Историческая судьба народа «Алаш»

Главная » Рефераты на русском » Историческая судьба народа «Алаш»

Джучи завещал народу «Алаш» создать прочное единство и как зеницу ока беречь ту территорию, границы которой он при жизни четко обозначил высокими насыпными курганами. Этой территории вполне достаточно для того, чтобы его народ мог защитить ее и достичь процветания в мирных условиях жизни, неизменно воплощая в жизнь учения «Төрелік», «Билік» и «Жасақ». Но вместе с тем Джучи опасался того, что рассеяние значительной части народа «Алаш» в среде городского населения приведет к тому, что со временем города будут навязывать свою волю кочевникам. Это, впрочем, мало кем из биев ставилось под сомнение, особенно после завоевательных походов Тамерлана. Бии все чаще вспоминали слова Алаш-хана Джучи: «Қан таратып, әлсізденеміз» — «Наши гены рассеются, и мы ослабеем». Эти слова Джучи произнес за 4 года до своей смерти в последнем разговоре с отцом, возражая против его планов завоевания всего известного им мира.

Жазы-бий подчеркивал, что исторические события оправдали как оптимистические надежды Чингисхана, так и худшие опасения Джучи. С одной стороны, сыновья, внуки и правнуки Чингисхана завоевали пять шестых известной ему ойкумены. С другой стороны, по прошествии всего 34 лет после его смерти потомки кагана начали братоубийственную войну. В 1261 году в боях за столицу каганта Каракорум столкнулись внук Чингисхана «Арық-бұқа» и правнук «Құбылай». В 1262 году воевали друг с другом внуки Чингисхана «Алғыр» (Алгуй) и «Арық-буқа». Примерно в то же время произошло крупное сражение между армиями внука Чингисхана «Береке» и правнука «Құлағы». С годами такие столкновения учащались, и, спустя сто лет после смерти Чингисхана, его держава раскололась.

Что касается судьбы народа «Алаш», то она оказалась не столь трагичной, как предсказывал Джучи. Да, от эля Алаш-хана откололись татары, которые в Крыму смешались с местным населением и создали Крымское ханство. В Приволжье татары, смешавшись с булгарами и местными русскими, создали Казанское ханство. Те кереиты, меркиты, найманы и кипчаки, которые исповедовали христианство несторианского толка, стали запорожскими, донскими, кубанскими и яицкими казаками. Они в течение длительного времени входили в состав Ногайской орды вместе с мангытами и киятами (племя «Жетіру») племенного союза «Қырғыс-қассақ». Да, часть народа Джучи распалась, став русскими, украинцами, иранцами, армянами, аланами, черкесами, литовцами. Да, ряд его потомков стал элитой московского, казанского, узбекского и других государств. Но в то же самое время, благодаря мудрости таких биев, как «Майқы», «Құнан» и «Алшын», а также таких ханов, как «Орда-Ержан» и «Сибан» (Шейбан), костяк народа Алаш сохранился. Сохранилось и название «Ақ-орда», присвоенное Джучи союзу племен «Үйсін». Название «Болат-орда», присвоенное этому союзу племен, так и не привилось к нему (96).

.

Какие политические страсти ни бушевали бы вокруг, но Белая орда и Синяя орда неизменно сохраняли язык «Майқы би», суд биев, учения «Төрелік», «Билік», «Жасақ» и «Жасау-ізі». Не случайно территория, на которой были созданы эти две орды, получила название «Сары-Арқа» («Золотой спинной хребет»). На этой территории были сохранены те духовные ценности евразийских кочевников, которые возродили Чингисхан и Майкы-бий. Когда в устных народных преданиях тюрко-монгольских народов говорится о том, что Чингисхан оставил после себя несметные сокровища, то имеются в виду философские учения Чингисхана и Майкы-бия, духовное наследие чингизизма. Следует отметить, что суд биев сохранился не только в Белой и Синей ордах, но также и в Ногайской орде, в которой учение «Билік» бережно хранило племя «Қырғыс-қассақ».

В 1256—1267 годах ханом Золотой орды был Береке (Берке в русских летописях), младший брат Батыя. Он и султан Египта Бейбарс стали анттасами (клятвенными побратимами), после чего Береке принял ислам. Став мусульманином, Береке стал насаждать ислам в своей орде, но делал он это при помощи миссионеров, которых прислал Бейбарс. Эти миссионеры утверждали, что поклонение аруахам противоречит исламу и что суд биев необходимо заменить на шариатский суд. С этим никак не были согласны предки современных казахов и российских казаков. И те и другие, кстати говоря, прекрасно владели языком «Майқы би». Они провозгласили древний лозунг «қаз-ақ» («гуси праведные»), который подразумевал два принципа: «вольному воля» и «право на уход». Воспользовавшись этими правами, тенгрианцы, называвшие себя «алаш», откочевали на территорию современного Казахстана, а алашевцы-несторианцы откочевали на север современной России.

После смерти хана Береке в 1267 году Золотую орду возглавил его племянник, внук Батыя, «Мәңгі-Темір», который правил ордой до 1280 года. В соответствии с учением «Төрелік» он провозгласил, что принятие той или иной веры является делом сугубо добровольным. При этом смена религии должна производиться официально. Все, кто решил сменить веру, должны оплатить казне налог. Но они имеют право не рассказывать о причинах смены религии. После такого «жарлықа» (указа) «Мәңгі-Теміра» многие казаки-несторианцы вернулись на Дон, Кубань и Яик, официально сменив несторианство на православие.

Что же касается предков современных казахов, то большинство из них не пожелало возвращаться, считая, что в Золотой орде после хана Береке суд биев невозможно возродить. «Мәңгі-Темір» был удовлетворен этим отказом, поскольку опасался, что возвращенцы примкнут к Ногайской орде, которая полностью вышла из повиновения Золотой орде. Не случайно «Мәңгі-Темір» посоветовал хану Белой орды Батыру, сыну Сибана, всячески укреплять суд биев в своей орде и перекочевать из Прииртышья к берегам Сыр-Дарьи, когда в Сары-Арке случился джут.

В период с 1267-го по 1312 год ханы Золотой орды не претендовали на сеньоральное старшинство над ханами Синей и Белой орд. И «Ақ-орда», и «Көк-орда» населением привычно назывались «Алаш», как в благословенные времена Джучи.

В 1312 году ханом Золотой орды стал Узбек. Он правил ордой почти 30 лет. При нем Золотая орда достигла наивысшего пика процветания. Именно про период его правления казахи говорят: «Өзбек хан, жарқыраған Алтын орда, кең байлық, сән салтанат — бәрі сонда». В переводе это звучит так: «Узбек-хан и лучезарная Золотая орда обладают несметными богатствами, поражают красотой и великолепием».

.

Хан Узбек принял ислам и потратил львиную часть своего богатства для распространения мусульманской религии не только в Золотой орде, но и в Белой и в Синей ордах. При этом он действовал чрезвычайно умно. В качестве миссионеров он использовал суфийских философов классической школы Ходжи-Ахмеда Яссауи. Этих распространителей суфизма называли «ходжа» (на казахском языке звучит как «қожа»). Они разъяснили кочевникам-тенгрианцам, что суд биев — такой же справедливый суд, как шариатский суд. Кочевникам вовсе не нужно отказываться от учения «Билік». Что касается поклонения аруахам, то это никак не противоречит исламу — нужно только лишь принять пророка Мухаммеда главным аруахом. Не обязательно всем кочевникам блюсти те ритуалы, которые соблюдают арабы. Не могут кочевники, которые почти все поголовно являются воинами, охотниками и пастухами, ежедневно совершать намаз по 5 раз и обряд омовения при тридцатиградусном морозе в снежной степи. Но тенгрианцы должны признать, что «Тәңір» — это Аллах, и что к Аллаху не подобает обращаться с мольбами о помощи, а следует обращаться с прославляющей молитвой. Есть краткие формы молитвы на арабском языке. Их легко может выучить любой ребенок. На поминальных тризнах в память об усопших необходимо обязательно читать молитву из Корана. Не обязательно, чтобы эту молитву знал наизусть каждый, но в каждом кочевье должен быть сородич, который познает Коран. Для этого каждое племя должно пригласить ходжей, которые подготовят муллу для всех родовых общин, из которых состоит племя (97).

Хан Узбек выделил средства на то, чтобы в каждом кочевье, где появлялись его миссионеры, в течение десяти дней проводились тои (пиршества), на которых «кумыс должен литься рекой, а мясо — дымиться на сотнях блюд». На этих тоях кочевники с удовольствием слушали ходжей. В конце тоев каждый присутствовавший получал по ценному подарку от имени самого хана Узбека. После этого каждый давал клятву на Коране, что он принимает ислам и отныне будет называть себя узбеком. Таким вот образом те, кто называл себя «Алаш», стали называться «Узбек». Но второе название не отменяло первого. Оба имели одинаковое употребление в зависимости от способа общения — официального или неофициального.

В 1342 году умер хан Узбек. За время его правления вся правящая элита Золотой орды настолько привыкла к роскоши, что в орде расцвела коррупция. В результате, как того очень опасался в свое время Джучи, элита распалась на кланы, готовые воевать друг с другом не на жизнь, а на смерть.

После смерти Узбека на троне Золотой орды воцарился его старший сын Тыныбек. Но он ханствовал всего несколько недель и был убит своим младшим братом Жаныбеком. Этому хану удалось удержаться на троне 13 лет, но затем он был убит своим сыном Бердибеком. Бердибек убил также дюжину других своих близких родственников — потенциальных претендентов на ханский престол. Всего за 20 лет после смерти Узбека в Золотой орде погубили друг друга 20 прямых потомков Джучи.

В период с 1341-го по 1375 год усиливается Синяя орда, и по вердикту биев Белой орды эти два ханства объединяются с самоназванием «Алаш-Узбек». Но соседние ханства по привычке называли объединенную орду Синей ордой. В этой орде значение суда биев возросло при хане «Өріс» («Восхождение») (98), шестом потомке Джучи по линии его старшего сына Орда-Ержана. «Өріс-хан» пытался подчинить себе Золотую орду и, объединив три орды, воссоздать «Алаш орду», но, встретив ожесточенное сопротивление со стороны темника Мамая, вернулся назад в Синюю орду. В 1377 году «Өріс-хан» умер. Его сыновьям не суждено было управлять Сине-белой ордой. Всего восемь месяцев спустя после смерти «Өріс-хана» власть в его орде захватил ставленник великого завоевателя «Әмір-Теміра» (эмира Тамерлана) хан «Тоқтамыс» (Тохтамыш), который был потомком Джучи в восьмом колене по линии Орда-Ержана.

Тохтамыш был выдающимся полководцем, но слабым государственным деятелем. Первая его ошибка состояла в том, что он принизил значение суда биев настолько, что от него откочевали верховный бий Белой орды «Бәйдібек» и верховный бий Синей орды «Қарақожа». Их приветливо принял Тамерлан и выделил лучшие пастбищные земли в своем эмирате. Тамерлан назначил их своими «датқа» — этим словом Тамерлан называл своих ноянов-полководцев. В современном русском языке звание «датқа» соответствует званию генерал. Тохтамыш целиком опирался на мнение военачальников, полностью игнорируя мнение биев. В отличие от него, Тамерлан с детства привык уважать вердикты биев. Его отец Тарагай был признанным бием смешанного кипчак-конратовского племени с самоназванием «Баурлас» («Объединенные братством»). Правда, Тамерлан не знал сути учений «Төрелік» и «Билік», но хорошо усвоил учение Джагатая «Әмірлік» («Эмирский суд»). Но уже одна его убежденность в том, что не следует игнорировать мнение биев, сама по себе выгодно отличала его от Тохтамыша и увеличивала число его сторонников в Степи.

Тохтамыш умудрился также восстановить против себя бия воинственного племени «Маңғыт» по имени «Едіге», который после этого стал союзником Тамерлана. Будучи отчаянно храбрым полководцем, Тохтамыш не знал покоя, если не затевал какого-нибудь похода. Он задумал захватить золотоордынский престол, и Тамерлану пришлось помочь ему добиться этой цели. После этого Тохтамыш воевал с русскими князьями. В частности, в 1382 году он захватил Москву, разорил город и вернулся в Сарай — столицу Золотой орды, прихватив весь золотой запас Московского княжества. Затем затеял войну с Тамерланом за подчинение Ирана и Азербайджана. В нескольких сражениях потерпел поражение от эмира, но не успокаивался до тех пор, пока его войско не было сокрушено Тамерланом в 1395 году.

Через год Тамерлан практически полностью опустошил Золотую орду. Тохтамыш бежал в начале в Москву и оставил там своих сыновей, доверив их будущее Великому князю московскому Василию Первому. После этого он оказался с небольшим отрядом в Причерноморских степях, а затем в Киеве. Позже, собрав трехтысячную рать, Тохтамыш присоединился к войску Великого князя литовского Витовта. В 1399 году эти объединенные рати Витовта и Тохтамыша потерпели поражение от мангытского полководца «Едіге». После этого «Тоқтамыс» оказался в Западной Сибири, где в 1406 году погиб в сражении с ханом Синей орды Шадибеком. За период войны Тохтамыша с Тамерланом в Синей орде, подобно тому, как это случилось раньше в Белой орде, существенно возросла роль суда биев. В результате обе орды объединились, как это уже случалось ранее при хане Узбеке, в федерацию — улус с самоназванием «Өзбек ұлысы» (Узбекский улус). Это самоназвание подчеркивало, что объединение происходит на основе единой веры.

.

Тамерлан при жизни очень много сделал для распространения в Узбекском улусе ислама, прекрасно осознавая при этом, что для кочевников приемлемым является только лишь суфизм Ходжи-Ахмеда Яссауи. Не случайно по его велению в Туркестане была отреставрирована гробница Ходжи-Ахмеда Яссауи, построены величественный мавзолей, большая мечеть и медресе. Тамерлан лично уговаривал биев и родо-племенных старшин обучать в медресе своих детей. В частности, медресе окончили сыновья и внуки таких великих биев, как Байдибек и Каракожа.

После смерти Тамерлана значение религиозного фактора еще более возросло в связи с тем, что в соседней Джунгарии произошло объединение племен на основе буддийской религии. Сплоченные джунгары представляли грозную опасность для Узбекского улуса. Об этой опасности, исходившей с востока, и опасности наступления городов с юга и с запада предупреждал великий мыслитель «Асан-Қайғы» («Асан-печаль»), современник Тамерлана. Он резко критиковал Тамерлана за то, что тот являлся поклонником городской цивилизации, а кочевников рассматривал только лишь как поставщиков воинов и коней для его армии. «Асан-Қайғы» призывал возродить учения Чингисхана и Майкы-бия, прежде всего «Билік» и «Төрелік». Он был воспитателем и учителем одного из создателей казахской государственности хана «Аз-Жаныбека» («Воистину мудрого Жаныбека»). Именно «Асан-қайғы» убедил биев в том, что вместе с укреплением суда биев необходимо укреплять и ханскую власть, которая резко ослабла после смерти «Өріс-хана».

Хан «Барақ», детей которого воспитывал «Асан-қайғы», сумел на некоторое время укрепить государственную власть в Узбекском улусе. Но он оказался неудачливым ханом в том отношении, что в пятилетний период его правления случилось несколько джутов, сопровождавшихся крупным падежом скота и голодом. Как говорится, «барлық татуластырады, жоқтық таластырады» («достаток объединяет, бедность разъединяет»), и, в точном соответствии с этой поговоркой, в Узбекском улусе начались бунты и междоусобицы. В одном из сражений с бунтарями хан Барак погиб. Его сын Жаныбек нашел прибежище в семье своего дяди по отцу Болата, отца Керея — первого организатора Казахского ханства.

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.