К истории Алашского противостояния

Главная » Рефераты на русском » К истории Алашского противостояния

Движение «Алаш» вошло в анналы нашей истории как попытка целого поколения представителей национальной интеллигенции защитить, сохранить и совершенствовать то, без чего не могло быть казахов как этноса — самостоятельное степное бытие. История «Алаш» сегодня вызывает интерес многих исследователей. Это связано, прежде всего, с тем, что на протяжении длительного периода многие события оценивались с точки зрения господствующей идеологии. Наиболее проблематичные вопросы связаны с началом формирования и этапами становления алашского движения, участием национальной интеллигенции в событиях 1916 года, перерастанием либерально-демократического движения в политическую партию, взаимоотношениями партии «Алаш» с Временным правительством и Советской властью. Цель нашей работы — выявить этапы противостояния Алаш-Орды царскому самодержавию и режиму большевиков. А также показать, что все действия представителей алашской интеллигенции были направлены на защиту интересов казахского народа, а не против него.

Началом противостояния можно считать 1905 год. В этот период переселенческая политика, проводимая царизмом, значительно усилилась. В результате — у коренного населения были изъяты наиболее плодородные земли, а социально-экономическое положение народа резко усугубилось [1, с.24]. Кроме того, переселенческие организации, созданные в казахских областях и уездах, последовательно проводили политику массового оседания местного населения. При этом отсутствие экономических, социальных, психологических предпосылок для решения такой крупномасштабной проблемы в расчет не принималось. Эта политика царской власти, при которой казахский народ становился нищим и бесправным, привела национальную интеллигенцию к постановке вопроса: Что делать? К лету 1905 года Ж. Акпаев совместно с О. Альжановым подготовили основной текст «Каркаралинской» петиции царскому правительству, которая была принята на знаменитой Кояндинской ярмарке. Содержание документа было согласовано с А. Букейхановым, А. Байтурсыновым. К 26 июня 1905 г. ее подписали 12761 человек [1, с.24]. Петиция была составлена на имя председателя Совета Министров С.Витте. Ахмет Байтурсынов и его единомышленники писали: «…когда вся Россия заявляет о необходимости полного переустройства своей жизни, киргизские (казахские) степи, связанные судьбою с Россией, не могут оставаться безучастными к переживаемым ею событиям и не заявлять о своих назревших нуждах…» [2, с.14]. В петиции определялись причины ухудшения положения казахского народа: «введение в стране «Степного положения», созданного бюрократическим путем без всякого соображения с истинными потребностями населения, неуважение к закону со стороны администрации, ставящей на место закона свое усмотрение, полное пренебрежение к духовным и экономическим интересам, предлагали пути устранения… недостатков… управления киргизским (казахским) краем и просили принять соответствующие современным условиям жизни населения меры» [2, с. 15].

Таким образом, мы видим, что в 1905 году и в степи прошла волна политических манифестаций, митингов, собраний и съездов. Появляются первые программные документы («Каркаралинская» и др. петиции), где излагаются проблемы и требования казахского народа, накопившиеся за годы российской колонизации. Активными участниками данного периода были будущие члены алашской интеллигенции, которые уже на начальном периоде своего формирования отстаивали интересы казахского народа в борьбе с царским самодержавием. Ярким тому подтверждением является текст «Каркаралинской» петиции, который свидетельствует о глубоком понимании его авторами насущных нужд коренного населения. Второй этап противостояния алашской интеллигенции связан с событиями 1916 года. 25 июня 1916 года был опубликован царский указ, согласно которому в условиях участия России в первой мировой войне все «инородческое» мужское население в возрасте 19-43 лет должно было подлежать «реквизиции» на тыловые работы для создания оборонительных сооружений в районе действующей армии. Антинародный характер царского указа привел к взрыву народного гнева и послужил поводом к началу мощного восстания.

.

Встревоженные растущими волнениями и опасностью расправы над участниками вооруженного протеста со стороны регулярной царской армии, представители либерально-национальной интеллигенции — А. Букейханов, А. Байтурсынов, М. Дулатов, С. Кадырбаев обратились к населению с призывом воздержаться от участия в вооруженном восстании. Они прямо указывали на то, что царское правительство обязательно применит вооруженные карательные отряды для подавления сопротивления. И первыми жертвами, прежде всего, станут дети и женщины, в дело вступят военные суды, которые беспощадно будут приговаривать к расстрелам и иным мерам наказания [3, с. 150].

Передовая казахская интеллигенция обратилась к народу с призывом принять условия царского правительства. Только таким образом можно было предотвратить кровопролитие и человеческие жертвы. В тяжелых условиях того времени представители казахской либеральной интеллигенции трезво осознавали бессилие рассеянного по обширной степи кочевого народа против царя и могущественной империи и потому ратовали против опрометчивого выступления [3, с.155]. В архивных документах Комитета национальной безопасности Республики Казахстан, значатся материалы следственного дела М. Дулатова от 25 июля 1916 года, в которых отражена позиция алашской интеллигенции к восстанию 1916 года. М. Дулатов, отвечая на вопросы следователя, объяснил ее следующими словами: «Видя творящееся вокруг и понимая причины смуты, болея душой за беззащитный народ, мы старались объяснить людям бессмысленность сопротивления, в данной ситуации, воле властей, о напрасных кровопролитиях, неравенстве сил противоборствующих сторон. Мы советовались о том, как донести это до народа» [4, с.67]. В этих строках присутствует «трезвый» взгляд на ситуацию, сложившуюся в степи, а также — желание образумить свой народ. Ахмет Байтурсынов высказывался так по этому вопросу следующим образом: «Нельзя спасти жизнь побегом от призыва. Если неразумные джигиты пустятся в бега, отвечать придется народу» [3, с. 105].

.

На страницах газеты «Казах» представители либерально-национальной интеллигенции неоднократно обращались к народу. В своих письмах-обращениях они пытались донести до народа бессмысленность сопротивления царскому указу: «Мы хотим сказать народу, нам придется примириться, иного выхода нет … давайте сравним, что тяжелее отзовется на народе, примирение или сопротивление? Если примирится с указом — будет рушиться хозяйство, тяготы войны и смерть может унести жизни части призванной молодежи, однако будут обеспечены целостность и покой в нашем доме. Если же не примиримся — то правительство не просто затаит обиду, а примет силу, причем, опираясь на законы … вот они — два тяжелых пути решения вопроса. Из этих двух зол надо выбрать меньшее, мы считаем, что лучше было бы примириться [3, с. 107].

7 августа 1916 года состоялся Оренбургский областной совет, созванный по инициативе представителей алашского движения, где присутствовали делегаты из других областей. На этом собрании был принят ряд предложений, в которых отстаивались интересы призванных на тыловые работы казахов. Позиция либерально-национальной интеллигенции в событиях 1916 года была названа Президентом РК Н. Назарбаевым в книге «В потоке истории» «тактикой разумного компромисса» [5, с. 162]. Основной целью деятельности алашской интеллигенции в период национально- освободительного движения 1916 года была идея сохранения казахского этноса, его выживания в этот сложный период. Их позиция — это гражданский подвиг перед своим народом, а не его предательство, как утверждали большевики. Третий этап противостояния лидеров движения «Алаш» прослеживается в период Февральской революции 1917 года в России.

Национаіьно-либеральная интеллигенция с восторгом встретила Февральскую буржуазно-демократическую революцию в России. Она призывала казахский народ оказать всемерную поддержку Временному правительству и сама с энтузиазмом приняла участие в организации деятельности органов Временного правительства в Степном крае. Алихан Букейханов был назначен комиссаром Временного правительства по Тургайской области, одновременно — членом Туркестанского комитета, Мухамеджан Танышпаев — комиссаром Временного правительства по Семиреченской области, Халел Досмухамедов — по Уральской области, Мустафа Чокай — по Туркестанскому краю.

Выступление алашской интеллигенции против царского самодержавия на стороне Временного правительства можно объяснить ее стремлением к созданию самостоятельного государства и реализации своих национально-политических идей. Создавшиеся в Российской империи политические условия в начале XX века позволили лидерам алашской интеллигенции созвать в июле 1917 года в Оренбурге 1 Всеказахский съезд. А. Букейханов, выступая с основным докладом, объявил о создании первой в национальной истории политической партии «Алаш» [6, с.93]. В своей деятельности «Алаш» выдвигает две задачи: освобождение казахского народа от колониальной зависимости и преодоление социально-экономической отсталости. А. Букейханов полагал, что это будет происходить таким образом: Казахстан вначале будет национальной автономией в составе Российской Федерации, а затем, спустя некоторое время, станет самостоятельным государством. Согласно программе партии «Алаш», принятой в декабре 1917 года на II Всеказахском съезде в Оренбурге, форма правления в будущей Алашской автономии должна была отражать национальные особенности казахского народа. Все казахские области были объявлены автономией «Алаш». Алихан Букейханов большинством голосов избирается Председателем правительства Алаш-Орды. Основоположники новой партии на первый план выдвигали не классовые, а общенациональные интересы. «Алаш» решительно отвергла идеи и лозунги Октябрьской революции 1917 года, провозглашенные на II Всероссийском съезде большевиков. В этой связи показательна памятка, разработанная лидерами партии «Алаш» и адресованная крестьянам, рабочим и солдатам, в которой вождь пролетариата — В. Ленин обвинялся в единоличном диктаторстве, поскольку, разогнав Учредительное собрание, он «как царь Николай, не желает давать отчета ни перед кем» [7, с. 181 ].

.

Лидеры Алаш-Орды контактировали с Советской властью, X. и Ж. Досмухамедовы встречались с В.И. Лениным и И.В. Сталиным. Габбасов X. также вел переговоры с И.В. Сталиным, занимавшим в то время пост Наркома по делам национальностей. Лидеры либерально-национальной интеллигенции добивались признания автономии «Алаш» Советской властью. Но этого не произошло. Тогда ими было принято решение не признавать Советскую власть. Для отпора, в случае вступления Красной Армии на территорию алашской автономии, поддержания безопасности и внутреннего порядка было решено создать свою национальную милицию в форме кавалерии [8, с. 12].

В годы гражданской войны правительство Алаш-Орды начинает сотрудничать с белогвардейцами и другими антиреволюционными силами, надеясь с их помощью достичь конечной цели — создания казахской национальной государственности на правах автономии и вступает в открытое противостояние большевистскому режиму [6, с.181]. В большевиках деятели алашского движения не увидели силы, способной помочь им в реализации главной задачи. Лидеры Алаш-Орды установили контакты с казачьим атаманом А. Дутовым после свержения им Советской власти в Оренбурге, Комитетом Учредительного собрания в Самаре, Временным сибирским правительством в Омске. От контактов и компромиссов алашординцы перешли к союзу с белогвардейцами с целью борьбы с Советами. В июне 1918 года было принято постановление Алаш-Орды, где говорилось: «Все декреты, изданные Советской властью на территории автономной Алаш, признать недействительными».

Т аким образом, переход казахской интеллигенции на сторону белогвардейцев и борьба с Советской властью были обусловлены стремлением алашского движения к освобождение казахского народа от колониальной зависимости и преодоление социально-экономической отсталости в результате создания независимого государства. Четвертый этап противостояния охватил 1920-е годы. Он характеризуется сопротивлением тоталитарной системе в общественно-политической и духовной жизни Казахстана. В концентрированном виде стратегия и тактика сопротивления интеллигенции тоталитарному режиму применительно к 1920-м годам были сформированы в ряде высказываний лидеров национально-демократической интеллигенции. В ряде статей, выступлений, политических заявлений и писем Алихана Букейханова, Ахмета Байтурсынова, Заки Валиди, Мустафы Чокая, Мирсаида Султангалиева констатирован тог факт, что Советская власть и Компартия после победы Октябрьской революции отказались от программных заявлений об осуществлении лозунга о самоопределении того или другого народа, населяющего царскую Россию, вплоть до отделения и образования самостоятельного государства и заменили этот лозунг политикой разделения народа по классовому принципу и противопоставлением одной его части к другой [10, с. 134]. Таким образом, по мнению* представителей алашской интеллигенции, политика большевиков в национальных окраинах стала мало чем отличаться от политики царизма. В начале 20-х годов (1920-1923 гг.) отдельные видные деятели национально­ демократической интеллигенции занимали некоторые ответственные должности в системе исполнительной и законодательной власти. Так, Ахмет Байтурсьшов являлся Наркомом просвещения Казахской АССР, Мухтар Ауэзов занимал ответственную должность в аппарате КазЦИКа (Казахского Центрального исполнительного комитета Советов). Бывшие участники алашского движения и его сторонники занимали доминирующее положение в сфере издательств, периодической печати, науки, искусства, образования (от общеобразовательных школ до средних и высших учебных заведений) [10, с. 135]. Периодические издания Казахстана и Туркестана 1920-х годов: газеты «Ак жол» (Ташкент, Шымкент), «Бостандык туы» (Петропавловск), «Кызыл ту» (Уральск), «Кедей» (Актюбинск), а также журналы «Шол-пан», «Сана», «Тан», и некоторые другие были обвинены идеологическим аппаратом коммунистической партии большевиков за защиту общенациональных идей и коренных интересов народа как «непосредственное орудие националистов, через которое почти открыто охаивались молодые ростки нового строя и восхвалялись старые устои казахской жизни» [9, с. 136]. Известно, что с середины 1920-х годов параллельно с процессом укрепления тоталитарной системы по официальной (государственной) линии проводилась кампания по извращению ключевых вопросов истории казахского народа, в первую очередь проблем истории присоединения Казахстана к России и национально- освободительных движений в крае. Писались заказные «исследования» по этим проблемам. Ответной реакцией на это насилие в духовной жизни стали опубликованные отдельными представителями национальной интеллигенции исторические сочинения, в числе которых в первую очередь следует назвать: монографию Телжана Шонана «История раздела казахской земли», исследования Кошмухамеда Кеменгерова «История казахского народа» и «Бывшие инородцы», Мухаметжана Тыньпппаева «Материалы к истории киргиз-казахского народа» и «Актабан шубырынды» («Великие бедствия») и др., не потерявших научно­ познавательного значения в настоящее время [10, с. 13 7].

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.