Перспективы развития межгосударственной интеграции

Home » Рефераты на русском » Перспективы развития межгосударственной интеграции
Рефераты на русском Комментариев нет

Перспективы развития межгосударственной интеграции: Евразийский союз. Впервые идея создания Таможенного Союза, идея евразийской интеграции возникла в 1994 году. Первый Таможенный союз наши государства пытались создать в 1995 году, далее был сформирован ЕврАзЭС, и в 2008-2009 гг. началась реализация нового Таможенного Союза. Поэтому, с одной стороны, за нашими плечами лежит достаточно противоречивый опыт интеграции, и более того, опыт в котором были как удачи, так и неудачи. С другой стороны, необходимо разобраться, в чём же были причины неэффективности первого опыта интеграции, оценивая его с учётом удачных европейских примеров, то есть Европейского Союза. При этом необходимо помнить, что в основе любой интеграции лежит политика, что является аксиомой, и, как правило, региональные торговые соглашения или региональная интеграция начинаются с политической воли и политического желания стран. К примеру, Европейский Союз, Сообщество угля и стали, которые создавались с политическими целями, и в преамбуле при подписании договора о создании Сообщества угля и стали было указано, что решение об объединении стран обусловлено многолетними кровавыми войнами. Что же сделало Европейский Союз эффективным? То, что основой политики стала эффективная экономика, когда страны создавали экономический союз последовательно, находя точки соприкосновения, общность интересов. С этой точки зрения, хотелось бы сфокусировать внимание на проблемах взаимной торговли между странами Таможенного Союза, необходимости инновационного развития и конкретных мер.
Как следует из приведенной таблицы, доля торговли Беларуси с Казахстаном крайне мала. Тому есть объективные причины – и, в первую очередь, это географическое расстояние. В динамике с 1998 года доля России в экспорте с Белоруссией, соответственно, и у Казахстана совершенно незначительна. Достаточно серьёзно снижается доля России в общем объёме экспорта (это не экспорт в рамках СНГ). И соответственно, у России доля экспорта Беларуси и Казахстана тоже низка. При таком уровне торговли между странами, естественно, у интеграции нет базы, которая может обеспечить её устойчивость. Потому еще раз подчеркнем, что основой интеграции должна стать сильная экономическая база.

154dsdjds

Состояние взаимной торговли

Для понимания этих процессов рассмотрим индексы комплементарно-сти торговли – это стандартные индексы, которые отражают, насколько соответствуют экспортный и импортный профили стран, или, проще говоря, это – та экспортная корзина, которая имеет одна страна и которая соответствует потребностям в импорте, предъявляемым другой страной. Этот показатель колеблется от 1 до 100, где 100 – это полное соответствие, 1 – полное несоответствие. С точки зрения комплементарности, Беларусь, Казахстан и Россия имеют достаточно высокие показатели комплементарности, или относительно высокие, то есть то, что находится в нашей экспортной корзине на 50 % совпадает с тем, что хотели бы видеть в своём импорте Россия и Казахстан. В разрезе Казахстана и России ситуация иная – комплементарность крайне низка в связи с тем, что экспортный набор стран совершенно не соответствует тому, что страна-партнёр, в случает Казахстана – это Россия, в случае России – это Казахстан, может предложить в качестве экспорта. Это достаточно серьёзная проблема, потому что если говорить об успешных региональных интеграционных блоках, то в странах ЕС комплементарность составляет 81, в НАФТА – 73, в АСЕАН – 87. Следует серьёзное осмыслить эту проблему, в корне которой заложены причины, мешавшие эффективной имплементации законодательных и иных положений и актов, принятых в рамках ЕврАзЭС, вследствие чего страны вместо координации выбирали в ряде случаев игнорирование каких-то решений. Стандартный индекс концентрации Херфиндаля–Хиршмана наглядно демонстрирует, что проблема заключается в крайне высокой концентрации экспорта. Например, у Беларуси изначально показатели корзины были высокими, было – на уровне 0,560, в дальнейшем перекос произошел из-за нефтепродуктов, и в настоящее время Беларусь прилагает усилия к снижению индекса Херфиндаля–Хиршмана и повышению диферсифицированности. У Казахстана и России в силу структуры экономики и структуры экспорта существуют проблемы, и это является серьёзным барьером для взаимной торговли, существенным вызовов для нашей экономической интеграции. Мировая практика не знает ни одного примера успешных региональных торговых соглашений в случае, если страны друг с другом не торгуют или не развивают эту торговлю. Наш ответ на такой вызов – это развитие взаимной торговли. Если классифицировать товары по методологии Всемирного Банка на: высокотехнологичные, капиталоёмкие, низкотехнологичные и природные ресурсы, то совершенно чётко видно, что в структуре экспорта Беларуси в Россию есть высокотехнологичные товары, но их доля снижается, а также имеются капиталоёмкие товары и в меньшей степени – природные ресурсы. В структуре экспорта Беларуси вне СНГ превалируют природные ресурсы.
Что касается структуры импорта Беларуси из России, то здесь также доминирующим объектом являются природные ресурсы, и этот тренд только усиливается. Фактически, из стран вне СНГ, мы нуждаемся в импорте всей линейки, включая высокотехнологичные, капиталоёмкие товары, а из России у нас «перекос» из-за необходимость одних лишь природных ресурсов. Что касается Казахстана, то картина будет точно такой же, и это очень серьёзное ограничение не только в сфере торговли, но и в развитии интеграции в целом.
Для того чтобы понять, как решать эту проблему, нами были сделаны расчёты исходя из методики Хаусмана–Хванга или Хаусмана–Клингера, производительности экспортных корзин и потенциальных товаров, которые могут появляться в экспортных корзинах. Для того чтобы в экспортной корзине появились инновационные высокотехнологичные товары, должны быть факторы производства, труд и капитал, человеческие знания и т.д. Методика Хаусмана-Хванга, Хаусмана-Клингера позволяет выявить цепочку, по которой можно перемещаться от одного товара к другому. То есть при наличии выявленного сравнительного преимущества в определенном товаре, есть возможность производить следующий товар и т.д., следуя выше и выше по этой цепочке к так называемым высокопродуктивным товарам.
Производительность экспортных корзин у всех стран росла, но в сравнении, например, со странами БРИК темпы роста производительности экспортной корзины Беларуси, были несколько ниже, в России были немного выше, но при этом ниже, чем в Китае и Бразилии. Однако по показателю производительности экспортной корзины к ВВП на душу населения это соотношение у большинства стран Таможенного Союза снижалось. Следует иметь в виду, что чем более развитой становится страна, тем больше замедляются темпы роста этого соотношения. В принципе снижение происходило у многих стран, но у некоторых стран оно достаточно существенное.
Рассмотри выявленные сравнительные преимущества экспортной корзины стран Таможенного Союза:
Беларусь: 1999–2010 гг. количество товаров, по которым Беларусь имела выявленные сравнительные преимущества, сократилось. Казахстан: страна за последние 10 лет не поменяла профиль специализации и, по-прежнему, конкурентоспособна на внешних рынках по товарам, относящимся к категории природных ресурсов: нефть и нефтепродукты, природный газ, уголь, зерно. Россия: В России в 1999–2010 гг. наблюдалось снижение количества товаров, имеющих сравнительных преимущества, с 21.5% до 16.9%. В Беларуси количество товаров, по которым страна имела выявленные сравнительные преимущества, сократилось. У Казахстана за последние 10 лет не поменялся профиль специализации, и он по-прежнему конкурентоспособен на внешних рынках по товарам, относящимся к категории природных ресурсов: нефть и нефтепродукты, природный газ, уголь, зерно. В России наблюдается снижение количества товаров, имеющих сравнительные преимущества в общей корзине, – с 21,5 % до 16,9 %. То есть производительность экспортной корзины по отношению к ВВП на душу населения снижалась, в том числе и потому, что страны теряли конкурентоспособность по тем товарам, по которым были конкурентоспособны. Вопрос состоит в необходимости принятия мер в этой связи для того, чтобы быть конкурентоспособными во внешнем мире. Очевидно, что для появления перспективных товаров необходимы развитие НИОКР, инвестиции в НИОКР, недостаток которых испытывают страны Таможенного Союза. В частности, в Казахстане, эти инвестиции составляют 0,16% ВВП, в Беларуси – 0,3%, а с учетом внутренних инвестиций в общей сложности – 1%, притом, что правительство ставит задачу поднять уровень инвестиций до 2,5%. Надо понимать, что для осуществления этих планов необходима реализация соответствующих мер. Правительство должно предпринимать определенные меры промышленной, инвестиционной политики для того, чтобы этот вид товаров появился.
И поэтому сегодня, говоря о Едином Экономическом Пространстве, о координации макроэкономической политики, следует обращать внимание, что у нас имеются основы для создания совместного производства, а это уже является возможностью для промышленной кооперации, для устойчивости нашего интеграционного объединения. При этом весь этот процесс необходимо четко увязывать с политической составляющей, со стратегией привлечения прямых иностранных инвестиций в определённые отрасли, что, в свою очередь, будет повышать производительность нашей экспортной корзины.

LEAVE A COMMENT

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.