Формирование Яицкого казачества

Главная » Рефераты на русском » Формирование Яицкого казачества

В научной и учебной литературе позднесредневекового Казахстана очень мало уделяется внимание такому явлению, как яицкое казачество. Вместе с тем, его возникновение и история явились важным и очень интересным составляющим позднесредневековой, новой и новейшей истории Казахстана. Существует несколько версий происхождение самого яицкого казачества и его появления на территории Казахстана, одни более мифичны, другие подкреплены некоторыми фактами, но все же вопрос остается открытым до сегодняшнего дня. В статье мы хотим представить наиболее правдоподобные версии зарождения Яицкого казачества и проследить основные этапы его истории вплоть до XIX в.

Одним из первых по вопросу о происхождении Яицкого казачества писал Карамзин: «По официальной версии, отражающей только один из истоков яицких казаков, в 1585 году последний «великий атаман» Сибири Матвей Мещеряк и атаман Барабоша, поняв, что более на Волге прежней вольной жизни не будет (из-за построенных на Волге [русско- московских] крепостей), решили увести своих казаков на восток. На территории Большой Ногайской Орды, на реке Яик рядом с устьем реки Илек на острове Кош-Яик, около 700 человек в течение лета построили крепость. Ногайский князь Урус осадил крепость, но потерпел поражение. Так образовалось Яицкое казацкое войско. Основными занятиями яицких казаков были рыболовство, добыча соли, охота. Войско управлялось кругом, который собирался в Яицком городке. Правительство привлекало яицких казаков для охраны юго-восточных границ и военной колонизации, разрешая им приём беглых» [1].

Так же на вопрос, откуда произошли яицкие казаки, ответ дал в Москве ст. атаман Федор Рукавишников, который в Военной Коллегии «показал», что первые казаки пришли на Яик с Дона и «инных городов казачьих», а с Крыма и р. Кубани — татары. В 1766 г., через 45 лет, это показание подтвердили депутаты, командированные от Яицкого войска в Петербург, для присутствия при сочинении проекта «Нового уложения по управлению казачьими Войсками» по желанию Императрицы Екатерины II — Василий Тамбовцев, Иван Акундинов, Яков Колпаков и Иван Анутин [2]. Это легло в основу утвердившегося мнения, что яицкие казаки происходят от донских. Подтверждение же этой версии депутатами в Петербурге в 1766 г. было вызвано необходимостью для яицких казаков доказать свое легальное казачье происхождение, ибо в 1718 г. была произведена первая перепись на Яике, и только 3950 человек были признаны «Горынычами» (так себя называли яицкие казаки), а 770 человек, прибывших на Яик после 1690 г., были исключены из списков Войска и отданы в распоряжение Астраханского губернатора, якобы, как беглые крепостные помещиков этой губернии. Принимая во внимание общепринятые этапы образования казачьих общин-Войск путем сколачивания, соединения малых групп в более значительные и, в конечном итоге, — в организации большой численности, численности такой, что находили возможным объявить себя Войском в понятии государственной организации, то все это требовало, безусловно, довольно большой и неподдающийся учету отрезок времени. И для того, чтобы в 1551 г. выслать под Казань 500 человек, взять и разгромить Сарайчик в 1557 г., разгромить Хозячен-Улус в 1586 г., и в эти годы иметь на Яике «три городки, суды и животину», то можно допустить, что казаки на Яике впервые появились много раньше. На это указывает легенда записанная П. И. Рычковым: «в те поры, когда Тимур-Аксак (он же Тамерлан) разные области разорял». Тамерлан царствовал с 1336 по 1405 год. П. И. Рычков, после вторичного посещения Яика, выводит заключение, что казаки на Яике впер- вые появились с начала 14-го века [3]. Первым укрепленным пунктом на Яике было «Голубое Городище» или «Синьгород». Перемещение «столиц» показывает направление движения. До настоящего положения города Уральска установлено, что Яицкий городок был на месте ст. Кирсановской, на 65- 70 верст севернее. Возможно, что были и другие временные стоянки казачьих групп, но только Яицкий городок никогда не был на устье р. Яика, как сообщает о том А. Ленивов. Даже около 1748 г. земли на юг от Яицкого городка пустовали. Нет сомнения, что до 1718 г., года 1-ой переписи на Яике, казаки с Дона на Яик приходили, но они не были в таком количестве, чтоб могли бы повлиять на обычаи, говор, в которых, как и было, осталось все северное [4].

.

Московское правительство охотно опиралось на помощь вольного казачества в реализации своих внешнеполитических задач, в том числе на юго-восточном направлении. Однако иногда казачья инициатива, по мнению Москвы, оказывалась чрезмерной, путала карты царской дипломатии. В 1578 г. несколько отрядов казаков, объединив свои силы, напали на Сарайчик и, овладев городом, сожгли его. Вслед за тем они нанесли еще несколько чувствительных ударов ногайскому князю Урусу. Реакция Москвы на эти действия оказалась негативной. Часть казаков, в них участвовавших, предпочла остаться на Яике, а против тех, кто вернулся на Волгу, из Казани были двинуты регулярные войска. По всему было видно, что русское правительство собирается навести порядок на Волге, покончив с анархизмом и «воровством» местного казачества. В это время многие казаки решили покинуть ставшие негостеприимными волжские берега: часть с Ермаком Тимофеевичем уходит на Каму, к Строгановым, другая — на Яик и Эмбу. Здесь появляется целый ряд временных казачьих поселений и несколько постоянных городков, в том числе один довольно крупный (600-700 чел. населения) в устье Яика. Где-то на рубеже XVI-XVII вв. возникает городок на р. Чаган, за которым закрепляется название «Яицкий» (будущий Уральск).

Во второй четверти XVIII в. Россия активно расширяла на юго-востоке свои границы, распространяя свое влияние на территории, соседствующие с кочевьями казахов. Период 30-х-40-х гг. этого столетия отмечен бурным крепостным строительством, появлением новых оборонительных линий в Зауралье и на юге Сибири, которые создавались в период деятельности Оренбургской экспедиции (комиссии). Свой вклад в дело заселения и укрепления края, вошедшего впоследствии в состав Оренбургской губернии, внесли И.К. Кирилов, В.Н. Татищев, В.А. Урусов, И.И. Неплюев и другие. В историографии проанализирован вклад каждого из руководителей Оренбургской экспедиции (комиссии) в освоении края [5]. Характеризуя политику правительства, исследователи обращали внимание на то большое значение, которое придавалось созданию опорных пунктов на юго-востоке России. При этом указывалось на трудности, связанные с мобилизацией средств и людских резервов для колонизации новой территории страны [6, С. 105]. В этих условиях правительство сознательно шло на то, чтобы переводить на новые рубежи с последующим поселением регулярные и ландмилицейские воинские формирования, направляло сюда отставных солдат. Однако их численность была не велика. Объяснение этому достаточно простое: содержались полки за счет казны, а у отставников было мало сил и желания обустраиваться на новых землях.

.
.

Другим источников, откуда черпались резервы для заселения новых крепостей на юго-востоке России, было казачество. Наиболее боеспособным на юго-востоке России являлось Яицкое казачье войско, но в крепостях по рекам Самаре и Яику были размещены и служилые казаки, набранные из других мест. Пользуясь теми же привилегиями, что и донское казачество, Яицкое войско пополнялось за счет пришлого люда, благодаря чему его численность возрастала не только за счет естественного прироста войскового населения. М.К. Любавский отмечает, что в конце 30-х–начале 40-х гг. XVIII в. приток новых людей в Яицкое войско значительно усилился, объясняя это тем, что яицкие казаки стали охотнее принимать пришлых в виду того, что на их плечи легла новая и тяжелая повинность – сторожить все нижнее течение Яика [7, С. 328]. Яицкие казаки приняли активное участие в Крестьянской войне 1773-1775 годов, что было связано с ущемлением правительством традиционной системы самоуправления казачьего войска. После завершения войны Яицкое войско было официально переименовано в Уральское казачье войско.

Немаловажная деталь, на которую обратил внимание Ю.Н. Смирнов, состояла также в том, что основная масса казаков в этих крепостях не находилась на казенном содержании, а обеспечивала себя и свои семьи собственным трудом. Впоследствии в состав уже Уральского казачества вошли илецкие казаки. Во второй половине ХIХ в. Уральское войско делилось на три отдела — Уральский (центр — г. Уральск), Лбищенский (г. Лбищенск) и Гурьевский (г. Гурьев). Таков вкратце процесс формирования и основные вехи истории Уральского казачества. Мы далеки от мысли идти в вопросе о происхождении Яицких казаков вслед за версией П.И. Рычкова о золотоордынском периоде их сложения. Более соответствует историческим реалиям версия о первом закреплении казачьих ватаг на Яике в последней трети XVI в. она находит подтверждение в русско-ногайской переписке того времени. Подводя итог нужно отметить, что яицкое казачество сыграла важную роль, как в освоении земель вдоль Урала, в политической жизни Ногайской Орды, в политической жизни Царской Росии, так как были ее главной военной опорой на данной территории. Историческая роль Яицкого казачества была двоякой. С одной стороны, до XIX в., оно стояло на пограничной заставе, обеспечивая безопасность России с юго-востока. С другой – оно было непременным участником и орудием процесса колонизации земель казахского Младшего Жуза Российской империей. В любом случае, без изучения истории Яицкого казачества невозможно иметь адекватное представление о позднесредневековой истории западного региона Казахстана.

Литература: 1. Карамзин Н.М. История государства Российского. Том 10. 2. Коновалов Е. Д. Яицкие казаки в 16-ом столетии: матерьялы по истории Уральского каз. Войска 1620-1815 гг. // Россия, 1931, № 10. 3. Фадеев П.А. О происхождении Яицких казаков // Родимый край. — Париж, 1973, № 104. 4. Ленивов А. Яицкие казаки // Вольное казачество, 1936, №№ 113, 114; Чужинец (проф. С. Г. Сватиков) Борьба яицкого казачества за автономию в 18 веке // Вольное казачество, № 190. 5. Аполлова Н.Г. Экономические и политические связи Казахстана с Россией в XVIII–начале XIX в. – М., 1960.; Она же. Особенности возникновения и развития городов Оренбургского края в XVIII в. // Города феодальной России. – М., 1966. 6. Аполлова Н.Г. Экономические и политические связи Казахстана с Россией в XVIII–начале XIX в. – М., 1960. – С. 105. 7. Любавский М.К. Обзор истории русской колонизации с древнейших времен и до ХХ века / Отв. ред. А.Я. Дегтярев. Вст. статья А.Я. Дегтярева, Ю.Ф. Иванова, Д.В. Карева. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 1996. – С. 328.

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.