Художественный мир Фаризы Онгарсыновой

Home » Рефераты на русском » Художественный мир Фаризы Онгарсыновой
Рефераты на русском Комментариев нет

История казахской литературы ХХ века необычайно богата поэтическими талантами.  Специфику поэтического слова в его отношении к действительности довольно точно определила Л.Гинзбург: «Лирическая поэзия далеко не всегда прямой разговор поэта о себе и своих чувствах, но это раскрытая точка зрения, отношение лирического субъекта к вещам, оценка. Поэтическое слово непрерывно оценивает всё, к чему прикасается, — это слово с проявленной ценностью».

Глубиной проникновения в духовный мир современника измеряется казахстанская поэзия второй половины ХХ века.  Многими именами звучит поэтическая волна: Сырбай Мауленов, Мукагали Макатаев, Жуматай Жакипбаев, Олжас Сулейменов, Ардак Еженова, Бахыт Каирбеков, Мухтар Шаханов, Бахытжан Канапьянов, Орынбай Жанайдаров и другие. У каждого поэта свой  оригинальный стиль, эстетическая система, набор актуальных тем, собственное видение современности. Но некие универсальные черты объединяют казахстанскую поэзию указанного периода, придают ей узнаваемый, близкий облик. Это следование традициям гражданской поэзии, тончайшее языковое чутьё, яростный максимализм чувств, сочетание высокого пафоса с интимнейшей лирикой, иронией и философичностью. Смелый эксперимент на уровне поэтической речи и жанра, острое чувство современности, поиск духовной самоидентификации, связь с национальной культурной традицией и переосмысление её. Всеми перечисленными признаками наделена в избытке поэзия Фаризы Онгарсыновой – старшей современницы поколения 70-80х гг.

Муза Фаризы Онгарсыновой многолика. Это юная красавица, девушка по соседству:

Её лицо поставь заре в пример –

не ошибёшься!

Чуточку курноса,

Легка, что облачко, черноволоса,

в ней целомудренная вылилась природа,

джигиты ходят рядом, как во сне.

Вся – посвященье счастью и весне,

Чиста и весела, как луч восхода.

(«Её лицо поставь заре в пример…»)

 

Это воинственная всадница, гостья из прошлого, наследница Махамбета:

Тихий смирный конь не для меня.

Только пыль копыт глотаешь вволю –

я сыта по горло пешей долей –

необузданного дай коня!

Пусть за мной погони задохнутся,

как хочу я от тоски очнуться,

отыскать иной свободный путь,

на мгновенье молнией блеснуть.

(«Разговор с историей»)

Лирическая героиня – альтер-эго Онгарсыновой  — по-женски уязвима и сильна, как подлинный поэт. Поиск духовной самоидентификации, социально-психологическая коллизия душевной раздвоенности, так или иначе представлена в творчестве каждого современного  казахстанского поэта. Героиня Онгарсыновой навещает родных в ауле, и с оттенком юмора поэтесса моделирует вполне реальную ситуацию:

«Мальчик в юбке к нам идет с непокрытой головою!» –
обо мне судачат двое, где дороги поворот.
«Ногти крашены! А обувь? Точно гири на ногах,
да еще на каблуках, – осудив, хохочут обе:
— Вот так птица залетела!»

(«На джайляу»)

В ХХ веке городская и аульная культуры неизбежно оказались разделены. Острие прогресса прошло по самым душам поэтов и писателей Казахстана. Воспоминания об ауле — малой родине и счастливом детстве наполнены сожалением о том, что городской уклад вынуждает жить иначе, чем подсказывает память крови:

Умчимся через плешь солончака
от скуки прозябанья – не догонит!
Свой хлеб разделим с чайками. Рука
твоя в моей, и добры наши кони,
и приотстал знакомый свист погони.
Летим! И перед жизнью прежний страх
рассеется, ведь ветер с нами дружен.
Но ветер обессилел в городах –
ему, как нам, простор для жизни нужен.

(«Пускай рассвет застанет нас в пути…»)

Для сравнения: поэтесса Ардак Еженова обращается в стихах к своей бабушке: «Не в тебя пошла, не была в степи жёлтым полднем» (В.В.Бадиков). Героине Ф.Онгарсыновой тесно в городе, рамки быта для неё слишком малы, как прокрустово ложе.

И всё же, тема раздвоенности звучит не так остро в лирике Ф.Онгарсыновой, как в творчестве Б.Каирбекова, Б.Канапьянова, Д.Накипова. Внутренний конфликт героини  преодолим через сознательный контакт со своими корнями:

Мне черты лица степные

в каждом зеркале напомнят,

что рожденьем я отсюда,

здесь мне дел невпроворот.

(«Ода Отчизне»)

Гордо героиня сравнивает себя не с восточной благоухающей розой, не с библейской лилией долин, а с верблюжьей колючкой:

В пустыне обещана встреча с верблюжьей колючкой.

Пока в разысканьи судьбы мы по небу витали,

её красотой любовались, как долею лучшей,

поэт и философ, чабан и паломник-скиталец.

Фариза Онгарсынова упрямо отказывается апеллировать к возможной экзотике казахских степей ради приукрашивания полынной, «колючей» правды: «Не то, что три пальмы, одной не найдёшь днём с огнём», — иронично замечает героиня, намекая на стихотворение классика русской поэзии М.Ю.Лермонтова. Нет, это не «аравийские земли», эта степь сурова:

..лишь немилосердные стебли верблюжьего корма,

Наколемся взглядом на них и опять оживём,

припомнив их бледные многометровые корни.

И праздно, и звёздно раскинувшись над головой,

пустынное небо песок равнодушьем оспорит.

Душа вдруг взъерошится, цепляясь за стебель живой,

Который от жажды цветенья такыры пропорет.

Умение выживать в трудных условиях, внутренняя сила – свойства общие для колючки и героини Онгарсыновой. Её не существование, а бытие – доказательство ценности Жизни вообще:

Цветущей колючкой торчу у ветров на пути,

как стебель шершавый, цепляюсь корнями за землю.

Мне хочется тоже из недр многожильной расти,

в песках горемычных и вечных бессмертие – зелень.

(«Верблюжья колючка»)

Бессмертие души, и тем более, бессмертие таланта Ф.Онгарсынова отстаивает каждой строкой.

Моя победа в том, что песни людям

приносят радость. Так ли мне легко?

Я переменчива, как время, путь мой труден,

и цель движенья слишком далеко.

А до поры какого только яда

из полной чаши жизни не хлебну?

Но и такому счастью буду рада –

мне чашу жизни поднесли одну.

(«Друзьям»)

Поэт в стихах Ф.Онгарсыновой – «вечный юнец во владении стужи — / снега на висках, а горячие души». Душа поэта – «жар-птица бессмертной любви в клетке морщин». Люди стареют, но:

…смерти подкоп обрывом всех лет

был песнями взорван – стал вечен поэт.

(«Стихи не стареют…»)

М.Жумабаев, чьё творчество с поэзией Ф.Онгарсыновой роднят  мотив огня и пронзительная искренность стихов, в поэме «Коркут» говорит:

Одного лишь хочу я, как славный Коркут,

Свои песни найти через каторжный труд

И, отдав все Мечте, что и можно отдать,

С другом, верным кобызом, закончить свой путь.

(«Коркут»)

Подобно герою М.Жумабаева, Ф.Онгарсынова славит жизнь и приемлет её во всей полноте. Яркий талант казахстанской поэтессы питают традиции национальной культуры, лирика Онгарсыновой созвучна современности, отражая духовные искания  нашей эпохи.

Литература:

  1. Унгарсынова Ф. Гончая птица: стихотворения и поэма. Алма-Ата: изд. Жалын, 1988.
  2. Бадиков В.В.Линия судьбы. Алматы: изд. «Жибек жолы», 2002.
  3. Жумабаев Магжан. Пророк. Стихи, поэмы, рассказ. Астана: изд. Аударма, 2010.

LEAVE A COMMENT

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.