Казахские шежире – как исторический источник

Главная » Рефераты на русском » Казахские шежире – как исторический источник

На современном этапе в нашей республике стал проявляться более глубокий интерес к подлинной истории Казахстана. История, повествующая о наших предках, беспомощно молчит о событиях глубокой древности. До сих пор мы не в силах заполнить лакуны – «белые пятна» в ранней истории Великой степи. И сам Президент нашей страны Н. А. Назарбаев в своем труде отмечает о необходимости в современной жизни такого элемента как знание своего генеалогического древа. Н.А. Назарбаев: «казахский народ для своего устойчивого самоутверждения в специфических условиях кочевого общества вырастил внутри себя уникальный орган, позволяющий ему уже десять веков сохранить себя как единое целое. Его цельное историческое тело сохранилось вне зависимости от наличия или отсутствия государственной оболочки. Речь идет о непременном знании каждым казахом «жетi ата» — семи предков, семи колен. Генеалогия для казахов в степи была как компас для моряка в море. Именно она оказалась единственно адекватной тем историческим, географическим, хозяйственным, политическим, экономическим, культурным обстоятельствам, в которых волей исторической судьбы находился казахский народ» [1, с. 35].

В период советской историографии казахстанские ученые столкнулись с рядом трудностей. И одной из них была проблема источниковедческого характера. Ученые не могли использовать в своих научных трудах автохтонные исторические источники, и тем самым на долгое время изучение шежире оставалось в зачаточном состоянии. С обретением независимости Казахстана проблема изучения автохтонных источников стала актуальной и востребованной. С этого момента начинает формироваться новый состав казахстанских ученых, которые в полной мере используют тюркоязычные самобытные источники в своих работах. Одним из известных современных ученых можно назвать академика Манаша Кабашевича Козыбаева. В одном из своих интервью он отмечал: «На бывшем постсоветском пространстве после России, где работают большие силы и действуют ряд исторических институтов, мы единственная страна, которая так упорно восстанавливает историческую правду. Правду, которая была не в моде в те времена» [2, с. 47]. В своем монументальном труде «Проблема методологии, историографии и источниковедения истории Казахстана» он выделяет такие проблемы, как взаимовлияние и взаимодействия кочевой и оседлой цивилизаций, история формирования казахского этноса, процесса развития национальной государственности в средневековье и новое время и мн. др.. М.К. Козыбаев утверждал, что изложение истории Казахстана долгие годы концептуально и тематически было привязано к структурно-тематическим рамкам истории СССР. Истории Казахстана изучалась как бы на периферии, вне контакта всемирно-исторической эволюции. Также было принято считать, что изучение прошлого Казахстана по-настоящему началось лишь в советское время. Тем самым искусственно нарушалась преемственность в развитии исторической мысли казахского общества в угоду тоталитарной партийной идеологии. Одной из проблем историографии Казахстана М.К. Козыбаев в своих трудах отмечает проблему слабого изучения казахских источников, т.е. шежире. В связи с этим он утверждает, что именно шежире может являться единственным достоверным источником при изучении истории Казахстана, которая более подробнее, чем какие либо другие виды источников, передают дух и атмосферу прошлого нашей страны [2, с.126].

Историческое знание у кочевников было самостоятельной сферой духовной жизни. Именно в период средневековья на земле Казахстана появляются оригинальные произведения по истории тюркоязычных народов Центральной Азии, лучшие образцы степной устной историографии в форме шежире. Машхур Жусуп Копеев, Шакарим Кудайбердиев, Шокан Уалиханов, Мухамеджан Тынышпаев и др. казахстанские ученые собирали, переводили, анализировали и донесли до нас этот ценнейший багаж. В «Родословной тюрок» Абулгази раскрывались истоки казахского общества. В первой половине XVII века первым историком-казахом, писавшем о казахском народе, стал Кадыргали Жалаири. Ныне эти труды воспринимаются как живая нить, связывающая далекие времена с глубинными процессами современности [2,с.9]. Казахские шежире, как историко-генеалогическое знание казахов о своем прошлом, привлекло внимание так же исследователей с середины XIX века. Среди российских ученых следует отметить имена И. Г. Андреева, А. И. Левшина, И. Н. Березина, Н. А. Вельяминова-Зернова, Н. И. Городекова, Н. А. Аристова, Г. Н. Потанина, А. Диваева и др. Значительный вклад в разработку устных форм исторического фольклора казахов внесли представители национальной элиты Ч. Валиханов, М. Чорманов, М. Бекмухамбетов, К. Наушабаев, К. Хамид, М.-Ж. Копеев и др. [3, с 38].

Период новой истории казахов освещен в русских и западноевропейских, в восточно- китайских и мусульманских, собственно традиционных казахских источников – шежире. Шежире (с араб.–«древо») имеет тот же смысл, что и генеалогическое древо как составленная часть Древа мирового, о которых говорилось выше, генеалогия по нисходящей линии: «предки – нынешнее поколение – потомки» [4, с. 6]. Но так же бытует мнение, что термин «шежире», имеет тюрко-монгольское происхождение. Так, если в монгольском языке «шежире» нашло произношение в «цээжээр», то в калмыцком языке как – «чеедж», а в тувинском – «шээжиээр» с едиными понятием: «память, иметь в памяти, запомнить, знать наизусть». Применительно, что в казахском языке «шежире» сохранилась лишь в знании родословная, генеалогия, история; для обозначения слова «память» в казахском языке используется слова «жады, жаттау, жатка білу», имеющее персидское значение от «йад» — «память», «воспитание», «образ» [3, с. 40]. Правильное распознание происхождения и первоначального знания слова позволяет нам значительно расширить смысл понятия «шежире» воспринимается не просто как «генеалогия», а больше как «история» опять-таки, понятие «история», употребляющееся в форме арабского слова «тарих» — «дата, эпоха, время, рассказы», всегда как бы сосуществовало со словами «шежире», имея один и тот же смысл. Таким образом, в казахском языке понятие «шежире» и «тарих» идентичны.

Артыкбаев Ж.О. в своих научных трудах пишет, что казахская историография прошла долгий путь развития: от мифологического мышления своих предков к квазиисторическому и историческому осмыслению семейной и родовой истории, легенд и преданий, которые в совокупности образовали шежире – своеобразную историческую хронику происхождения народов, племен, родов, знатных людей[4,с. 7]. В отражении исторической действительности прошлого для казахского шежире характерны некоторые проявления мифологического сознания. Обычно под мифом принято понимать древние народные сказания о легендарных героях, богах. В шежире невозможно увидеть глобальные мифы вроде мифологического божественного пантеона древнегреческого мифологии. Но отсутствие стройной мифологической концепции успешно заменяется и воспринимается многочисленными сверхъестественными, сопровождающими исторических лиц-героев прошлых времен. Миф и шежире выступает как инструмент сакрализации личности [3].

Своеобразие казахских шежире состоит в том, что они являются продуктом устного народного творчества и передаются из поколения в поколение. В конце ХVII в. начались их записи наряду с фиксированными историческими сведениями в сочинениях китайских, арабских, персидских, западноевропейских авторов, казахские шежире представляют большую историческую ценность хотя бы потому, что в них казахи рассказывают сами о себе, в них присутствует самосознание – представление о себе как едином народе. Шежире не просто набор текстовых уровней поколения людей, но и соционормативный регулятор всей жизни казахского общества – будь то семейно- брачные отношения, наследственное право, система родства и многие другое. Особо ценны и интересны сведения о знатных людях, о происхождении этнонимов и других терминов. По годам жизни того или иного человека можно установить и вычислить года по вертикали, вверх и вниз, интересующей нас эпохи.

Материалы казахских шежире при их источниковедческом анализе представляют ценные исторические сведения. Однако казахские шежире долгое время оставались без должно научно – исследовательского внимания, вне круга источниковедческих поисков исторической науки, так как существовала тоталитарная система и идеологическая цензура налагали запрет на использование в науке национальны исторических источников. Для историков было небезопасно вводить в круг научных проблем эту категорию источников, потому что были примеры прямого преследования ученых, как например, Е. Бекмаханов, А. Х. Маргулан, которые заставили последующих историков обходить стороной проблему научного анализа и изучения казахских исторических источников [2, с. 120]. И только в конце 80-х – начале 90-х гг. наступило время возвращения к жизни трудов казахских авторов по истории, публикации казахских шежире. И пришла пора рассмотрения казахских источников в свете новых исторических концепций. В этом процессе восстановления. Что есть казахское шежире? Традиционное историческое сознание кочевого общества формируется в рамках шежире. Она является собой тот центральный стержень в структуре исторического знания кочевников, от которого ответвляется и исходит его теоретическое и прикладное значение. Эти ответвления образуют в шежире то историческое значение, которое формируется, во-первых, и действительной генеалогии и, во-вторых, ирреальной, которая является лишь структурообразующей вымышленной генеалогией, в-третьих, из исторической мифологии – глас древности, «қария сөз», «ескі сөз», а так же из исторических преданий, эпических сказаний – батырлар жыры, толғау.

К. Салгарин пишет, что история народов во все времена писалась, принимались и воспринимались в прямой связи с племенами и делами правителей – царей и ханов, с героическими делами богатырей защитников, и именами гениев, оставивших потомкам в наследие свои труды [5, с.5]. Можно, наверное, согласиться с одним из высказыванием М. Козыбаева : «Мы знаем каким был народ к началу XX века. Теперь мы хотим примерно представить с чем мы идем в XXI век. Что из себя представляет современная казахская нация, современный Казахстан. Конечно, цивилизация – вещь коварная. Развитие, хотя и было эволюционным, но …

XX век был веком революций, огромных разрушений всего и вся. Мы многое потеряли. И надо выяснить – что мы потеряли» [2, с. 51]. Таким образом, можно полностью согласиться с академиком М.К. Козыбаевым, что нужно возрождать казахские исконные источники, ведь только они могут пролить свет на многие пробелы в истории казахского народа. Нужно так же продолжать деятельность ученых по воскрешению исторической памяти народа, росту его национального самопознания.

Загрузка...

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.