О союзе племен с самоназванием «Татар»

Главная » Рефераты на русском » О союзе племен с самоназванием «Татар»

На языке Майкы‑бия понятие «Татар» или «тат-ар» звучит как «дат-ар». Древние гунны военачальников делили на две категории: «шады» – стратеги, «таты» – тактики. Кипчаки вместо «тат» говорили «дат». Этим званием гунны награждали тех строевых командиров, которые постоянно руководили боем на передовой, т.е. обязаны были непременно сражаться на переднем крае обороны или наступления, находиться в гуще схватки. В 19 веке в Кокандском и Хивинском ханствах генералов-тактиков называли «дат-қа», т.е. «командиры на передовой». Говоря современным языком, это были «полевые командиры», «строевики». У древних гуннов, по данным Койшыгары Салгарина, на протяжении почти трех веков, начиная с 210 года до нашей эры, «шадами» были только лишь прямые потомки создателя первой великой гуннской державы кагана Модэ. В китайских летописях он упоминается также как «Маодунь». На языке «Майқы би» это имя произносится как «Мәди». В переводе с татарского языка, на котором, в частности, основывался Майкы, это имя означало «Щедрый». Прозванием первого кагана Великой Гуннской державы было «Ер Мәди», или, то же самое, «Мәди-Ар» (звучит «Мадьяр»), что означало: «Мади – честь и гордость державы». Держава называлась «Дәреже елі» («Народ, вызывающий уважение и почтительное отношение со стороны других народов») (51). Понятие «дәреже» подразумевало также необходимость дорожить своим Отечеством. Говоря об этом, «Мәди-Ар» подчеркивал, что ни пяди родной земли гунны никому не уступят. В качестве самодержца он имел звание «шаң-үй» («верховный дворянин»). Дворянами признавались только его потомки, которые становились «шадами» – командирами «туменов» (дивизий) из нескольких тысяч воинов. «Шадом» можно было стать лишь после того, как талант военачальника признавался ветеранами. Что касается «татов» – командиров полков, то они отбирались из среды прямых потомков легендарных родо-племенных старшин, считавшихся «отцами-основателями» гуннского союза племен. Имена этих предводителей присваивали себе племена, которыми те успешно руководили. Самоназвания этих племен запечатлены в древних китайских летописях.

Старшину самого крупного и богатого племени звали «Жылан» («Мудрый змей»). Он первым ввел понятие «орда». Правда, древние гунны говорили не «орда», а «орта». В смысловом переводе это понятие означает централизованное штабное управление племенем, в котором все мужчины, начиная с семилетнего возраста, являются воинами и постоянно находятся в боеготовности. Жылан первым уловил центростремительные тенденции, проявившиеся среди гуннов его времени, и первым создал главный штаб управления родоплеменными дружинами. Его поддержал и присоединился к нему старшина другого племени, по прозванию Ноян. На языке Майкы‑бия это имя произносится как «Іні-ояң» («Состоявшийся младший брат»). Как гласит предание, Ноян присоединился к Жылану со словами: «Ағасы бардың жағасы бар, інісі бардың тынысы бар». Это означало: «У кого есть старший брат («аға»), у того есть надежное плечо-опора, а у кого есть младший брат («іні»), у того есть надежный исполнитель». С этого времени на евразийском континенте получило хождение понятие «старший брат – младший брат», подразумевавшее, что старший является опекуном, а младший – подмогой. Позже, тюрко-монгольские племена вместо слова «тат» стали использовать слово «іні-ояң» («ноян») (52). Начиная с Чингисхана, нояны, по существу, обладали полномочиями князей-воевод. Некоторые из них командовали частями, называемыми «мың-қол» («тысячная рать»), другие соединениями «ту-мен» («со знаменем», т.е. десятитысячной ратью). Звания «тат» или «дат» Чингисхан отменил. Позже, столетие спустя, Тамерлан восстановил это звание, но уже со звучанием «дат-қа». А то, что сяньбийцы и монголы стали называть своих полководцев ноянами, само по себе говорит о ярком примере бескорыстного служения долгу, который преподал в свое время гуннский князь Ноян…

Вслед за Нояном к Жылану присоединились «Қоян» («Неуловимый заяц»), который считался непревзойденным мастером заманивания противника в ловушку путем отступления, и «Шабу» («Мчаться во весь опор»), признанный лучшим организатором внезапных молниеносных атак. Позже легендарными гуннскими полководцами – «татами» – стали также «Баян» («Знаток героических преданий»), «Қой» («Овен») и «Жүн» («Волосатый»), которые вместе с руководимыми ими родовыми общинами («ру») вышли из состава племени «Жөнді» («Праведные», отмеченные в исторических книгах как «Жун-ди») и присоединились к гуннскому союзу племен.

.

В начале новой эры гунны испытывали глубокий экономический кризис в связи с природными катаклизмами в ордосских степях, принявшими затяжную форму. С другой стороны, в это же время наступил период экономического процветания в империи Хань, который сопровождался усилением военного могущества империи и, как следствие, превалированием военно-экспансионистских настроений в правящих кругах. Ханьцы закрыли пункты приграничной торговли, чем усугубили бедственное положение гуннов, которые за три века привыкли потреблять ханьские товары, прежде всего – зерновые продукты и ткани. В периоды джута (бескормицы скота) особенно выручал ячмень. Без последнего значительно сокращалось поголовье коней, что автоматически сопровождалось падежом овец и крупного скота (53).

Затяжные экономические кризисы всегда приводят к расколу общества. Казахи не случайно говорят: «Барлық татуластырады, жоқтық таластырады» (достаток объединяет, бедность разъединяет). По причине резкого ухудшения условий жизни членов общества держава гуннов развалилась на три части. Так называемая «новая гвардия гуннов» во главе со своим лидером по прозванию «Көк-қанлы» («Породистый», «голубых кровей», либо «небесный канглы») сумела добиться отделения южных гуннов от северных, а затем сама возглавила южан. В китайских летописях его имя прописано как «Хуханье».

В свою очередь, северные гунны также раскололись на две части в связи с тем, что «старая гвардия» разделилась на потомственных шадов и потомственных татов. Первые были представлены потомками Мади-Ара, вторые – потомками Жылана, Нояна, Кояна, Баяна, Коя и Шабу. Первые отделились с самоназванием «Мәди-Ар», а вторые – с самоназванием «Тат-Ар», что означало, в смысловом переводе, «Благородное достоинство потомственных полевых командиров».

.

Мадьяры выбрали союзниками племена «Қаңлы», «Дұлы» и тех сяньбийцев, которые первыми в истории, приблизительно во втором веке до новой эры, приняли самоназвание «Қыпшақ» (кипчаки). Вначале мадьяры обосновались в Семиречье и Восточном Казахстане. Позже «гвардия шадов» разделилась еще на несколько подразделений по именам своих лидеров: «Бұлақ» («Чистый источник»), «Қаз-Ар» («Гусь благородный»), «Қу-Сары» (звучит как «гусары» и переводится как «Богатые гунны»), «Мәди-Ар-Қыпшақ» («Мадьяр-кипчаки» ). С шадами-гусарами поддерживало союзнические отношения татское племя «Құт-Іс» (звучит как «кутуз» и переводится как «благое дело») (54). Булгары (55) откочевали в современный Приволжский регион, хазары – в Прикаспийский регион, мадьяры – в Прииртышье и Притоболье, а племена «Қу-сары» и «Құт-іс», объединенные легендарным гуннским предводителем Атиллой, совершили марш-бросок далеко на запад. Эта гвардия гуннских аристократов-шадов не пожелала подчиняться своим бывшим вассалам-татам и, потерпев несколько серьезных поражений от последних, стремительно удалилась к берегам Дуная, так и не признав победы своих бывших «младших братьев». Последние уже не называли себя татами. После откочевки в Прибайкалье и Приамурье в середине первого века до новой эры они объединились с крупным племенем «Саин би», которое называло своего предводителя ханом. Саин‑хан возглавил новый союз племен и получил прозвание «Бәңгі» («Легендарный»). Конфедерация называла себя «Саин би» (сяньбийцы). Гвардия Саин-хана называлась «Тат-ар». Усиление сяньбийцев, как подчеркивает Лев Гумилев в своей книге «Хунну», произошло в 93-94 годах н.э. после того, как еще «сто тысяч хуннских семейств приняли народное название сяньби». Укрепившийся союз племен «Саин би» избрал после смерти Саина нового хана, которого прозвали «Мәңгі» («Вечный»). Но в реальной жизни он оказался далеко не вечным, поскольку погиб на охоте после трех лет правления. Его заместил другой потомок Саин-хана по прозванию «Жан жиған» («Собравший родовые общины»). Он сумел присоединить к своему ханству добрый десяток самоуправляемых сяньбийских племен и родовых общин, старшины которых в течение длительного времени сопротивлялись объединению с татарами, считая их «бывшими врагами».

Начало образованию первой сяньбийской державы во второй четверти второго века новой эры положил «Ес-жиған» («Объединивший разумных членов общества»). Его дело успешно продолжил и завершил легендарный «Таң Шиғай» («Восход, сын Рассвета»). Он был сыном татарского князя-воеводы по имени «Таң» («Рассвет»). Уже в 15 лет получил прозвание «Шиғай» («Восход»). Будучи выбран ханом, получил более полное, по традиционному пониманию, прозвание «Таң-Шиғай», в котором упоминалось не только его имя, но и отчество. По данным Койшыгары Салгарина, «Таң-Шиғай» правил сяньбийской державой в 155-181 гг.

На Востоке имя Тан-Шигая приобрело широкую, грозную славу. Ему ничего не стоило разгромить южных гуннов, которые присоединились к империи Хань и признали себя «младшими братьями» (вассалами) ханьского императора. Гунны, которые в свое время вытеснили богатых собратьев «Қу-сары» из Семиречья и облюбовали долины реки Чу назывались «Шу-баши», т.е. «Облюбовавшие верховья реки Чу». После первых столкновений с сяньбийцами они не стали испытывать судьбу и откочевали на северо-запад. Эти гуннские племена с названием «Шу-баши» являются предками современных чувашей.

Свою новоиспеченную державу «Таң-Шиғай» разделил на три части: центр и два крыла. Каждую из трех частей державы он назвал ордой. Поскольку в его времена гунны, в частности – татары, не выговаривали букву «д», то вместо слова «орда» у них получалось «орта».

Правое крыло войск «Таң-Шиғай» назвал «Башкы-орта», т.е. «Головная орда». В ее состав входили два древнегуннских племени: «Жылан» и «Шабу». По существу, орда представляла собой автономное самоуправляемое военное общество.

Центр назывался «Саин-орда», т.е. «Средняя орда» (56). В ее состав также входили два племени. Одним их них руководил князь-воевода по прозванию «Тат-аби» («Старший брат татов»). Это племя получило в истории название «Татабы». Другим племенем руководил воевода по прозванию «Тат-ар» («Достойный тат»). В силу лидирующего положения последних Саин-орда вскоре стала известна соседям как Татар-орда. Это племя с самоназванием «Татар» позже поглотило племя татабов. По крайней мере, во времена Кабыл-хана все татабы именовали себя татарами.

.

Левое крыло войска Тан-Шигая называлось «Қара орда» («Коренная орда»). В ее состав входили племена «Сайын би», «Арғы үйсін», «Арғын», «Қой», «Қоян», «Жүн». По существу, правое крыло «Башқы-орт» и центр «Татар-орт» военной державы Тан-Шигая состояли из древнегуннских племен, и только лишь левое крыло было представлено в основном сяньбийскими племенами. Если в правом крыле и в центре предки кипчаков – сяньбийцы – составляли не более четверти журта (населения), то в левом крыле их численность превышала половину всей численности орды. Поэтому не случайно в своей книге «Хунну» Лев Гумилев подчеркнул: «Хунно-сяньби – смешанные роды в Халке, в Чахаре; этнический субстрат, на базе которого вследствие более поздних пассионарных толчков возникли тюркские и монгольские этносы Великой Степи в шестом-двенадцатом веках н.э.».

В 177 году Тан-Шигай нанес сокрушительное поражение ханьцам. Об этом Лев Гумилев написал: «От этого поражения Китай долго не мог оправиться. Четыре столетия кочевники безнаказанно хозяйничали в его пределах». В 181 году Тан-Шигай скончался, и с этого момента начался развал его державы на три орды. Вначале башкорты откочевали за Урал на земли, отвоеванные ими у «богатых гуннов» (гусаров). В 235 году татары отделились от гунно-сяньбийцев и объявили, что они являются прямыми наследниками первых гуннов Мади-Ара и ставят перед собой цель возродить гуннскую державу в былом ее величии. Они заняли бывшую территорию северных гуннов. В Саянах, Прибайкалье и Приамурье обосновались гунно-сяньбийцы. В течение длительного времени они признавали татар своими «старшими братьями». Как подчеркивал Абай, военному искусству тюрки и монголы научились у татар. В «Сокровенном сказании монголов» признается, что первое серьезное поражение татарам нанес «Есұғар-бытыр», отец Чингисхана. Однако полную победу над ними, как и над меркитами, найманами и кереитами, одержал сам Чингисхан. Правда, в этом же сказании утверждается, что Чингисхан якобы истребил татар. Но на деле этого не было. Он истребил только лишь правящую элиту. Само же племя он расформировал и принудил татар называться кереями, уаками, кыпшаками и аргынами, т.е. называть себя членами тех племенных образований, в состав которых они вошли по его приказу. Чисто формально татары так и делали при жизни Чингисхана. Между собой они называли себя татарами, а в окружении кереев – кереями, уаков – уаками, аргынов – аргынами. Но спустя лет десять после смерти Чингисхана снова во всеуслышание называли себя татарами. Поскольку они составляли авангард войска Батыя и довольно часто предрешали судьбу сражений, то Батыю ничего другого не оставалось, как признать их право вернуться к прежнему самоназванию. При основании татарами Крымского и Казанского ханств в их состав вошли также те родовые общины кереев, уаков, аргынов и кипчаков, которые при Чингисхане приняли татар в свой состав. Этот исторический пример ярко показывает, что насильственная ассимиляция племен и народов практически невозможна. Если бы этот пример учел в свое время Сталин, то он вовремя отказался бы от попытки добиться ассимиляции чеченцев и ингушей, крымских татар, корейцев, евреев и немцев. Кстати, Чингисхану не удалось добиться отказа от прежних самоназваний и от племен найманов, кереитов и меркитов. Что касается татар, то в свое время Иван Грозный попытался насильно крестить их. В результате возник полярно противоположный эффект: татары высоко подняли знамя ислама в России, и до сих пор все мусульманские народы бывшего Советского Союза с большим уважением относятся к Казанской мечети.

Когда речь идет о гуннах, следует признать, что китайское обозначение их словом «ху» было наиболее точным, поскольку гунны называли себя во множественном числе «қу-ні» – потомками легендарного предводителя древних алтайских кочевников по имени «Қу» («Лебедь»). Гунны считали себя лебединым племенем. Подчеркивая, что татары и башкиры являются прямыми потомками древних гуннов, Майкы говорил о них «Қу татар» и «Қу башқорт». Но на языке Майкы‑бия слово «қу» имеет несколько значений: во-первых, «қу» – это лебедь; во-вторых, «қу» – это хитрый; в-третьих, «қу» – это характеристика однородности предмета. В связи с этим, понятие «қу татар», подразумевавшее, что татары происходят от гуннов, трактовалось и как «хитрый татарин», и как «однородное племя татар».

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.