Нравственная реальность и личностные смыслы

Главная » Рефераты на русском » Нравственная реальность и личностные смыслы

Существует несколько возможных отношений, в качестве которых может выступать то или иное явление: как мотив; как препятствие достижению мотива; как условие, способствующее достижению мотива; как способ достижения одного мотива и препятствие для другого. Возможным различным отношениям соответствуют и возможные различные смыслы: смысл мотива, негативный смысл, позитивный смысл, конфликтный смысл и т.д. Положение это тонко фиксирует возможность разного смыслового отношения к одному и тому же явлению в зависимости от его места в структуре деятельности, пристрастного отношения к нему личности. Рассмотрим функции смыслообразующих основ формирования личности. Прежде всего, функция прогнозирования (футурологическая функция) – это создание образа, проекта будущего, определение перспективных линий развития личности, не всегда обусловленных «текущим моментом» и «сегодняшним днем». Смыслы устремлены в будущее, помогая определять приоритеты смыслостроительства и смыслопостижения жизни, «приближая» к пониманию, объяснению реальной жизнедеятельности, самореализации, формирования личности, «обучая» соотносить цели и средства собственных поступков.

Смыслообразующие основы являются, на наш взгляд, фундаментом возможного будущего, которое через настоящее, на основе продуктивного использования опыта прошлого позволяет создавать перспективные планы развития. Представления о возможном будущем должны предшествовать его реальному воплощению, дисциплинируя человека, определяя приоритеты. Будущее в системе смыслов становится необходимым условием, механизмом развития, намечающим его возможную перспективу. «В жизни человека, – отмечает С. Цвейг, – внутреннее и внешнее время лишь условно совпадают; единственно полнота переживаний служит мерилом душе… Вот почему в прожитой жизни в счет идут лишь напряженные, волнующие мгновения, вот почему единственно в них и через них поддается она верному описанию» [1, 29].

Далее – человекотворческая функция, раскрывающая смысл как посредника между существованием и сущностью человека, смыкающая его внешний и внутренний мир, выделяющая особо ценное, важное, побуждающая к осуществлению личностного предназначения, помогающее «быть» и «стать». Речь идет о нацеленности смысловых систем на совершенствование человека. Смыслы позволяют «воспарить», выйти за пределы «замкнутого круга» обыденности, помогают человеку стать таким, каким он должен быть. Также можно выделить познавательную функцию. С помощью системы смыслов личность удовлетворяет познавательные потребности, привлекая как рациональные научные способы постижения бытия, так и достигаемые при помощи вненаучного осмысления, примерами чего являются образность, символы, знаковые средства и др. [2].

.

Особо следует выделить адаптивно-охранительную функцию, возможно, что она существовала всегда, позволяя регулировать систему «человек – мир», защищая человека от неизвестного, непонятного, запретного. Особенно наглядно эта функция проявляется в функционировании жизненных смыслов женщин, вынужденных табуировать многие понятия, например, на уровне вербальных смыслов. В современных условиях глобальной становится проблема понимания. Человек поставлен в условия «невозможности» объять необъятное. Личностные смысловые образования и значения объективного мира развиваются с разной скоростью, различны по объему, масштабу. Человек просто не может «вместить» в свои смысловые системы, «переработать» лавину «объективных» значений. В этом контексте защитная функция особенно значима, позволяя человеку не «распадаться» под давлением информации, а «сортировать» её, становиться самоцензором. Высшие смыслы помогают в этом, ибо они, как правило, устойчивы и консервативны.

Следующая функция нравственно-ценностная. Она характеризуется тем, что любая деятельность человека может оцениваться и регулироваться со стороны ее успешности в достижении тех или иных целей при помощи нравственной оценки. Нравственная регуляция предполагает внеситуативную, самостоятельную опору, не обусловленную непосредственными событиями. Этой опорой для человека могут стать осознанные смысловые образования личностные идеалы, ценности и интересы. Проблему идеалов мы уже затрагивали ранее, приведем лишь уточнение идеального, которое дает А. Ф. Лазурский: «Идеальное всегда или грандиозно по своим размерам (власть, могущество, величие духа в борьбе с несчастьями) или непревосходимо в качественном отношении (красота художественных произведений, тонкость абстрактной мысли); в том и другом случае оно близко к конечным, абсолютным ценностям и часто даже в представлении субъекта вполне совпадает с ними» [3, 228]. Данная функция раскрывает личностные смыслы как самостоятельно выработанные представления о возможно более полном и гармоничном жизненном воплощении. Смыслообразующие основы формирования личности – это определенная система общих принципов соотнесения мотивов, целей и средств жизни, в том или ином виде реализуемых в конкретных ситуациях, определяющих поведение, перспективы развития человека, нацеленность на воплощение жизненного предназначения.

Обратимся к проблеме прагматической регуляции. Прагматическая регуляции определяется успешностью (неуспешностью) деятельности и результатами. Специфика этой формы регуляции такова: прагматическая регуляция диктует: цель оправдывает средства, лишь бы они вели к успеху. Р. Г. Апресян, рассматривая данную проблему, отмечает, что «мораль и возникает как оппозиция миру социально-утилитарных ценностей»: «Символы, таким образом, становятся более ценными, чем результаты работы. В прагматическом сознании происходит именно такая переориентация, и она связана с ограничением смысла полезности удовлетворением частных интересов индивида, с подменой полезности выгодой» [4, 26]. Складывается своеобразная «эгоистическая нравственность». Подлинно нравственная регуляция не определяется приоритетом цели, важнее оценка, значим не собственно успех, а выбор средств достижения цели. «Принцип полезности противостоит высокой морали, но именно принцип полезности, воплощаясь в общественных отношениях, создает для неё условия; полезность становится фактором гармоничного развития общества, раскрепощения сил и способностей, живущих в таком обществе людей» [4, 37], развивает Р. Г. Апресян парадоксальную мысль о невозможности, но желательности компромисса между добродетелью и полезностью…

В жизнедеятельности человека возникает множество конкретных смысловых зависимостей и отношений, не все из которых можно «причислить» к целостно-личностному отражению. Действия человека небессмысленны, они включены в нечто большее, «высшее», «абсолютное», имеющее смысл и придающее (передающее) его поступкам личности. «Смысл не одномерен и не одноплоскостен, а всегда иерархичен, встроен в некую общую смысловую вертикаль личности от прагматических смыслов конкретных житейских ситуаций до вершинных общих смыслов жизни» [5, 33], справедливо отмечает Б.С. Братусь. Понимание формирования личности происходит через понятия свободы, ответственности, поступка сообразно уровню самосознания и саморазвития. Необходимость нацеленности личности на самоинтеграцию при помощи поиска смысла жизни, осмысления собственной судьбы ставит задачу самоформирования. Осознание неотделимости развития личностных свойств, приобретенных индивидом от деятельности, является, на наш взгляд, тем самым общим критерием, позволяющим определить собственно личностное в смыслообразовании. Можно, применив данный критерий, обозначить следующие уровни смыслообразующих основ формирования личности (на основе движения от низшего к высшему): – ситуационный уровень, определяющийся предметной логикой достижения цели, где лидируют выгода, удобство, престиж. Такой смысл сложно назвать целостно-личностным, ибо он выполняет служебно-регулятивную функцию; – индивидуалистический уровень, когда индивид видит только свои интересы, цели, воспринимая других людей как «материал», «средство», «объект» или препятствие для их реализации; – социально-групповой (местнический) уровень, где определяющим смысловым компонентом отношения к действительности становится ближайшее окружение, группа, которую индивид либо отождествляет с собой, либо ставит выше себя в своих интересах и устремлениях. Отношение к другим людям, определяется тем, «свои» они или «чужие»; возможна ориентация на обожествление интересов группы и принижение собственных, когда смыслы о себе, реализуются по схеме: «я (или ближайшее окружение) средство достижения целей «высшего порядка»; – общечеловеческий, собственно смысловой, высший уровень, регулируемый нравственными смысловыми ориентациями. В его основе реализация «золотого» правила нравственности, когда человек обладает чувством собственного достоинства, с уважением относится к ближайшему социальному окружению и всем людям.

Общечеловеческий уровень определяется внутренней смысловой устремленностью личности на воплощение таких целей, достижение которых утверждает подлинные человеческие отношения, реализует кантовский императив – человек всегда цель и никогда средство. Различные смыслообразующие уровни не только определенная модель, а и проявление реального человеческого поведения, демонстрирующего то, насколько смыслы определяются высокими устремлениями к общечеловеческим идеалам и ценностям. Философы всегда придавали поступку особое значение: «Ценное назначение само по себе может быть и у средства, даже вещи, но смысл возможен только у человека и через него, и только тогда, когда человек сохраняет характер субъекта, свободной культурно-творческой силы, какой он может стать в действительности» [6, 261].

.

Для характеристики личностных смыслообразующих основ важно не только представление об уровне смыслового образования, но и об интенсивности, степени субъектности, переживании смыслов личностью. Позитивное развитие смыслообразующих основ формирования личности развивается одновременно по вертикали и горизонтали, обеспечивая поступательное движение к общечеловеческим ценностям, смысловой идентификации с миром, переходя от неустойчивых, эпизодических ориентиров к прочным, осознанным ценностным ориентациям (личностным смыслам). Движение это можно представить в виде восходящей спиралеобразной линии, где витки спирали – отступления назад и кризисы смыслового личностного развития. Восхождение, подъем или падение по этой смыслообразующей линии не уничтожает предыдущие смыслы. Они включаются в новые отношения, «сортируя» важное и второстепенное, прогрессивное и регрессивное, изменяя «смысл», влияние на воплощение человеческого предназначения и поступки. Иногда, то, что казалось человеку значимым, может с течением времени, изменением смыслового ракурса, после каких-либо поступков или «озарений» стать ему безразличным. Изменение смыслопорождающей ситуации может изменить актуальность «смысла смысла». Впрочем, возможность «возрождения» активного воздействия данного смысла всегда существует. Более того, смысловое образование нельзя изолировать, «ограничить рамками» какого-либо условно взятого уровня или деятельности. В жизнедеятельности любого человека противоречиво сосуществуют совершенно разные мотивы, смысловые отношения, которые отличаются интенсивностью, иерархией, динамикой. Такой подход позволяет рассматривать смыслообразующие основы жизни личности как сферу противоборства между разнонаправленными смысловыми ориентациями [7, 420].

.

В. А. Титов, используя понятие удивительно емкое понятие моральная «самодеятельность», справедливо отмечает: ««Нравственная реальность», выступая определенной «заданностью» по отношению к субъекту нравственной рефлексии и нравственного действия, разворачивает поле его морального творчества» [8, 41]. Проблеме развития личностных смыслов, их закономерностям и динамике посвящена монография В. В. Столина «Самосознание личности», где автор на основе экспериментальных исследований фундаментально разрабатывает представления о конфликтных смыслах. Хотя, нашему пониманию ближе понятие противоречивый смысл, представления о конфликтном смысле В. В. Столина определяют то, что одни и те же обстоятельства могут вбирать разные отношения личности, иметь позитивное или негативное влияние на развитие человека. «В таких столкновениях и происходит осознание собственных личностных черт человеком, их узаконивание, либо, напротив, объявление им беспощадной войны. Выявление «списка» внутренних преград, столкновение которых приводит к конфликтным смыслам «Я» взвешивают «вес» собственных черт, открывают путь к эмпирическому (экспериментальному, клиническому) изучению смыслов различной природы» [9, 151-152 ], – так В. В. Столин «открывает» пути не только к изучению личностных смыслов, но и новые аспекты мотивации.

В противоречиях, в раскрытии реальных смыслов выявляется «подлинное» лицо человека, снимая с него «маски», скрывающие сущность. И. С. Кон, наоборот, рассматривая противоречивый смысл, считает «маску» адаптивным механизмом, позволяющим приспособиться к реальности, приобрести устойчивые, неадекватные, смысловые ориентиры: «Маска должна компенсировать то, чего, личности, по её самооценке не хватает и что ей, по-видимому, нужно. Именно различие «подлинного «Я», каким я его себе представляю, и маски, побуждает говорить о ней как о внешнем, наносном, неограниченном. Но разница между внешним и внутренним относительна. «Навязанный» стиль поведения в результате повторения закрепляется, становится привычным» [10, 138]. Е. Л. Дубко, акцентируя внимание на нравственной стороне, считает, что «переживание морального противоречия необычайно ценно. Сомнения, жажда идеала, сожаление, самообвинение, надежда, вина и даже страх (оказаться худшим и недостойным), раскрывая перед человеком противоречивость мира (наличие в нем многоликого зла), одновременно готовят его к несгибаемости перед злом, к трудностям борьбы с ним» [11, 19]. Нравственно-ценностные смыслы, занимая высшие ступени в смыслообразующих основах формирования и самореализации личности, влияют не только на отражение действительности. Личность, обладающая развитым нравственно-ценностным уровнем смыслообразующих основ способна преображать, изменять действительность, лучше ориентироваться в разнородных, нижележащих смыслах. Нравственно-ценностные смыслы во многом определяют предназначение человека, представления о себе и мире, о путях и средствах самореализации. Личностные смыслы (ценностные ориентации) могут в зависимости от их реального содержания либо помогать человеку успешно выходить из кризисных ситуаций, переживать неудачи, либо способствовать «зависанию» в проблемах, абсолютизации конфликтов, изоляции от ответственности и т. д. Смена ценностей, убедительным доказательством чего является «переворот ценностей» в начале 90-х в постсоветском пространстве, почти всегда сопровождается кризисами личностного развития. Противоречивый смысл может стать основой амбивалентной личности, для которой локальные, сиюминутные смыслы могут «замещать» высшие целостно-личностные смыслы. Чем выше уровень смыслового восприятия действительности, тем более личность укоренена в действительности, тем более понимает происходящее и способна действовать, воплощать высокие цели и идеалы, совершенствовать себя и мир, в котором живет. Таким образом, чтобы начать «новую жизнь», встать на путь истинной самореализации важно изменить смысловое восприятие, смыслообразующие основы своей жизни, в противном случае это будет лишь «изменением одежд», переменой формы, вечным стремлением никогда не достигающим цели.

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.