МЯТЕЖНЫЙ 1921 ГОД

Главная » Рефераты на русском » МЯТЕЖНЫЙ 1921 ГОД

Освещение событий XX века в советской исторической науке выполняло, в большей мере, идеологическую задачу, чем научную. В истории XX века заслуживает особого внимания тема гражданской войны в Советской России 1918-1922 годов, так как это событие оказало огромное влияние на дальнейшее политическое и социально- экономическое развитие страны. Основополагающими вопросами историографии гражданской войны были: изучение руководящей роли коммунистической партии, обобщение победоносного опыта Советской власти и Красной Армии. Крестьянские вооруженные выступления на завершающем этапе гражданской войны (1920-1922 гг.), называемые в современной исторической науке «малой гражданской войной», трактовались как «кулацко-эсеровские», «кулацко-белогвардейские», «бандитские» мятежи. Такая трактовка антикоммунистических выступлений на территории Советской России в 20-е годы XX века в советской историографии указывала не только на их характер, движущие силы, но и диктовала определение их оценок и исторического значения. Антикоммунистические вооруженные выступления, вспыхнувшие в различных регионах страны, приобрели широкий размах в начале 1920-х годов. Одним из крупнейших выступлений этого периода было протестное крестьянское движение 1921 года на территории Западной Сибири, Северного и Восточного Казахстана. Оно было наиболее массовым, кровопролитным и широкомасштабным. В литературе предыдущих лет оно получило название — Западно-Сибирское (Ишимско- Петропавловское) восстание 1921 года. В этом году исполнилнилось 90 лет со времени трагических событий 1921 года. Но до сих пор, в сознании многих граждан так и не решен вопрос: кто прав и кто виноват? Неоспоримые факы позволяют исследователем сегодня сделать вывод о том, что у каждой стороны была своя правда. Однако, это не является оправданием для той вакханалии, которая охватила просторы Советской России в начале 1920-х годов. В приграничном городе Ишиме Российской Федерации ведется большая совместная работа администрации города, краеведческого музея и Государственного педагогического института им. П.П. Ершова по изучению истории своего края через издательство регулярного краеведческого альманаха «Коркина слобода». На базе Ишимского государственного педагогического института имени П.П. Ершова при поддержке комитета по профессиональному образованию и науке администрации Тюменской области издается научно-информативный сборник «Западносибирское краеведение» по различным проблемам истории, образования и культуры с участием ученых Сибири. В выпусках этих сборников отражаются под различным углом зрения события 1921 года в различных статьях, очерках, заметках, воспоминаниях, что подтверждает живой интерес к этой теме жителей города Ишима и Тюменской области. В 2001 и 2006 годах Ишимский государственный педагогический институт им. П.П. Ершова, являясь инициатором, провел юбилейные научно-практические конференции, посвященные Ишимскому (Западно-Сибирскому) восстанию 1921 года. К работе конференций привлекались ученые и исследователи из городов России и Казахстана.

Благодаря проведению конференций, были опубликованы тезисы докладов по различным вопросам темы антикоммунистических выступлений начала 1920-х годов на территории Советской России. В изучении Западно-Сибирского восстания в научный оборот был введен обширный фактический материал, раскрывающий малоизученные вопросы темы. В краеведческом музее г. Ишима представлены материалы, ценность которых состоит в том, что они отражают военную организацию, вооружение, атрибутику участников повстанческого лагеря. Отображение хода восстания 1921 года в Ишимском уезде выполнено местным художником Романом Моновым в виде карикатурной диорамы, на которой изображены населенные пункты и участники вооруженных столкновений 1921 года на территории Ишимского уезда в сатирической форме, что объясняется стремлением автора скрасить ту жестокость, которая была характерна обеим противоборствующим сторонам. В небогатой коллекции вещественных символов тех дней особенно выделяется красное знамя ишимских повстанцев, на котором серыми буквами начертано: «На защиту свободы». Вооружение повстанцев представлено боронами и плугами, которые вмораживались в снег и служили в целях обороны населенных пунктов и подступов к ним. Другими видами вооружения крестьян были: ружья, обрезы, револьверы, кинжалы, вилы и дубинки. В экспозиции представлены портреты и биографические сведения участников крестьянского повстанчества и его подавления. Десять лет назад, в 2001 году, в центре города Ишима, в сквере, при участии гостей и жителей города, состоялось открытие памятника всем жертвам восстания 1921 года. Памятник представляет собой невысокую стелу из двух прижатых друг к другу толстых пластин из красного и белого мрамора, обжатых посередине черной полосой с надписью: «Землякам – жертвам трагических событий 1921 года». Установление единого обелиска-памятника символизирует первый шаг к оценке восстания как исторического явления, в котором и повстанцы, и подавлявшие их коммунисты и их сторонники – все являются жертвами тех обстоятельств, в которых они оказались. К сожалению, у нас, в городе Петропавловске, мятежный 1921 год не получил должного внимания ни в экспозициях музея, ни в обелисках и памятниках, символизурующих это трагическое событие. До сих пор «белым пятном» отечественной истории остается происхождение, динамика, численность участников, итоги и последствия Западно-Сибирского восстания 1921 года на территории Казахстана. Особый интерес представляет детальное изучение организационной структуры, социальной базы, вооружения повстанцев, хода и масштаба восстания, а так же – участие писателя С. Муканова в подавлении вооруженных выступлений в Петропавловском уезде в феврале 1921 года. В организации восстания, как утверждалось в советской исторической науке, наряду с кулачеством приняли активное участие эсеры, создавшие в городах Сибири свои первичные ячейки. В связи с этим все крестьянские выступления периода начала 1920-х годов трактовались как «кулацко-эсеровские мятежи». Но в настоящее время архивные данные не подтверждают руководящей роли со стороны эсеров. То, что выступления прошли одновременно во многих населенных пунктах, подтверждает не общее организующее руководство со стороны партии эсеров, а стихийное проявление недовольства крестьян политикой коммунистических властей и, в первую очередь, продразверсткой. Поводом восстания 1921 года стало проведение органами местной власти семенной разверстки по решению VIII съезда Советов в декабре 1920 года. Первоначально центрами локальных крестьянских выступлений с активным участием женщин, стали населенные пункты, где находились продовольственные конторы, ссыпные пункты, а так же — крупные железнодорожные станции. Женские бунты быстро улаживались и были похожи на небольшие конфликты. Всплески недовольства, носившие более устойчивый характер, проявились с осени 1920 года, когда в лесах появившиеся банды «зеленых» стали нападать на обозы с хлебом. Началом восстания считается дата — 31 января 1921 года, когда в Челноковской и Чуртанской волостях Ишимского уезда произошло организованное выступление крестьян против Советской власти, которое 5 февраля было подавлено. В ночь на 6 февраля в нескольких волостях Северо-Восточной части Ишимского уезда вспыхнуло массовое восстание (Челноковская, Чуртанская, Викуловская, Озернинская, Больше- Сорокинская и Абатская волости). Одновременно начавшиеся вооруженные выступления в нескольких местах доказывают стихийность крестьянских выступлений. С 7 по 9 февраля 1921 года повстанческое движение охватило почти весь Ишимский уезд, а также Курганский уезд Челябинской губернии, Петропавловский и Кокчетавский уезды Акмолинской губернии, ряд волостей Шадринского и Камышловского уездов Екатеринбургской губернии. В ночь, с 6 на 7 февраля 1921 года, была занята повстанцами станция Голышманово, после чего связь между городами Ишим и Тюмень прекратилась. 9-10 февраля была занята станция Петухово, в результате чего Сибирь оказалась отрезанной от Центральной России. 10 февраля 1921 года вооруженные крестьяне совершили налет на город Ишим и захватили половину западной части города. 11 февраля 1921 года «мятежники» подошли к городу Тюмень на расстоянии 4 версты. 12 февраля 1921 года был осуществлен захват железнодорожной магистрали по направлению к станциям Маслянка – Мангут. Связь между Ишимом и Омском была прервана. Ишим оказался в кольце повстанческих отрядов. Наивысшего развития вооруженное выступление крестьян достигло к середине февраля 1921 года. К 12 февраля повстанцы стали стягивать свои силы к Петропавловску, и в ночь с 12 на 13 февраля они заняли почти весь город. Только к 15 февраля мятежники были выбиты из города. В ночь с 20 на 21 февраля был захвачен город Тобольск. 23 февраля повстанцы ворвались в город Кокчетав. Вооруженные отряды крестьян осадили города Курган и Ялуторовск, подступили к Акмолинску и Атбасару. В первой половине марта они овладели Сургутом и Березовым. Продолжались крестьянские выступления до поздней осени 1921 года, когда «осколки» воинских формирований, скрываясь по лесам, давали о себе знать. И только с наступлением сибирских морозов восстание было окончательно ликвидировано. В кульминационный период восстания, в феврале-марте 1921 года, повстанческие отряды оперировали на огромной территории – от Обдорска на севере до Каркаралинска на юге, от станции Тугулым на западе до Сургута на востоке. Таким образом, Западно-Сибирское восстание 1921 года было самым крупным по масштабу, по сравнению с восстаниями 20-х годов ХХ века на территории Советской России. Масштабность восстания во многом объяснялась недооценкой его со стороны центральных и краевых властей, которые не ликвидировали восстание в начальной стадии. Местные органы власти оказались неспособными дать отпор повстанцам без привлечения частей регулярной армии. Численность участников восстания доказывает то, что на территории Западной Сибири и Северо-Восточного Казахстана антикоммунистические выступления были самыми массовыми в серии крестьянских выступлений начала 1920-х годов. По мнению ряда исследователей, число повстанцев достигало от 30 до 100 тысяч человек. Третьяков Н.Г. считает, что их численность в феврале-марте 1921 года достигала свыше 40 тысяч человек [1, c.17]. Массовость этого выступления объяснялась включением в борьбу крестьянства, представлявшего крупный слой в обществе.

.

Стремление крестьян отстоять свое право на существование в условиях гражданской войны сопровождалось с их стороны всплесками деструктивного поведения. Участники Западно-Сибирского восстания применяли широкомасштабный террор, направленный на коммунистов, советских работников, продкомиссаров, милиционеров и членов их семей. Иногда в действиях повстанцев проявлялись явно садистские наклонности и побуждения, цинизм, мародерство, грабежи, неоправданно жестокие насилия и убийства. Ожесточенность повстанческих выступлений во многом объяснялась условиями военного времени: первой мировой и гражданской войнами, революционными потрясениями и бурными политическими событиями. Мировосприятие, рожденное войнами, способствовало проявлению терроризма и экстремизма, обуславливало поведение многих людей, порождая различные проявления насилий и преступлений. Кроме того, к восставшим примыкали уголовные элементы, в том числе из тюрем, освобождаемых во время захвата повстанцами уездных городов, в которых находились дома лишения свободы, концентрационные лагеря. В отношении руководителей необходимо отметить, что в повстанческом движении не было единого организующего центра и одного руководителя. Именно этот факт еще раз доказывает то, что восстание было стихийным. Повсеместно были свои лидеры, которых повстанцы выбирали из числа не только опытных организаторов, имевших военные навыки, но и крестьянства. Несмотря на то, что командующим «Сибирским фронтом» повстанцы избрали бывшего учителя Налобинской школы В. Родина, он не стал лидером повстанческого движения. Начальником штаба при Сибирском фронте был избран служитель церкви Торбоскин. Одним из командиров, вначале повстанческого отряда, затем — дивизии, значился зажиточный крестьянин из села Песьяново – А. Бардаков. Сподвижник Бардакова — щучинский кулак Киселев — был избран «полковником». Одним из командиров отряда, входившего в дивизию Бардакова, был Рыбалкин, организовавший захват на станции Токуши в феврале 1921 года эшелона партийных и советских работников, их членов семей и раненных, высланных из «мятежного» Петропавловска в Омск. Во главе войск, оперировавших на севере Петропавловского уезда, стоял Яненко — бывший лесничий Соколовского лесничества, «полковник» повстанческой армии, 0также участвовавший в нападении на эшелон на станции Токуши вместе с Рыбалкиным и Бардаковым [2]. В западной части Петропавловского уезда командовал «Сибирской казачьей дивизией» «генерал» Белов [3]. Высокие офицерские звания руководителям присуждали сами крестьяне. Лидеры повстанческих воинских формирований находились на руководящих постах до тех пор, пока восставшие не начинали терпеть поражение. Как только повстанцы теряли позиции, их руководители в лучшем случае отстранялись, но зачастую с ними жестоко расправлялись физически. Такова была судьба В. Родина – командующего «Сибирским фронтом». В списках лиц, мобилизованных в повстанческие отряды, убитых и раненых в боях, расстрелянных по обвинению в участии в восстании и заключенных в концлагеря за «контрреволюционную деятельность» можно определить половозрастной и социальный состав участников, семейное положение, образовательный уровень, партийную и национальную принадлежность. Возрастной состав участников восстания был от 15 до 80 лет [4]. Преимущественно это были мужчины в возрасте 30-50 лет. Но среди участников вооруженных выступлений были и женщины. В списке лиц, расстрелянных представителями Советской власти Кокчетавского уезда за участие в восстании, из 232 человек трое были женщины в возрасте 51-го, 36-ти и 32-х лет [5]. Семейное положение большинства повстанцев свидетельствовало о наличии у них семей, в большинстве — многодетных [6]. В отношении образованности повстанцев документы свидетельствуют о подавляющем большинстве безграмотных или малограмотных участников восстания [7]. Как правило, грамотные участники повстанческого движения, обладая определенным кругозором и ораторскими данными, возглавляли повстанческие воинские формирования. Доминирующее большинство повстанцев по роду занятия были «хлебопашцами», то есть крестьянами. По сведениям комендантов Петропавловского, Кокчетавского, Акмолинского, Кустанайского концентрационных лагерей, в период восстания весной 1921 года подавляющее большинство заключенных были крестьянами. К ноябрю 1921 года в Петропавловском концентрационном лагере насчитывалось 356 заключённых, 256 из которых значились «хлебопашцами», из них за «контрреволюционную» деятельность было осуждено 197 человек [8]. Преимущественно крестьянская социальная база крестьянских выступлений 1921 года на территории Западной Сибири и Северо-Восточного Казахстана, позволяет характеризовать их как крестьянские. Многочисленные архивные документы подтверждают, что национальный состав участников восстания преимущественно был из числа переселенческого русскоязычного крестьянства. Привлечение казахского населения повстанцами игнорировалось. Это проявлялось в том, что к мобилизации населения в повстанческие отряды призывалось мужское население в возрасте от 18 до 45 лет, за исключением «киргизского». Тем не менее, в повстанческом движении 1921 года на территории Казахстана казахское население приняло участие [9]. Факт участия коренного населения в вооруженных выступлениях на территории Казахстана объясняется социально-экономической напряженностью, ущемлением политических прав и свобод скотоводческого населения, активностью переселенческого крестьянства. Казахское население использовало своеобразные формы борьбы: нападения на обозы, сопровождаемые продработниками; скотокрадство; создание самостоятельных вооруженных отрядов; стихийное вступление в повстанческие крестьянские формирования; массовые откочёвки в пределы российских губерний и Туркестан и др. [10].

.
.

Активность казахского населения во многом объяснялась недовольством продразверсткой и гужевой повинностью, проводимой революционной властью. Специфика форм протеста уходит корнями в традиционные устои кочевого образа жизни и ментальность казахского народа. Вооружение участников восстания, как свидетельствуют архивные данные, было представлено охотничьими ружьями, самодельными пиками из вил и кос, заостренными железными кольями, «у немногих были винтовки, револьверы, которые мятежники отобрали у убитых красноармейцев и продовольственных работников» [11]. Действия повстанцев были направлены на уничтожение коммунистов и продработников, разграбление складов для пополнения повстанческих отрядов боеприпасами, вооружением и продовольствием. Массовое уничтожение коммунистов привело к тому, что на охваченной восстанием территории почти полностью были ликвидированы партийные и комсомольские организации. В подавлении восстания были задействованы регулярные части Красной Армии: 255 полк, 29 дивизия, кавалерийский полк «Кубанцы», бронепоезда «Красный Сибиряк», «Мститель», отряды ЧОН, коммунистические отряды [12]. 249 полк 21-й дивизии ВНУС г. Петропавловска был награжден за вклад в ликвидации мятежа Красным Знаменем [13]. Бронепоезда освобождали от повстанцев железнодорожные станции и облегчили восстановление железнодорожных путей и движение поездов.

Непосредственно в подавлении вооруженного выступления в Петропавловском уезде пронимал писатель С. Муканов. В автобиографическом романе «Школа жизни» он описывает события, которые развернулись в феврале 1921 года в г. Петропавловске. Подавление восстания осуществлялось в двух направлениях – со стороны Омска и Кургана. После освобождения Петропавловска военные действия проходили в северном направлении – в сторону г. Ишима и в Южном – к Кокчетаву. Уступая в вооружении и организации, а так же военном командовании, основные силы повстанцев были разгромлены в феврале – начале апреля 1921 года. Окончательно повстанческое движение было ликвидировано в конце 1921 – начале 1922 года. Насколько были жестокими и зачастую садистскими действия представителей «Народной армии», столь бескомпромиссными и преступными по отношению к восставшим были меры со стороны центральных и местных органов власти. Члены исполкомов могли применять «самые беспощадные и немедленные меры пресечения восстания, не останавливаясь к сопротивляющимся применять меру расстрела на месте» [14]. После подавления восстания по отношению к членам семей повстанцев начались репрессии. Для того, чтобы арестовать всех участников восстания, коммунисты шли на крайние меры: от конфискации имущества участников восстания до взятия в заложники членов их семей. Сотрудники милиции зачастую производили самочинные обыски и конфискации имущества семей расстрелянных, бежавших с бандитами и подозреваемых в участии в восстании, после чего конфискованное имущество перераспределялось между милиционерами [15]. Для урегулирования размеров конфискации имущества участников восстания, Петропавловский ревком принял решение 22 марта 1921 года о том, чтобы оставлять на каждого родственника из имущества расстрелянного «обычную норму обихода рабочего человека» [16].

Однако эта норма не была конкретно определена. Председатель Петропавловского ревкома Барлебен на этом заседании определил смысл конфискаций следующими словами: «…цель конфискации – предупредить участие родственников и вообще всех граждан в возможно будущих восстаниях, чтобы конфискацией показать чего лишатся граждане, которые будут участвовать в восстаниях» [17]. Вооруженные крестьянские выступлени 1921 года стали трагедией всего населения, охваченных им районов. Гибель, ранения, заключения в концентрационные лагеря, миграции населения, материальный ущерб, нанесенный боевыми действиями и конфискацией имущества семей участников восстания, срыв сельскохозяйственных работ — все это привело к глубокому экономическому кризису 1921-1922 годов в этом регионе. Следствием упадка экономики, вызванного военно-коммунистическими мерами Советской власти и восстанием, стал голод начала 1920-х годов. Западно- Сибирское восстание оказало дестабилизирующее воздействие на общественно — политическую ситуацию в стране. Наряду с Кронштадтским и Тамбовским Западно- Сибирское восстание 1921 года привело к кардинальным политическим решениям Х съезда партии в марте 1921 года – отмене продразверстки и дальнейшему свертыванию «военного коммунизма». Главным уроком трагических событий «малой гражданской войны» является отказ от сталкивания различных слоев общества, насаждения нетерпимости, насилия и произвола, как метода государственного строительства и способа «осчастливить» народ. Ставка на революционное насилие привела к обратным результатам и стала одной из причин обострения взаимоотношений крестьянства с коммунистическими властями. «Малая гражданская война», представлявшая собой ряд крестьянских выступлений, увеличила число жертв и стала катализатором гражданской войны в начале 20-х годов ХХ века в России.

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.