Межэтнические отношения как предмет кросс-культурного исследования

Home » Рефераты на русском » Межэтнические отношения как предмет кросс-культурного исследования
Рефераты на русском Комментариев нет

Категория «отношения», представляя собой своеобразный феномен, является предметом исследования многих отраслей научного знания, в том числе и психологии. Однако в поисках инвариантов этого понятия мы пришли к выводу, что в современной социальной психологии относительно определения его основных детерминант до сих пор нет четкого и общепринятого понимания. Сегодня здесь выделяются две основные точки зрения на сущность и особенности этой многозначной категории. Согласно одной из них, понятие «отношения» можно рассматривать как готовность к определенному взаимодействию, возникновение которой, детерминируются наличием человеческой потребности и объективной ситуацией удовлетворения этой потребности. С другой стороны, понятие «отношения», являясь одной из базовых психологических категорий, находит свое проявление в любых контактах и взаимодействиях человека с человеком, человека с группой, группы с группой, а также с материальными и идеальными вещами и явлениями. В этом случае «отношения» можно рассматривать как определенный индикатор, являющийся средством выражения и объективизации всех действий человека. В ракурсе такого понимания основных детерминант категорию «отношения» можно рассматривать как «субъект-субъектные» и «субъект-объектные». Наибольший интерес для нас представляют «субъект-субъектные» отношения, которые определяются как целостная система индивидуальных, избирательных и сознательных связей личности и которые обнаруживают себя, прежде всего, в отношениях, складывающихся между личностями и группами, т.е. в межличностных и межгрупповых отношениях. В социальной психологии межличностные отношения рассматривают как субъективно переживаемые взаимосвязи между людьми, в которых проявляется система их межличностных установок, ориентаций, потребностей, мотивов, детермининируемых их совместной деятельностью. Что касается межгрупповых отношений, то они определяются как отношения, субъектом которых могут быть, как малые, так и большие группы, в том числе, и этнические общности. Однако, как конс татирует Т.Г.Стефаненко, сегодня многие социальные психологи под межгрупповыми отношениями понимают, прежде всего, – и даже исключительно – отношения, складывающиеся между индивидами как представителями конкретных групп [Стефаненко, 2006, 232]. В контексте такой детерминации значимым становится понимание того, что межгрупповые отношения – это не только те отношения, которые устанавливаются между группами, а, прежде всего, это субъективные переживания отношений между людьми как представителями различных групп. Вледствие этого, сегодня в социальной психологии выделяют два уровня межгрупповых отношений личностный и групповой. На личностном уровне эти отношения определяются индивидуально психологическими особенностями индивидов как отдельных представителей той или иной группы и проявляются в различных сферах группового восприятия и взаимодействия. В связи с этим одной из составляющих психологию межгрупповых отношений должна стать психология личности. Традиции культурно-исторической психологии Л.С.Выготского и деятельностный подход А.Н.Леонтьева предопределили исследование личности в контексте межгрупповых отношений как продукта этносоциальной и этнокультурной истории общества. Историко-эволюционный подход к личности дополнил эту позицию постановкой задачи выявления закономерностей развития изменяющегося человека в изменяющемся мире [Асмолов, 2001; Леонтьев, 1983]. В контексте такого понимания личностного уровня межгрупповых отношений личность должна исследоваться как представитель данной национально-этнической группы, данной этносоциальной и этнокультурной среды, данного времени и данной конкретной ситуации, претерпевающей в трансформирующемся обществе изменения вместе с группами, к каким он принадлежит и с самим обществом в целом. Поэтому социально-психологическое и кросс-культурное исследование национально-этнических групп и отношений, сложившихся между ними, должно осуществляться через исследование отдельной личности как представителя той или иной группы. Однако, как замечает В.С. Агеев, разрыв между микрои макроуровнем в исследовании отношений и взаимодействия продолжает сохраняться. Параллельно этому трактовка человека как уникальности, индивидуальности, неповторимости, целостности и трактовка его как члена группы, как элемента более широкого целого со всеми вытекающими отсюда последствиями до сих пор остаются оторванными друг от друга [Агеев, 1990]. Один из вариантов решения этой проблемы был предложен А.Тэшфелом и Дж.Тернером, рассматривавшими межличностные и межгрупповые формы отношений как два полюса единого биполярного континиума, на котором можно расположить все возможные варианты социального поведения. Один полюс отражает взаимодействие, полностью определяемое межличностными отношениями и индивидуальными характеристиками участников. На другом полюсе располагаются отношения между людьми, детерминированные их групповым членством, и на которое не оказывают влияния их индивидуальные отношения и характеристики [Стефаненко, 2006, 232]. В.С.Агеев, поддерживая позиции А.Тэшфела и Дж.Тернера считает, что личностные и групповые начала, определяющие особенности отношений, находятся в обратных началах друг к другу. Более того, он считает, что существующая оппозиция между межличностными и межгрупповыми отношениями определяется не полярно-дитохомическим, а континуальным характером, то есть, точнее было бы говорить в каждом конкретном случае о степени приближения к одному из двух полюсов единого континуума «межличностный – межгрупповой», а не просто о принадлежности данного механизма к группе межличностных или межгрупповых отношений [Агеев, 1989]. Результаты проведенных эмпирических исследований дали ему возможность не только определить характер соотношения межличностных и межгрупповых механизмов, их природу и генезис, но и увидеть принципиальные различия в тех задачах, которые призваны решать эти механизмы. Вследствие этого, он пришел к выводу, что межличностные и межгрупповые механизмы, определяющие отношения, взаимодополняют, но не дублируют друг друга. Из этих рассуждений следует, что одни и те же индивиды в одних обстоятельствах могут вступать в определенные отношения друг с другом как отдельные личности, а в других ситуациях – как члены определенных групп. При этом степень влияния межгрупповых отношений на межличностные определяется тем, насколько люди, включенные в эти отношения, воспринимают себя и других (или воспринимаются другими), прежде всего, как членов группы.

Таким образом, мы видим, что в современной социальной психологии существует несколько подходов к проблеме исследования категории «отношения». Достоинством всех этих исследований является то, что их авторы, выделяя межгрупповые и межличностные отношения, говорят о необходимости и возможности совмещения этих уровней для изучения проблематики отношений в целом. Нет сомнений, что наиболее продуктивным будет формирование такого подхода, который смог бы синтезировать личностный и групповой уровни, показать механизм их реального взаимодействия, выявить особенности каждого из них. Что касается определения основных детерминант межэтнических отношений, то сегодня их рассматривают, прежде всего, как отношения, складывающиеся между большими группами, а именно этническими. Однако мы понимаем, что не существует особенных, психологических явлений и процессов, характерных только для межэтнических отношении. Они являются универсальными, как для межгрупповых, так и для межэтнических отношений. В мировой психологической науке до сих пор нет четкости в обозначении терминов «межгрупповые» и «межэтнические отношения», «межгрупповое» и «межэтническое поведение», «межгрупповое» и «межэтническое взаимодействие». Вследствие этого, в современной социальной психологии эти понятия часто используются как равнозначные. Сегодня в период, определяемый «этническим парадоксом» и «этническим ренессансом», приведших, с одной стороны, к увеличению числа межэтнических взаимодействий и контактов, с другой к нарастанию межэтнической напряженности и межэтнических конфликтов, проблема изучения межэтнических отношений приобрела особую значимость и находится в центре внимания целого ряда наук. Исследовательские интересы, как правило, синхронизированы с событиями, происходящими в соответствующих сферах жизнедеятельности этносов. Поэтому сегодня исследованием основных детерминант, определяющих содержание, динамику, характер и развитие межэтнических отношений, занимается целый ряд гуманитарных наук, что дает право Г.М.Андреевой назвать проблематику межэтнических отношений маргинальной в силу ее интегрированности в систему социологических, политических, культурологических знаний. Поэтому «родительскими» дисциплинами, исследующими межэтнические отношения, считают социологию, политологию, но не психологию, которая вплоть до последнего времени делала основной акцент на исследовании проблем, возникающих в рамках малой группы, оставив вне поля зрения проблематику межгрупповых и особенно межэтнических отношений. Более того, как отмечает В.С. Агеев, такое «ограничение исследования только рамками малых групп неудовлетворительно, прежде всего, в общетеоретическом плане. Ведь вырывание малой группы из ее естественного окружения и социального, этнокультурного контекста носит искусственный характер. …Полностью изолированная малая группа является не более, чем абстракцией» [Агеев,1989, с.6566]. Действительно, в реальности ни одна малая группа не может быть самостоятельной и независимой от большой группы, не может быть изолированной от ее внешнего влияния и от тех процессов, которые здесь осуществляются и которые определяются взаимодействием между макрои микроуровнями. Такая ограниченность исследования отношений, возникающих в большой (этнической) группе, явилась причиной того, что в современной социальной психологии до сих пор не определена теоретико-методологическая база исследования межэтнических отношений и не отработан концептуальный аппарат проведения прикладных эмпирических исследований. Отсутствие до сегодняшнего дня теоретико-методологической концепции психологического исследования межэтнических отношений часто становится причиной того, что некоторые психологи, приступая к их изучению (особенно это касается детерминации основных теоретических принципов и методики исследования), часто утрачивают свою профессиональную позицию и переходят в область социологии, культурологии и других отраслей научного знания, каждая из которых рассматривает проблему межэтнических отношений под своим определенным углом зрения.

Отсюда иногда рождается убеждение, что область психологии отношений, возникающих в больших (этнических) группах, вообще не поддается анализу. Однако сегодня проблема межэтнических отношений представляет собой не просто рядоположенную проблему социальной психологии, а является ее важнейшей проблемой, поскольку «содержание социально значимых черт человеческой психики формируется именно на макросоциальном уровне».

LEAVE A COMMENT

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.