Платон и Аль-Фараби

Главная » Рефераты на русском » Платон и Аль-Фараби

1. Правомерность постановки определяется следующими обстоятельствами:
а) Контекст сочинений аль-Фараби не вызывает сомнений знакомстве с диалогами Платона.
б) Необходимость преодоления традиционной для части буржуазных историков философии тенденции не различения собственно философии Платона (так сказать, чистого платонизма) и философских идей неоплатоников применительно к тому объему греческого и эллинистического наследия, каким обладал аль-Фараби. Причиной возникновения подобной тенденции следует считать, на наш взгляд, игнорирование исследователями фактора избирательности со стороны аль-Фараби по отношению к унаследованному им «мыслительному материалу» и преувеличению ими значимости фактора хронологической последовательности (т. е. преувеличению влияния александрийской школы неоплатонизма).
в) Объективный анализ дает значительный фактический материал для преодоления известных положений о комментаторском, неоригинальном характере философских систем средневековых арабоязычных мыслителей, в частности аль-Фараби, и позволяет конкретизировать в некоторых важных аспектах основополагающее для советской историко-философской науки положение о признании средневековой арабоязычкой философии в качестве особого объекта исследования, значимого этапа в цепи развития всемирного философского мышления.
2. Адекватность оценки рецепции учения Платона в творчестве аль-Фараби (как, впрочем, и любого из течений и направлений греческой и эллинистической философской мысли) достижима при условии целостного рассмотрения философской системы аль-Фараби при максимально полном использовании контекста самых различных его сочинений. Особое внимание при этом следует уделить факту осознания аль-Фараби необходимости утверждения значимости философского знания в противовес вере, его стремление высвободить для философии ее собственную, не зависимую от притязаний веры область на основе разграничения предмета и метода исследования. Известная теория «двух истин», ставшая условием развития философского мышления, условием самого существования философии, берет свое начало в творчестве именно аль-Фараби. «Две истины» — отсюда и два вида произведений: экзотерические и эзотерические. Некоторые сочинения аль-Фараби предназначались для широкого круга читателей (к примеру, трактат «Жемчужина премудрости», на первую часть которого опираются обычно при попытках представить аль-Фараби ортодоксальным мыслителем, почти мистиком, использовался для преподавания в медресе). Более свободно, так сказать еретичнее, аль-Фараби высказывался в различных комментариях, «Возражениях», Опровержениях (достаточно определенно по вопросу о «двух истинах» аль-Фараби выразился в своем комментарии к «Законам» Платона).
3. Круг вопросов, связанных с рецепцией учения Платона в творчестве аль-Фараби, весьма обширен. Однако, по нашему мнению, на начальном этапе исследований важнейшим помимо вопроса о текстуальной известности диалогов Платона в арабоязычном мире следует считать вопрос об отношении аль-Фараби к кардинальным проблемам платонизма — теории идей и социальной утопии. Акцентирование этих? составляющих основное философское содержанке платонизма проблем позволяет избежать расплывчатости, фрагментарности тех немногих работ, где в той или иной форме затрагивается интересующая нас проблема.
4. Соответствующая: историко-философская рамка (т. е. произведения предшественников и последователей аль-Фараби) позволяет выявить основной пункт вопроса об отношении аль-Фараби к теории идей Платона — степень зависимости духовного от материального, души от тела. выделение этого момента есть ключ к интерпретации аль-Фараби теории идей Платона, поскольку, на наш взгляд, лишь психологическо-гносеологический анализ позволяет уяснить суть онтологической позиции философа. Это положение конкретизируется при рассмотрении проблемы универ салий во всеобще-гносеологическом и в особенности генетическам плане, а также при рассмотрении проблемы интеллекта (разума). Последовательно проведенный анализ этих проблем приводит к выводу о неприятии аль-Фараби теории идей Платона, о полной несовместимости их концепций знания,
5. Уникальность Платона как мыслителя, впервые в истории философского мышления специально выделившего в качестве особого объекта исследования формы социальной общности людей во всей их многогранности, как мыслителя, осознавшего необходимость пристрастного отношения философа к существующему порядку вещей, утверждающего общественный характер деятельности философа, мыслителя, воплотившего свои размышления в разной форме — утопии, рассказе о желаемом, но в действительности не имеющемся,— именно эти моменты определяют место и значение Платона в истории этико-политических учений и являются важнейшими при выявлении отношения последующих мыслителей к этой стороне философского творчества Платона* Давно отмеченное исследователями особое внимание аль-Фараби к социальной утопии Платона было вызвано, на каш взгляд, прежде всего отмеченным им реформаторским характером платоновского учения о государстве. Созданная аль-Фараби утопия («Трактат о взглядах жителей добродетельного города»), примыкая к платоновской по форме (утопия), в то же время представляет собой совершенно иной тип утопии — просветительский. «Политическая философия», как называет аль-Фараби эту область исследований Платона, безусловно, оказала влияние, однако не способом разрешения входящих в нее проблем, а самой постановкой вопроса в форме утопии. Несомненно сходство взглядов Платона и аль-Фараби в свойственном не только Платону, но и в известной степени всем греческим мыслителям этическом интеллектуализме, суть рсоторого заключается в том, что только знание представляется высшей добродетелью и соответственно лишь обладающий знанием мудрец достоин быть правителем» Но если у Платона этой высшей добродетели достигают лишь избранные (души которых при рождении получают примесь золота)> то у аль-Фараби все люди без различия их происхождения и ступени, занимаемой ими в иерархично построенном обществе, способны достичь этой высшей добродетели через совершенствование разума, приобретенного до приобщения к разуму деятельному, который есть вполне безличная сила и действует с необходимостью, когда налицо «материя» — способность мыслить.

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.