Концепт «жизнь» в дискурсе языковой личности Б.Л. Пастернака

Главная » Рефераты на русском » Концепт «жизнь» в дискурсе языковой личности Б.Л. Пастернака

Статья рассматривает взаимосвязь понятий «дискурс», «языковая личность», «концепт». На материале биографической прозы писателя исследуются языковые средства (лексика и синтаксис), представляющие содержание концепта «жизнь» авторского языкового сознания. Отобранный языковой материал представлен в виде концептуального поля. Перечисленные языковые средства образуют центр семантического пространства кон- цепта «жизнь» (синонимы, антонимы, предикаты), а также наполняют поле (высказывания автора о жизни, син- таксические конструкции). Изучение поля позволило выйти на индивидуально-авторское понимание концепта «жизнь». В статье отмечается, что Б.Л. Пастернак видит жизнь как единство противоположных начал: светлого и темного, радости и страдания, жизни и смерти. Отслежено, что в концепции жизни Б. Л. Пастернака смерть отрицается: не бывает смерти физической, человек остается жить в своем творчестве.

Ключевые слова: научная парадигма, дискурс, языковая личность, концепт «жизнь», авторская концепция.

Статья преследует цель выявить содержание концепта «жизнь» у Б.Л. Пастернака на основе его биографической прозы. Для этого необходимо обратиться к понятиям «дискурс», «языковая личность», а также исследовать способы выражения автором своей индивидуальности через его речевые высказывания. В конце XX века произошла смена научной парадигмы в языкознании: структурно-функциональный подход к языку сменился антропоцентрическим. Лингвистика – это такая наука, которая не может с появлением нового направления исследования языка отбросить старое, так как язык – сложный «организм», требующий комплексного, всестороннего изучения. В связи с этим в современном языкознании сосуществуют эти два подхода. Новая антропоцентрическая парадигма нацелила языковедов исследовать личность автора через его тексты. Теперь лингвисты изучают произведения писателя не только для того, чтобы собрать «коллекцию» языковых средств, присущих стилю данного автора (по В.В. Виноградову) [1], а с целью выхода через язык текста на уникальное «я» писателя (по Ю.Н. Караулову) [2], то есть на «социальное поведение индивидуума и его этнонациональную ментальность» [3, 68]. В своей работе мы попытаемся на основе анализа высказываний Б.Л. Пастернака в его биографических произведениях («Охранная грамота», «Люди и положения», а также письмах) выявить особенности понятия «жизнь» автора.

.

С приходом антропоцентрической парадигмы в языкознании стали популярны термины «дискурс», «языковая личность», «концепт». Выявим их взаимосвязь. «Лингвистический энциклопедический словарь» под редакцией В.Н. Ярцевой определяет дискурс как «связный текст в совокупности с экстралингвистическими – прагматическими, социокультурными, психологическими и другими факторами; текст, взятый в событийном аспекте; речь, рассматриваемая как целенаправленное социальное действие, как компонент, участвующий во взаимодействии людей и механизмах их сознания (когнитивных процессах)» [4, 136]. М.Ю. Олешков рассуждает о том, что понятие «дискурс» носит ситуативный характер, поэтому границы дискурса языковед может менять в зависимости от области и цели исследования [3].

Говоря о термине «языковая личность», отметим, что ученых давно занимал вопрос о стиле автора. В.В. Виноградов первым заговорил о том, что за текстом стоит индивидуальность писателя и, чтобы выйти на нее, следует проделать огромный труд по изучению всего наследия автора, так как только исследование всех текстов писателя позволяет делать выводы об особенностях индивидуального стиля и его развитии [1]. В 1930 году в книге «О художественной прозе»

В.В. Виноградов впервые употребил термин «языковая личность». Идеи В.В. Виноградова разделяли также Б.А. Ларин, В.П. Григорьев, Ю.С. Степанов и др. Эти ученые пользовались терминами «идиостиль», «идиолект». В настоящей статье в качестве рабочего определения понятия «языковая личность» используется то, которое предложил Ю.Н. Караулов. Языковая личность – «совокупность способностей и характеристик человека, обусловливающих создание и восприятие им речевых произведений (текстов), которые различаются: а) степенью структурно-языковой сложности, б)глубиной и точностью отражения действительности, в) определенной целевой направленностью» [2, 8]. Иными словами, охарактеризовать автора текста как языковую личность возможно по трем ступеням исследования. Во-первых, необходимо рассмотреть особенности использования писателем языковых единиц (вербально-семантический уровень). По мнению ученого, следует изучать слова, используемые автором, в их грамматико-парадигматических, семантико-синтаксических и ассоциативных отношениях. Например, читая произведения Б.Л. Пастернака, мы замечаем, что его языку чужды внелитературные элементы. Однако если обратиться, например, к текстам М.А. Шолохова, можно увидеть, что они изобилуют диалектизмами. Неверно говорить, что шолоховский язык неправильный. Использование диалектных слов – это стилистическая особенность авторского языка. Во-вторых, неповторимость языковой личности автора текстакакговорящегопомогает увидеть анализ тезаурусного уровня. Здесь предполагается изучение когнитивных понятий, а именно идей и концептов. Рассмотрение языка писателя с данной стороны позволяет исследователю определить семантические поля, раскрывающие авторскую картину мира.

В-третьих, надо изучить деятельностно-коммуникативные потребности автора текста как говорящего (мотивационный = прагматический уровень), а именно изучить образы (символы) прецедентных текстов культуры, выйти на особенности коммуникативной ситуации, выражающих цели и замысел писателя. Чтобы охарактеризовать языковые особенности восприятия окружающего мира у данной языковой личности, наиболее логичным считается изучение языковой личности данного автора (или среднего носителя) через анализ корпуса текстов, создаваемых ею. Языковеды не только изучают лексические средства, используемые говорящим. Лингвистам необходимо еще найти языковые единицы, способные отражать сложный процесс облачения иерархии смыслов в языковую форму. С.Г. Воркачев полагает, что такой ментально-языковой единицей является концепт [5]. Ученый отмечает, что в семантический состав концепта входит предметная отнесенность, коммуникативно значимая информация (место концепта в лексической системе языка – парадигматические, синтагматические, словообразовательные связи), прагматическая информация языкового знака (экспрессивность), когнитивная память слова (смысловые характеристики языкового знака, связанные с его исконным предназначением и системой духовных ценностей носителей языка) и культурно-этнический компонент (определяющий специфику семантики единиц естественного языка и отражающий языковую картину мира его носителей). Концепт в речевом высказывании автора дополняется новыми личностными смыслами и таким образом отражает уникальное видение мира. Е.С. Кубрякова, В.И. Карасик, М.Ю. Олешков и др. считают концепт не только ментальной единицей, в которой взаимодействуют друг с другом сознание, язык, текст и культура, но явлением, способным выражать новые смыслы, если оно рассмотрено в рамках определенного дискурса.

Ю.М. Олешков отмечает, что «… если концепты рассматривать как динамические явления, обеспечивающие взаимодействия языка, сознания и культуры, как единицы, характеризуемые потенциальностью смыслов, то можно констатировать, что они реально проявляют себя только на дискурсивном уровне в условиях взаимодействия всех перечисленных феноменов» [3, 69]. Таким образом, концепт вне дискурса – единица, хранящая в себе «сгусток» культурной информации, концепт же в рамках определенного дискурса дополняется «свежими» идеями, актуальными для данной коммуникативной ситуации, обретает полноту смыслового содержания. Повесть «Охранная грамота», очерк «Люди и положения», письма писателя содержат некоторые факты его биографии, особенно повлиявшие на склад характера и мировоззрение Б.Л. Пастернака, показывают путь становления автора как творческой личности, выражают мнение автора о стиле творчества современных ему поэтов, отражают его отношение к литературному процессу XX века. Данные тексты несут в себе философское индивидуальное понимание концепта «жизнь» Б.Л. Пастернака. Семантическое пространство концепта «жизнь» построено нами через отбор лексики синонимического и антонимического рядов, группировку определений, предикатов, которые авториспользуетдляхарактеристики понятия «жизнь». Анализ высказываний автора позволил нам расширить поле смыслов. Изучение синтаксических конструкций дополнило наши рассуждения об авторском восприятии концепта «жизнь». Рассмотрим, какие средства языка образуют смысловое пространство концепта «жизнь» в представлении писателя.

Письма Б.Л. Пастернака разнообразны по своей тематике. Они наполнены простым, человеческим содержанием. Б.Л. Пастернак выступает в своих письмах не как писатель, а как автор. В текстах переписки встречаются синонимы слова «жизнь». В данном перечне слов наряду с традиционными синонимами (существование, действительность) есть достаточно неожиданные контекстуальные варианты (духовное существо, завеса, оригинал, копия, воздух, сон), Они отражают авторское представление жизни. Для писателя жизнь – нечто реальное (существование, оригинал, действительность, обиход, мир) и нереальное (копия, завеса, сон). Жизнь наполняет пространство между небом и землей (воздух), а также наполняет телесную оболочку человека (духовное существо). Антонимы понятия «жизнь»: смерть, завеса, сон, копия, покидание жизни, конец. Антитезой жизни для Б.Л. Пастернака является физическая смерть (смерть, конец) или состояние забытья (сон, копия, завеса, покидание). Временами человек как бы отстраняется от реальной жизни и живет в другой действительности. Синонимический и антонимический ряды пересекаются, возникает триада: жизнь реальная – состояние забытья – физическая смерть. Духовную смерть Б.Л. Пастернак отрицал, так каксчиталтворчествопродолжением земной жизни. Автор утверждал: «…Искусство – это бессмертие жизни» [6, 534].

Б.Л. Пастернак видит жизнь двояко. Писатель воспринимает жизнь, как трудовую, простую, безымянную, трудную, чуждую, непосильную, маниакально несвободную, настороженную, подлую, заказную, тяжелую, невыносимую. Подобные прилагательные полной формы передают негативные стороны жизни, она кажется чужой, к ней надо привыкнуть. Жизнь – это постоянная занятость. Грамматическая полная форма прилагательных дополняет эти смыслы значением постоянства и продолжительности. Автор пользуется в письмах краткими формами прилагательных при передаче положительной характеристики жизни: щедра, милостива, живо; разреженно, убийственно чист, счастлив. Такой способ выражения качества указывает на непродолжительность и кратковременность признака. Напрашивается вывод, что жизнь для писателя трудная, но изредка в ней бывают короткие светлые моменты.

Предикаты дышит, пахнет, закипает, противоречит, поехала мимо, казнит, винит говорят о том, что жизнь живая. Данные глаголы неоднородны по семантике. Глаголы дышит, пахнет, закипает выражают значение свежести, жизни, аромата, активности, действенности. Слова противоречит, поехала мимо, казнит, винит передают семантику борьбы, недовольства, разобщенности с действительностью. Жизнь может судить человека за сделанное. Письма Б.Л. Пастернака содержат лексику, которая делится на два полюса: слова с негативной и позитивной семантикой. В первую группу можно включить слова: потрясенье, революционизирующе, возмущающе мрачна и несправедлива, расплачивался, страдал, сдвинуть с мертвой точки, мертвое, трудно, отстраняться, уничтожающе, недовольство, беспомощность, барахтанье и др. Подобная лексика разнообразно отражает волнения автора. Для него жизнь – нечто шокирующее, с чем он не может согласиться (потрясенье, революционизирующе, возмущающе мрачна и несправедлива). Жизнь наполнена страданиями (расплачивался, страдал, кидаешься, обрушивается, мертвое, трудно). Она хаотична и беспорядочна (кидаешься, обрушивается). Жизнь медленна, иногда человекукажется,

что он стоит на месте (сдвинуть с мертвой точки). Часто привычный человеку порядок жизни разрушается, ему приходится строить жизнь заново (кидаешься, обрушивается, отстраняться, уничтожающе). Человек часто чувствует свою никчемность, осознает, что все его дела – только суета (беспомощность, барахтанье). Другую группу составляет лексика, типа: живейшая вера, счастье, перевоплощение, воинствующе усердный, защитник, торжество, ликование, отдача, радость, гордость, оглушительность свободы, живость, движенье, пестрота, надежда, правда и др. Данные слова наполняют концепт «жизнь» светлым радостным смыслом. Жизнь – счастье и восторг (счастье, торжество, ликование, радость), она свободна (оглушительность свободы), динамична (живость, движенье, перевоплощение), ярка (пестрота). Жизнь дарит веру и упование на светлое будущее (живейшая вера, надежда), несет перемены (перевоплощение). Суть жизни человека – бороться, защищаться от невзгод (воинствующе усердный, защитник).

Концептосфера понятия «жизнь» расширится, если обратиться к высказываниям автора о жизни. Б.Л. Пастернаку как представителю русской культуры характерна некоторая противоречивость (по Н.А. Бердяеву [7].). С одной стороны, Б.Л. Пастернак считал, что не знает реальной жизни, живет в «завесе» чувств и мыслей определенного этапа жизни. Ср.: «Я с первых детских дней и до настоящего времени влекся через годы и положенья в постоянной завесе каких-нибудь навязчивых идей, всегда болезненных, всегда истачивающих сердце, всегда противоречащих действительному положенью вещей. Менялись только эти завесы. Жизни, как ее верно постоянно видят другие <…> я никогда не видал и не увижу» (курсив автора. – Т.О.) [6, с.386]. С другой стороны, писатель рассуждает о том, что приобретенный опыт помогает ему услышать жизнь, увидеть и узнать ее: «…Есть у меня слух, какое-то глубокое, первично, извечно взволнованное внимание, с которым я ждал всю жизнь, с которым я вскрывал сотни конвертов, и столько встреч, как конверты, вскрыл я, и я ведь знаю жизнь, <…> да, так если бы тебе только рассказать, сколько протянутого мне … вскрыто мною…» [6, 42]. Человек видит свою реальную жизнь через страдание: «Удивительно, как поправляет и омолаживает страданье. Я вдруг узнал в глаза свою давно не виденную жизнь» [6, 333]. Из высказываний автора заметно, что его жизнь – линия, которая идет от прошлого через настоящее к будущему. Он считал, что настоящее основывается на прошлом: «…Все держится на памяти, на нервах, ведущих в былое…» [6, 110] ;«…Всему было свое время, и надо быть благодарным прошлому» [6, 495]; «Надо жить не уставая, смотреть вперед и питаться живыми запасами, которые совместно с памятью вырабатывает забвение» [8, 139].

Жизнь – это время, наполненное событиями, и человек должен нести ответственность за совершенное. Это сложный, «колючий» процесс для человека: «Я не сдвинусь ни в жизни, ни в работе ни на шаг вперед, если об этом куске времени себе не отрапортую. Обойти это препятствие, занявшись чем-нибудь другим, при всех моих склонностях и складе значит обесценить наперед все, что мне осталось пережить» [6, 113]. Отчет о прошлом обязателен, так как это позволяет человеку жить достойно и качественно в будущем.

Б.Л. Пастернак понимал жизнь как отпущенный единичный шанс выстроить что-то, ср.: «…В общем клубке недовольств, из которых главное – недовольство зря потраченною жизнью и собою, было у меня и раздраженье того свойства, что мне опять захотелось сломать и по-новому сложить свою жизнь» [6, 177]. Жизнь – нечто отдельное от субъекта (судья и «сестра»): «Часто жизнь рядом со мной бывала революционизирующе, возмущающе – мрачна и несправедлива, это делало меня чем-то вроде мстителя за нее или защитником ее чести, воинствующе усердным и проницательным, и приносило мне имя и делало меня счастливым…» [6, 252]. Борьба за жизнь составляет счастье для Б.Л. Пастернака.

Реальная жизнь противоречит желаниям и принципам писателя: «Жизнь, как она у меня сложилась, противоречит моим внутренним пружинам. Я это помню и знаю всегда и в нормальных условиях всегда этому противоречию радуюсь» (курсив автора. – Т.О.) [6, 385]. Слово пружина означает нечтоупругое, твердое, на которое можно надавить, но это вернется в прежнее состояние. Внутренняя сущность человека, по Б.Л. Пастернаку, похожа на пружину. Человек испытывает влияние со стороны, подчиняется, но, в конце концов, природный склад человека берет верх. В значении слова пружина есть сема сопротивления. Человек сопротивляется внешним факторам, действующим на него. Глагол противоречить и существительное противоречие также подчеркивают семантику борьбы, а именно внутренней борьбы. Писатель осознает и чувствует это сопротивление, борьба вызывает у него чувство радости. Возможность каким-либо образом проявить себя, не мириться с должным, бороться – счастье для автора.

Жизнь – это длинная повесть, ср.: в обращении к семье и друзьям: «… В этой большой, далеко вглубь прошлого уходящей, еще продолжающейся, заторможенной на десять лет, тяжелой, невыносимой повести, которую мы признаем за нашу жизнь, вы – лучшие, любимейшие, глубочайшие главы» [6, 75]. В этой книге, состоящей из множества глав, светлыми страницами являются счастливые минуты, которые он проводит со своими родными. О семье автор говорит прилагательными в форме превосходной степени: лучшие, любимейшие, глубочайшие. Следовательно, к семье писатель относится очень трепетно и очень дорожит ею.

Б.Л. Пастернак считал, что содержание жизни заключается в ее бинарности: «Я радовался, что при помещении в больницу попал в общую смертную кашу переполненного тяжелыми больными больничного коридора ночью, и благодарил бога за то, что у него так подобрано соседство города за окном и света, и тени, и жизни, и смерти, и за то, что он сделал меня художником, чтобы любить все его формы и плакать над ними от торжества и ликования» [6, 266]. Эта мысль автора о жизни и смерти дополняет бицентричную концепцию жизни. Приведенное в пример выражение представляет собой сложное предложение с разными видами связи. Оно отвечает излюбленной пастернаковской тенденции показывать причину и следствие описываемого явления, а также расширить семантическое пространство описываемого посредством однородных членов предложения. В высказывании слова можно поделить на две группы с противоположным значением. В одной окажутся слова с «радостной» семантикой: радовался, благодарил, свет, жизнь, любить, торжество, ликование, а в другой слова, называющие тяжелые, гнетущие чувства: больница, ночь, тень, смерть, смертная каша, тяжелые больные, плакать. Эти две группы слов сталкиваются друг с другом, и трудно их разделить. Пастернак описывает радостные чувства от осознания своей общей участи с другими больными, он счастлив от осознания внутреннего двуединства жизни (свет – тень, жизнь – смерть), автор рад, что бог дал ему талант художника, обладающего даром видеть темную и светлую стороны жизни, запечатлевать их с любованием через художественные формы в своем творчестве. Б.Л. Пастернак считал искусство копией жизни. «Охранная грамота», «Люди и положения» – произведения, в которых писатель отразил свой взгляд на сущность искусства. Он говорил об искусстве: «За деревьями стояло искусство, столь прекрасно разбирающееся в нас, что всегда недоумеваешь, из каких неисторических миров принесло оно свою способность видеть историю в силуэте. Оно стояло за деревьями, страшно похожее на жизнь, и терпелось в ней за это сходство, как терпятся портреты жен и матерей в лабораториях ученых, посвященных естественной науке, то есть постепенной разгадке смерти» [8, 77]. Повторяя жизнь, искусство тем самым передает опыт людей. Через искусство человек может преодолеть свою конечность (по М.М. Бахтину) [9]. Автор, отдавая себя творчеству, преодолевает физическую смерть и позволяет перейти в жизнь вечную.

.

Изучая синтаксическое строение высказываний Б.Л. Пастернака, мы пришли к выводу, что для передачи своих чувств и эмоций о жизни он пользуется восклицательными  конструкциями с частицами какой, как («Какая непередаваемая красота жизнь зимой в лесу, в мороз, когда есть дрова.» [6, с.171]»; «Боже, каким непосильным и давно мною утраченным воздухом ты дышишь!» [6, с.108]»; «Но каким счастьем и спасеньем была работа…!» [6, 166]; Как странно и глупо кроится жизнь!» [6, 300].). Обобщая, выделим следующее о философской концепции жизни в дискурсе языковой личности Б.Л. Пастернака. Жизнь – это великий дар. Человек живет, испытывая чувства очарованности и удивления от жизни. Жизнь кратковременна, но человек трудится и успевает получить опыт и знания о ней, благодаря чему учится, по Б.Л. Пастернаку, видеть жизнь. Человек думает, что он знает жизнь, но на самом деле он проживает только определенный этап своей жизни. Кажущиеся знания жизни вызваны теми обстоятельствами, в которые погружен человек, однакострадание помогает каждому вернуться к подлинности жизни, увидеть его основы. Запрограммированность человеческой жизни противоречит

«внутренним пружинам» человека, его складу личности. Сопротивление навязанным канонам доставляет человеку радость и составляет основу его жизни. Жизнь видится Б.Л. Пастернаку, с одной стороны, быстротечной, подлой, занятой, трудной, глупой, странной, а с другой стороны, красивой, «говорящей», свободной, динамичной, удивительной, яркой. Жизнь – четко отлаженная, гармоничная сущность. Она сочетает в себе противоположные начала: светлое и темное, радость и страдание, жизнь и смерть. По Б.Л. Пастернаку, не бывает смерти физической, человек остается жить в своем творчестве.

.

Анализ пастернаковских высказываний привел нас к выводу, что стиль автора заключается в использовании сложных конструкций, выражающих причинно-следственные отношения между описываемыми явлениями, и конструкцией с однородными членами предложения. Такой способ развертывания мыслей направлен на объяснение истоков явления и его результатов, а также на максимальное расширение информативного пространства фразы. Высказывания Б.Л. Пастернака объемные, нагружены масштабным содержанием и смыслом. Концептанализ его высказываний помогает выйти на языковую личность автора, его сознательное видение жизни.

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.