Из истории внутренней политики России второй половины XVIII в.

Главная » Рефераты на русском » Из истории внутренней политики России второй половины XVIII в.

Вторая половина XVIII в. в истории России связанна с именем Екатерины Великой. В рамках изучения ее внутренней политики особый интерес представляет изучение положения самой многочисленной категории населения – крестьян. При Екатерине II начинается процесс превращения крепостных крестьян, практически, в рабов. В. О. Ключевский приводит в своем «Курсе русской истории», характерное высказывание Екатерины II по этому поводу: «Если крепостного нельзя персоной признать, следовательно, он не человек; так скотом извольте его признавать, что к немалой славе и человеколюбию от всего света нам приписано будет» [1, c. 260].

Самая темная сторона крепостного права была неограниченным произволом помещиков в распоряжении личностью и трудом крепостных. Целый ряд государственных деятелей XVIII века рассуждали о необходимости урегулировать отношения между крестьянами и помещиками. Екатерина II, взошедшая на престол по желанию дворянской гвардии и правя посредством дворянской администрации, не могла порвать свои связи с главенствующим сословием. В 1765 году последовало официальное разрешение на продажу крестьян без земли (что доказывает преобладание на данном этапе прикрепления не к земле, а к помещику) и даже с разлучением семей. Их имущество принадлежало помещику, гражданско-правовые сделки они могли совершать только с его разрешения. Крестьяне подлежали вотчинной юстиции помещика, воля помещика ничем не ограничивалась. 22 августа 1767 года вышел указ императрицы “О бытии помещичьем людям и крестьянам в повиновении и послушании у своих помещиков, и о неподании челобитен в собственные Ея Величества руки” [2, c. 164]. В этом указе крестьянам и прочим людям недворянского сословия запрещалось подавать челобитные Ее Величеству. В нем подчеркивалось, что, если, «…крестьяне в должном у помещиков послушании не останутся, и в противность… на помещиков своих челобитныя… Ея Императорскому Величеству подавать отважатся», то предписано высечь их кнутом и отправить на каторгу, засчитав их в рекруты, дабы не причинять ущерба помещику. Законодательство Екатерины о пространстве помещичьей власти над крепостными людьми отличается той же неопределенностью и неполнотой, как и законодательство ее предшественников и прежде всего Елизаветы. Она в интересах заселения Сибири законом 1760 г. предоставила помещикам право «за предерзостные поступки» ссылать крепостных здоровых работников в Сибирь на поселение без права возврата; Екатерина законом 1765 г. превратила это ограниченное право ссылки на поселение в право ссылать крепостных на каторгу без всяких ограничений на какое угодно время с возвратом сосланного по желанию к прежнему владельцу. Этим законом государство фактически отказывалось защищать крестьян от произвола помещиков, что естественно вело к его усилению [1, c. 262].

Правда, в России дворянам никогда не было предоставлено право лишения жизни крепостных, и если дело об убийстве крепостных доходило до суда, виновных ждало серьезное наказание. Однако далеко не все дела доходили до суда и мы можем только догадываться о том, насколько тяжелой была жизнь крестьян, ведь помещики имели официальное право на телесное наказание и тюремное заключение по своему усмотрению, так же как и право на продажу крестьян. Крестьяне платили подушную подать, несли государственные повинности и феодальную поземельную ренту помещикам в форме барщины или оброка, натурального или денежного. Так как хозяйство было экстенсивным, то возможность роста доходов помещики видели только в увеличении барщины или оброка, барщина к концу XVIII века стала доходить до 5-6 дней в неделю. Иногда помещики вообще устанавливали семидневную барщину с выдачей месячного продовольственного пайка (“месячины”). Это в свою очередь вело к ослаблению крестьянского хозяйства, иногда даже его ликвидации. Со второй половины XVIII века появляется новая категория крестьян – “посессионные”. Отсутствие рынка рабочей силы вынудило правительство обеспечивать промышленность рабочей силой путем прикрепления целых деревень (крестьянских общин) к заводам. Барщину они отрабатывали в течение нескольких месяцев в году на заводах, т.е. отбывали сессию, отсюда пошло и их название – посессионные. Таким образом, в первой половине XVIII в., и особенно после смерти Петра I, для экономики России стало характерным повсеместное использование подневольного труда крепостных или приписных государственных крестьян [3, c. 182].

Предпринимателям (в том числе недворянам) не приходилось надеяться на рынок свободной рабочей силы, который с усилением борьбы государства с беглыми, воль- ными и «гулящими» — основным контингентом свободных работных людей — существенно сузился. Более надежным и дешевым способом обеспечения заводов рабочей силой была покупка или приписка к предприятиям целых деревень. Политика протекционизма, которая стала проводится еще Петром I, а затем его преемниками, предусматривала приписку и продажу крестьян и целых деревень владельцам ману- фактур, и прежде всего таких, которые поставляли в казну необходимые для армии и флота изделия (железо, сукно, селитру, пеньку и т.д.). Указом 1736 г. все работные люди (в том числе вольнонаемные) признавались крепостными владельцев заводов. Указом 1744г. Елизавета подтвердила постановление от 18 января 1721г., разрешавшее владельцам частных мануфактур покупать к заводам деревни. Поэтому во времена Елизаветы целые отрасли промышленности основывались на подневольном труде. Так, во второй четверти XVIII в. на большинстве заводов Строгановых и Демидовых использовался исключительно труд крепостных и приписных крестьян, а предприятия суконной промышленности вообще не знали наемного труда — государство, заинтересованное в поставках сукна для армии, щедро раздавало заводчикам государственных крестьян. Такая же картина просматривалась на государственных предприятиях. Перепись работных людей уральских государственных заводов в 1744—1745 гг. показала, что вольнонаемных среди них было лишь 1,7%, а остальные 98,3% работали в принудительном порядке. Вместе с тем время требовало перемен и начиная с эпохи Екатерины II осуществлялись теоретические исследования, проекты и практические эксперименты направленные на поиск конкретных путей, обеспечивающих минимальные издержки по внедрению новых институтов и реформированию Российской империи в целом). В качестве примера можно упомянуть деятельность Вольного экономического общества и проекты освобождения крестьян М.М. Сперанского, Д.А. Гурьева, Е.Ф. Канкрина и других общественных деятелей. Практические эксперименты были приняты и властью. В этом плане необходимо упомянуть указ Александра I 1801 г. о разрешении покупать и продавать незаселенные земли купцам, мещанам, казенным крестьянам, помещичьим, отпущенным на волю, указ о вольных хлебопашцах, разрешивший помещикам самим, помимо государства, изменять свои отношения с крестьянами, указ об обязанных крестьянах, реформа государственных крестьян графа П.Д. Киселева [4, c. 24-29].

Закрепощение крестьян затруднило развитие промышленности, лишило ее свободных рабочих рук, нищее крестьянство не имело средств на покупку промышленных изделий. Иными словами, сохранение и углубление феодально- крепостнических отношений не создавало рынка сбыта для промышленности, что в совокупности с отсутствием рынка свободной рабочей силы являлось серьезным тормозом в развитии экономики и обуславливало кризис крепостнической системы. В историографии конец XVIII характеризуют как кульминацию крепостного права, как период расцвета крепостнических отношений, однако неизбежно за кульминацией следует развязка, за периодом расцвета – период разложения, так произошло и с крепостным правом [5, c.83]. Государственное и дворянское землевладение имели одну общую черту, связанную с появлением особой формы землепользования: вся земля, удобная для полевого хозяйствования, которой владело государство, отдавалась в пользование крестьянам. Вместе с тем и помещики обыкновенно отдавали в пользование своим крестьянам за оброк или барщину известную часть имения. В России господствовала феодальная рента, в то время как по всей Европе распространялись нормы классической ренты с привлечением товарно-денежных отношений, с участием субъектов рентных отношений в торговом обороте и рыночных отношениях [4, c. 24- 29]. Последние годы уходящего XVIII века не прошли, незаметно для российских крестьян. Их положение попытался изменить Павел I, издав указ о 3-х дневной барщине. Но еще более половины XIX столетия, крепостное право в России не было отменено. И вопрос об его отмене являлся важнейшей проблемой, которая давала о себе знать фактически во все сферах жизни огромной империи.

Литература: 1. Ключевский В. О. Курс русской истории. Том 5. — М.: Мысль, 1989. – 594 с. 2. Греков Б. Д. Краткий очерк истории русского крестьянства. – М.: Издательство соц.-эк. литературы, 1958. – 230 с. 3. Хромов Т.А. Очерки экономики докапиталистической России. — М.: Наука, 1988. – 312 с. 4. Рогозина А.В. Особенности землепользования в условиях аграрных реформ второй половины XVIII — начала XIX в. (на материалах Оренбургской губернии) / А.В. Рогозина // Вестн. Оренбург. гос. ун-та. — 2007. — № 8 (72). — С. 24-29. 5. Ерошкин Н.П. Крепостническое самодержавие и его политические институты (первая половина XIX века). М.: Мысль, 1981. – 252 с.

Загрузка...

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.