью личных качеств, превосходящих качества остальных.
Власть, основанная на социальном неравенстве, лишена персонифицированной формы и носит более определенный и устойчивый характер. Она воспроизводится в обществе независимо от ее конкретных участников, в достаточно устоявшихся местах социального пространства и в постоянных формах. Данная власть инетитуализирована, является социальным институтом, реализуемого в виде социального взаимодействия, суть которого заключается в участии в нем, по крайней мере, двух индивидов, один из которых подчиняется распоряжениям другого. Реализация такого взаимодействия обеспечивается соответствующими нормами и санкциями, закрепляющими и поддерживающими неравное положение индивидов в социуме. Основой устойчивости такого неравенства являются санкции в отношении тех, кто не соблюдает предписанные правила. Однако данные нормы и правила вносят упорядочивающее начало во властные отношения, позволяя ее участникам предвидеть возможные варианты поведения обеих сторон.
Власть пронизывает социальное пространство на всех уровнях и во всех точках и захватывает все без исключения. По представлению М.Фуко власть осуществляется во множестве, в бесконечном числе точек социального пространства. Действие власти как анонимного механизма, считает Фуко, можно исследовать в любом социальном образовании. Поднимаясь вертикально и расширяясь горизонтально, превращаясь в супервласть, власть все равно не меняет своей функции и не может в корне изменить всех своих институтов. Она остается (согласно К.Дейчу) одним из «платежных средств», используемых там, где не срабатывает влияние, привычка или добровольное согласование действий [9, с.86]. Она остается (согласно Н. Луману) монополией всего мирового сообщества [11, 0,37],
Таким образом, с одной стороны, власть монополизирует пространство своего влияния, превращаясь в монополистическую власть. С другой стороны возникновение монополистической власти обусловлено экономическими условиями реализации власти, т.е власти в конкретном рыночном пространстве. «Власть, — пишет Э.Тоффлер, — неизбежная часть процесса производства, и это — истина для всех экономических систем, капиталистических, социалистических и вообще каких бы то ни бы-ло»[12, с.53]. То воздействие, которое власть оказывает на экономическое поведение людей, его содержание и результаты так же являются бесспорным фактом хозяйственной действительности. Роль, значение и функции власти в хозяйственной организации общества неоднозначны. Однако, неизменно одно -«Экономика есть система власти; власти, которая далеко выходит за рамки спроса и предложения на рынке; власти, которая устанавливает правила и законы, управляющей конкретными рынками; власти, которая распространяет свое влияние на выгоды, приобретаемые благодаря рынку, и тяготы возлагаемые рынком», — отмечает В.Даггер[13, с.22]. Иными словами эта власть, монополизирующая пространство своего влияния и навязывающая свои правила.
Следуя логике выбранной темы исследования, автор считает необходимым ограничить круг своего исследования тем аспектом монополистической власти, который обусловлен спецификой ее реализации в системе экономических отношений. Природа монополистической власти как экономического отношения, заключается в том, что «это есть такое взаимодействие между агентами, при котором агент А (субъект власти) принуждает нести издержки в свою пользу агента В (объект власти). Суть принуждения состоит в том, что в случае отказа от подчинения субъект власти создает такую величину потерь или такие издержки для объекта власти, которые невозможно избежать, сократить или компенсировать, действуя альтернативным подчинению образом. Величина и целесообразная форма издержек подчинения, которые готов нести объект власти в пользу ее субъекта, характеризуют меру власти агента А над агентом В»[14,с.216].
В системе экономических отношений монополистическая власть не выступает как самостоятельная форма отношений, а является частью свойством взаимодействий между агентами экономической системы. Она как бы «вплетена» в систему экономических отношений. В этом смысле можно говорить о властном аспекте экономических отношений, который можно определить в отношениях собственности, обмена, найма, управления производством, в агентских отношениях, где присутствует элемент подчинения одного агента другому.
Ф.Перру рассматривает власть как основополагающий принцип хозяйственной жизни. «Экономическая жизнь есть нечто отличное от сети обмена. Она, скорее, представляет собой сеть сил. Экономика направляется не только стремлением к выгоде, но также и стремление к власти»[15, с. 58]. «Экономическая реальность есть сеть, множество явных или скрытых властных отношений, сеть взаимодействий между неравными силами, т.е доминирующими и доминируемыми (подчиненными) партнерами»^, с.ЗО]. Экономику целесообразно рассматривать как систему власти, которая характеризуется определенным ее распределением, иерархией и борьбой за власть: «..Хозяйственная жизнь сплошь пронизана схватками за власть»[ 17, с.25].
Монополистический характер власти придает ее субъект и специфика используемого им арсенала методов воздействия на других агентов в данной системе отношений. «Экономическая сила превращается в монопольную власть фирмы, когда у нее появляется возможность назначения цены, навязывания своих условий контрагентам, возможность подчинения окружающей среды своим интересам» [17, с.27].
Таким образом, по мнению автора, критериями монополистической власти являются:
— отношения господства;
— отношения принуждения;
— отношения влияния; — отношения неравенства.
Исходя из предложенных критериев, категорию «монополистическая власть» можно определить, как экономические отношения одностороннего и необратимого влияния господствующего субъекта рынка на другие экономические субъекты, направленное на принуждение к выполнению выгодного для него рода действий, на основе неравенства экономических условий хозяйствования. Ключевое значение в реализации монополистической власти играет критерий господство, предполагающий обладание существенной экономической силой, подчиняющей своей воле потребителей и конкурентов. Господствующее положение может занимать субъект, не обязательно являющийся абсолютной монополией, а тот, что обладает высокой конкурентоспособностью. «Исключительность положения господствующего субъекта состоит в том, что, сохраняя за собой свободу действия, он принуждает других к ггоиспособлению»[12, с.60].
Монополистическая власть как неравенство в отношениях между агентами экономической системы, выражается в различных формах [15, с.58]:
— неравенство в распределении (степени монополизации) собственности на определенный вид ресурсов;
— неравная эластичность спроса на блага (ресурсы), которыми обладают стороны трансакции;
— неравная значимость для сторон трансакции ресурсов, которыми обладают стороны обмена;
— различная величина издержек для сторон обмена, связанных с «выходом» из отношения с данным агентом и поиска альтернативных источников получения ресурса (блага);
— отсутствие равновесия спроса и предложения на конкурентном рынке;
— ассиметрия в распространении информации между сторонами обмена или отношений «принципал-агент»;
— ассиметричный характер распределения специфических ресурсов;
— ассиметрия покупательной способности экономических агентов;
— неравный доступ к ресурсам принуждения или насилия (государственным или частным).
В условиях неравенства результатом максимизации полезности выступает несовпадение частных и социальных издержек, обуславливающих несовпадение издержек производства блага и издержек его присвоения, что создает условия для усиления монополистической власти.
Монополистическая власть имеет свой субъект — носитель власти, деятельность которого направлена на достижение определенных экономических целей и определяется как монополия. В процессе достижения своих целей субъект монополистической власти взаимодействует с окружающей средой, которая состоит из разнообразных экономических агентов — поставщиков ресурсов, посредников, государственных органов, потребителей.
Специфика таких взаимоотношений субъекта с внешней средой обусловлена тем, что он обладает определенной экономической силой, выраженной в господстве, которая позволяет ему устанавливать контроль над факторами внешней среды в стремлении достичь поставленных целей. Именно эта экономическая сила определяет ту «критическую массу», способствующую превращению обычного экономического агента в субъекта монополистической власти, качественное отличие которого заключается в возможности навязывать собственные условия внешним агентам. Таким образом, монополистическая власть не является прерогативой только крупного хозяйствующего субъекта, а предполагает возможность обладания ею и хозяйствующими субъектами средних и малых размеров, и соответственно появление, так называемых «малых» монополий. Сила монопольных субъектов возрастает пропорционально значимости ее вида деятельности для экономического роста страны, для роста эффективности функционирования всей экономической системы.
Границы монополистической власти зависят от того, насколько ее субъект способен к гибкости и экспансивному воспроизводству. В условиях высокого динамизма экономической среды объективной необходимостью выступает неуклонное прогрессирующее развитие, как фактор сохранения устойчивости лидирующих позиций. Постоянное движение вперед, быстрая реакция на изменение условий функционирования, стабильное финансирование научных исследований, развитие интеллектуального потенциала и эффективное управление — все это факторы, позволяющие субъектам монополистической власти добиться и удержать свои лидирующие позиции в экономике. К этому стремятся все современные монополии, посредством развития различных форм экономической интеграции с финансовыми и инвестиционными структурами, создания мощной научно-исследовательской базы и реализации стратегии создания барьеров входа на рынок. Как было замечено многими исследователями, в среде монопольных субъектов происходит смещение стратегических целей от максимизации текущей прибыли к обеспечению устойчивого роста и долгосрочной жизнеспособности.
Воспроизводство, как закономерность поведения субъекта монополистической власти, определяется расширением сферы ее контроля и служит средством усиления ее власти, посредством экспансии. Экспансия определяется в марксистской теории как постоянное расширение границ своего влияния, как стремление к господству на национальных и международных рынках. Она осуществляется в форме:
— захвата крупными монополистическими объединениями новых сфер производственной деятельности в ходе диверсификации;
— создания разветвленных сбытовых сетей;
— распространения сферы своей деятельности за пределы национальных границ.
Экспансия представляет собой рост абсолютных размеров монопольного субъекта, расширение его границ и как следствие повышение эффективности. По утверждению Е. Иродовой преимущества экспансии прослеживаются на протяжении всего воспроизводственного цикла (производство, НИОКР, финансирование, сбыт) и выражаются в эффекте роста, эффекте структуры, эффекте экономии транзакционных издержек [16, с. 65].
Отношения монополистической власти образуют своеобразное «властное поле», где происходит раздел зон влияния экономических агентов, в зависимости от их позиций и возможности влиять, с помощью применения потенциальной или фактической угрозы санкций за неподчинение. Инструментом влияния в этом властном поле выступают устанавливаемые господствующим субъектом правила (институты).
Установленные правила выражают интересы субъекта монополистической власти и реализуются на основе их властных полномочий, принуждающих к их выполнению. Правила, вводя в отношения между людьми определенные ограничения и санкции, обеспечивающее его выполнение, тем самым ограничивают и регулируют властные отношения, возникающие между ними, определяя права власти и ответственность каждой из сторон. Правила есть фактор, который влияет на распределение власти между сторонами властного отношения, регулируемого данными правилами. Они являются факторами, от которых зависят распределение, иерархия и баланс власти в экономической системе.
Устанавливаемые правила имеют обоюдную полезность для каждой из сторон взаимоотношения. Принуждая к выполнению правил, субъект монополистической власти с одной стороны, принуждает одних агентов к действиям, направленным на максимизацию полезности или выгоды носителей монополистической власти, а с другой — уменьшает неопределенность в отношениях между этими агентами и тем самым сокращает величину транзакционных издержек. В первом случае, власть, обеспечивающая выполнение правил, создает ренту для своего носителя, а во втором — ренту для сторон данного отношения, В первом случае правила создаются для реализации власти и здесь налицо влияние монополистической власти через правила на другого агента. Во втором случае власть создается для выполнения самих правил.
«При формировании институтов (правил) фактор социальной эффективности необязательно и даже не так уж часто играет решающую роль; скорее, институты или, по крайней мере, формальные правила создаются в интересах тех, кто обладает властью, чтобы генерировать полезные для себя новые правила. На экономических рынках условия эффективности если и достигаются, то лишь в исключительных случаях, а политические рынки вообще никогда не бывают эффективными. В теории власти для понимания эффективности институтов ключевыми являются издержки присвоения единицы дохода при альтернативных вариантах экономической деятельности, а тран-закционные издержки есть лишь часть издержек, порождаемых властью. Принуждение рассматривается как первостепенное явление в рамках социального взаимодействия, а правило выступает элементом принуждения, имеет подчиненный характер. Ресурсами монополистической власти выступают:
— сила;
— авторитет.
Обладание силой означает возможность субъекта монополистической власти оказать намеренное физическое и психическое влияние на объекты, ограничивая их потенциальные действия. «Сила… в социологическом смысле означает сокращение числа, ограничение или полное исключение альтернатив, имеющихся у индивида или группы в результате воздействия со стороны других индивидов или групп»[16, с.60]. Применение силы лишает возможности выбора и у объекта не остается альтернативы подчинению.
Ресурсом монополистической власти выступают свойства характеристики субъекта или его статус, которые делают объект обязанным принять команду субъекта независимо от ее содержания, иными словами авторитет. Л.Стейн определяет авторитет как «нетестированное принятие чьего-то решения»[21, с.354]. Подчиняющая сила авторитета заключена не в содержании коммуникации между субъектом и объектом, а в ее источнике, т.е. в самом субъекте. Авторитет реализуется в двух формах как право командовать, и как свойство (принадлежность) закона, статуса, учреждения, положения в обществе. Обладание авторитетом выражается в занятии какой-то позиции, поста в системе общества, предполагающего реализацию определенных функций. «Право выполнения какого-то действия называется авторитетом и иногда полномочием. Поэтому под авторитетом всегда понимается право совершения какого-то действия ».
С другой стороны авторитет как качественный показатель субъекта, проистекает из его знания, умения, которые воспринимаются общностью как истинные, обоснованные, не вызывающие сомнения. В данном случае авторитет реализуется как результат «доверия без дискуссии». О нем писал Ф.Аквинский: «Решающим фактором является то, кому принадлежит распоряжение; в сравнении с этим содержание распоряжения является в некотором смысле второстепенным». Притязания субъекта воспринимаются как само собой разумеющиеся, и подчинение им у объекта не вызывает сомнений.
Специфика процесса обретения монополистической власти обуславливает ее виды и формы. Можно выделить:
— персональную власть;
— традиционную власть;
— легальную власть.
Персональная власть, основана на персональных характеристиках (свойствах) субъекта, оцененных объектом. Она зависит от восприятия и оценки объектом определенных качеств способностей субъекта, веру в то, что субъект обладает превосходством в знаниях, компетентности и экспертизе и лучше понимает, как реализовать цели и интересы объекта. Традиционной является монополистическая власть, которая не зависит от ее качественных характеристик и восприятия их обществом. Она присваивается и передается субъекту монополии по традиции или как выразился М. Вебер, ее «легитимность обусловлена верой в святость власти и древних законов». Легальная власть основана на рациональных суждениях общества о субъекте монополистической власти, на принятии его права командовать. Данный вид монополистической власти представляет собой «властное отношение, в котором субъект обладает признанным правом командовать, а объект — признанной обязанностью повиноваться»[21, с.49] Данная власть формирует устойчивые и надежные формы реализации своего влияния и в меньшей степени требует «постоянной готовности средств принуждения, непосредственного контроля над объектами и регулярного экономического и неэкономического поощрения» [3, с. 17].
Система методов реализации властных отношений определяется формой монополистической власти и имеет характер антагонистического, конфронтационного и паритетного взаимодействия. Антогонистическое выражается в противоположности интересов субъекта и объекта монополистической власти, неприятии власти объектом, в выражении сомнения легитимности притязаний субъекта. Это обуславливает выбор методов воздействия направленных на убеждении к принятию власти.
Конфронтационные методы реализуются в случае противопоставления интересов субъекта и объекта, обуславливающих принятие мер по принуждению принятия власти. Паритетное взаимодействие предполагает достижение компромиссного варианта решения вопроса принятия власти, которое основывается на побуждении, авторитете, мотивации объекта властного воздействия.
Таким образом, власть представляет собой фундаментальную категорию, определяющую экономическую жизнь и политическое и социальное развитие государства. Власть присуща всем сферам жизни человека, она многогранна и многомерна, чем обуславливается множество форм и видов власти. Разновидностью власти является монополистическая власть, реализуемая монопольным субъектом рынка. Монополистическая власть является социально-экономическим явлением, имеет свой объект и субъект, ресурсы и механизм реализации.
Существование монополистической власти обоснованно неравенством в отношениях экономических агентов. Следствием наличия монополистической власти выступает господствующее положение и возможность одностороннего необратимого влияния на других субъектов хозяйственных отношений. Границы монопольной власти зависят от гибкости его субъекта и способности его к экспансии. Ресурсами монополистической власти выступают сила, принуждение, побуждение, убеждение, манипуляция, авторитет. Система методов воздействия и характер самого взаимодействия в пределах властного поля формируется характером самой монополистической власти.

Загрузка...

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.