О племени с самоназванием «Мэн-гу»

Главная » Рефераты на русском » О племени с самоназванием «Мэн-гу»

В китайских летописях указано, что дальние предки Чингисхана руководили племенем (утом), которое называлось «Мен-ху», в персидской транскрипции – «Мэн‑гу». На языке «Майқы би» это самоназвание племени звучит как «Мәңгі-қу» («Вечные гунны»). «Қу» («Лебеди, или лебединое племя») – обобщающее название гуннов (33). Китайские летописцы точно отразили самоназвание гуннов в понятии «ху». Поскольку они не могли ни произнести, ни написать букву «қ», то использовали букву «х».

По преданиям биев, большое племя «Мәңгі-қу» в начале VII века находилось в Прикаспийском регионе. В середине VII века оно находилось в Прииртышье, но уже в конце VII века половина племени откочевала в Семиречье, где вошло в состав Тюргешского каганата, а другая половина откочевала в Приаралье в начале VIII века. В семидесятых годах 8 века приаральские «вечные гунны» были вытеснены союзом гунно-кипчакских племен с самоназванием «Қу-мәңгі» («Лебеди вечные») (34). В исторических книгах этот союз племен называется «куманы», или «команы».

После вытеснения из Приаралья племя «Мәңгі-қу» совершило в жаркий летний период немыслимый переход сквозь пыльные бури через местность Тенгиз («Солончаковое дно высохшего моря») и через полгода прикочевало в Забайкалье (35). Руководил походом прямой потомок тюркского хана «Бөрі» по прозванию «Бөрі тегі шын» («Истинный потомок «Бөрі»). Он был потомком Бори-хана по линии его младшего сына. В своей книге «Древние тюрки» Лев Гумилев отметил, что «Бури-хан, племянник Тобо-хана, тот самый, который начал войну против Византии, взял в 576 г. Боспор». Что касается «Төбе-хана» («Вершинного хана»), то он правил Великим Тюркским каганатом в 572-581 гг. Племя «Мәңгі-қу» прикочевало в Забайкалье к своим родственникам, которые называли себя «Бури-ата» («Бурят») и считались потомками Бури-хана по линии его старшего сына. В «Сокровенном сказании монголов», переведенном на русский язык с китайского, тюркский хан «Бөрі тегі шын» прописан как «Борто Чино», и с него начинается родословная Чингисхана. Нет оснований сомневаться в том, что в этой родословной приведены истинные имена прямых предков Чингисхана. Сам каган назвал территорию, в которой проживали его предки, а ранее – великие тюркские и восточнотюркские каганы, «Қара шаңырақ орда», что в переводе означает «Наследственная коренная орда». На этой территории Чингисхан оставил для постоянного проживания те племена («уты» или «тайпа»), которым он дал собирательное название «Қалмақ» («Остающиеся»). Основу калмаков составили представители племен «Ойрат», «Бурят» и «Тайши-ут». В меньшей степени были представлены и жалайыры, и коныраты, и кереи, и мангыты, и адаи, и кипчаки, и найманы. Все эти племена (тайпа или уты) и родовые общины (ру или обыки) составили «жұрт» (коренной народ) Чингисхана с самоназванием «Монг-гол». После смерти Чингисхана руководство эти журтом (юртом) перешло, по традиции тюрко-монгольских народов, к его младшему сыну «Төле» (Толую в русском написании).

.

Поскольку «Сокровенное сказание монголов» было написано на китайском языке со слов одного из представителей власти в «журте Чингисхана», то маловероятно, чтобы произошел какой-нибудь сбой при перечислении прямых предков кагана. По тюрко-монгольским традициям считалось святотатством допустить ошибку в родословной родоплеменных общин, а тем более – руководителей журта (эля). Поэтому в настоящее время следует наиболее доверительно относиться к той родословной Чингисхана, которая приведена в «Сокровенном сказании». Но при этом логично привести имена и прозвания предков кагана на языке Майкы‑бия, который был не просто соратником и нояном Чингисхана, но прежде всего его доверенным лицом в деле популяризации в Белой, Синей и Золотой ордах идеологии Чингисхана, его философских учений «Яссы», «Билик» и «Жасак». Поэтому ниже будет приведена родословная кагана на языке Майкы‑бия, в точном соответствии с «Сокровенным сказанием монголов». Но прежде следует подчеркнуть, что поскольку предками Чингисхана были тюрко-монгольские ханы, то в их именах или прозвищах нет и тени суеверного страха перед опасностью сглаза ребенка. Традиционно они считали, что недопустимо присваивать детям уничижительные имена. У мужчины есть два главных духовных богатства – эта вера в «Тәңірі» (Бога) и преклонение перед аруахами, т.е. духами Великих Предков, образы которых осеняют личность в минуты тяжелых испытаний рока. И есть три главных материальных богатства: «ат» – имя, «ат» – конь и «қатын» («хатун» в персидском написании) – жена. При рождении ребенка следовало наградить его первым главным богатством – благородным именем. Необходимо было воспитывать ребенка с самого рождения по принципу «болар бала боғынан» («будущее ребенка начинается с загаженных пеленок»), т.е. в духе постоянной самоустремленности к тому, чтобы непременно оправдать свое благородное имя («ат») или прозвание («лақаб-ат»). По достижении ребенком трехлетнего возраста следовало наградить его благородным конем – вторым главным богатством. Вместе с этим, когда дело касалось сына, необходимо было задуматься о награждении его к 15-16 годам третьим главным богатством – «қатын» (женой). Для этого необходимо было посвататься к благородной семье, воспитывавшей дочь подходящего возраста, и начать платить калым (выкуп за невесту).

Говоря о языке «Майқы би», следует иметь в виду, что он основан на реформировании и взаимообогащении тюргешского, кипчакского и татарского языков, системно наследовавших категориально-понятийный аппарат древних ариев, скифов, гуннов, сяньбийцев и тюрков. До Чингисхана и Майкы‑бия именно некий сплав языков алтайских тюрков, татар, тюргешей и кипчаков служил языком межплеменного общения в Южной Сибири, Восточной Монголии и Дешти-кипчакских степях. Александр Доманин в своем фундаментальном исследовании «Монгольская империя Чингизидов. Чингисхан и его преемники» отметил, что еще до Чингисхана многочисленные племена в Монголии прекрасно общались друг с другом на широко распространенном языке древних тюрков. Поэтому прочитывать имена персонажей, этнонимы и топонимы «Сокровенного сказания монголов», приведенных в китайском написании, следует именно в тюркской, а не в старокитайской, и не в современной монгольской транскрипции (36).

По преданиям Байдибек‑бия, Чингисхан не случайно в момент избрания его каганом в 1206 году объявил о создании нового эля (нового отечества) под названием «Йекей-Монгол улус». Понятие «улус» на языке Майкы‑бия означает «ұлы‑іс» («великое дело»), а в смысловом переводе – «единение племен внутри одного государства, одной державы». Понятие «ұлыс-дәреже» означает «высокопочитаемое государство в мире», «великая держава» (37). «Йекей» – это имя тюркского хана племени «Мәңгі-қу» с прозванием «Бөрі-тегі шын». Используя это имя, Чингисхан тем самым подчеркивал, что непосредственными протомонголами является племя «Мәңгі құ». Лев Гумилев и Александр Доманин не ошиблись в своем выводе, что именно племя «Мәңгі-қу» подготовило почву для появления на исторической арене племени «Нируны», которое Чингисхан считал своим родным «утом», родовым кланом «прямых потомков Монкгола». «Мәңгі-қол» (Монг-гол) – это прозвание десятого предка Чингисхана по имени «Бүтін-шора» (Будунчар). Поклоняясь духам великих предков, помня об их весомых вкладах в дело формирования новой государственности, Чингисхан назвал свою новую державу «Улус Йекея и Монгола». Имя «Йекей» образно переводится как «Хозяин самому себе». Имя «Мәңгі-қол», применительно к индивидууму, означает «Идеолог постоянной боеготовности вечного, незыблемого военного братства». И эта идеология «Народ – вечное войско» была претворена в жизнь Чингисханом, которого постоянно осенял образ великого предка в тяжелые периоды многочисленных испытаний судьбы.

.
.

Лев Гумилев, опираясь на труды монгольского историка Санан-сэчена, считает, что «Бүтін-шора Мәңгі-қол» родился в 970 году. Уже в начале 11 века он создал племя «Нируны-Борджигин». С этого момента племя «Мәңгі-қу» разделилось на две ветви: «Тайшы-ут» и «Нируны». Понятие «Тайшы-ут» переводится как «Древнекняжеский род», и такое самоназвание должно было подчеркнуть, что это племя считает своим родоначальником Йекея с прозванием «Бөрі тегі шын». В отличие от тайшиутов, племя «Нируны-Борджигин» считало своим родоначальником «Мәңгі-қола» и подчеркивало, что праматерью племени является «Алуан-құба» («Многоцветная в думах, подобная радуге») – мать «Мәңгі-қола». Родословная Чингисхана позволяет понять логику такого подразделения монголов.

 

Как отмечалось выше, все родовые общины («ру», или «обық»), возглавляемые десятым предком Чингисхана по имени «Бүтін Шора», составили племя, которое называется «Нируны». На языке Майкы‑бия это понятие звучит как «Іні-руы», что в переводе означает «Племя младшего брата». Байдибек‑бий разъяснил, что в понимании казахского народа «племя младшего брата» – это «Кіші жүз» («Младший жуз»). Но во времена Есугар-батыра, термин «кіші жүз» не употреблялся, а вместо него обиходным был термин «іні-руы». Прадеду Чингисхана, Кабыл-хану, удалось создать союз племен из нирунов и тайшыутов (39). Этот союз племен именовался «Нируны», поскольку нируны играли в нем лидирующую роль. Род в составе нирунов, известный ранее как «Монгкол», ведущий свою родословную от «Бүтін-шоры», получил новое название «Кият-Борджигин».

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.