Политическое образование и развитие Османской Империи

Главная » Рефераты на русском » Политическое образование и развитие Османской Империи

Возникшая в начале XIV века на развалинах сельджукского государства в Анатолии и затем, в XV веке на территории Византийской империи Османское государство после взятия Константинополя в 1453 году стало одним из самых могущественных в Европе и на Ближнем Востоке, хорошо управляемое и имеющее боеспособную армию, оно представляет в XVI и отчасти XVII веке серьезную и постоянную угрозу для европейских держав. Владевшая Средиземноморьем, Северной Африкой, Балканами, странами Ближнего Востока и побережьем Черного моря, Османская империя стала последней из великих империй Старого Света и может по праву считаться наследницей Рима, Византии и Арабского халифата. Эволюцию Османской империи, как и многих других, начиная с Римской, можно было бы сравнить с развитием биологического организма. Он, в общих чертах, проходит три основных стадии: * молодость, период формирования и роста; * зрелость, время развития и мощи; * старость, означающее закат. К периоду формирования было бы отнесено время с конца XIII века до XV века; расцвет пришелся бы на конец XV до середины XVI века, когда правили великие султаны Мехмед Завоеватель, Селим Грозный и Сулейман Великолепный; упадок, признаки которого обозначились в конце царствования Сулеймана Великолепного, неумолимо приблизился к порогу Нового времени [1, с.11].

На рубеже XIII и XIV веков Анатолия (Малая Азия) переживала глубокий социальный и политический кризис. Нашествие монголов, хлынувших в XIII веке в Западную Азию и Восточную Европу, имело для государства сельджукидов катастрофические последствия. Это государство было и прежде непрочным. Вторжение монгольских полчищ в 1243 г. привело государство сельджукидов к полному распаду. Сельское хозяйство разорилось, наступил голод, толпы бездомных людей бежали на запад, к границам Византии. Конийские султаны ещё продолжали номинально царствовать до начала XIV века, но фактически со второй половины XIII века они сделались бессильными вассалами монгольских ханов. Резкое ослабление центральной власти сельджукидов поощряло сепаратизм беев. Повсюду в Малой Азии, даже в непосредственной близости от Коньи, создались полунезависимые эмираты (княжества), не признававшие власти конийских султанов и лишь в слабой степени контролируемые наместником монгольского хана. На окраинах, в отдалении от надзора монголов, даже возникли вполне самостоятельные феодальные княжества. Одному из них, расположенному на северо-западе Анатолии, особенно благоприятствовало соседство Византии, ставшей к этому времени уже совершенно бессильной и представлявшей, поэтому выгодный объект для налётов и территориального расширения. Мелкие беи частью добровольно; частью по принуждению переходили «под высокую руку» правителей этого княжества, которое, таким образом, и явилось ядром нового турецкого государства. Его основателем, согласно историческим преданиям, был Осман, сын Эртогрула, вождя небольшого турецкого племени, откочевавшего в 20-х годах ХШ века под натиском монголов из Хорасана в Малую Азию [2, с.8]. Эртогрул получил от конийских султанов небольшой пограничный удел (удж) в районе Сёгюта (между Биледжиком и Эскишехиром) с обязательством охранять северо-западную границу сельджукского государства. Здесь, в Сёпоте, в 1258 г. родился сын Эртогрула — Осман. В 1281 г. (по другим сведениям — в 1284 г.) Эртогрул умер, и Осман сделался вождём племени. В 1289 г. конийский султан присвоил Осману титул бея (князь, тоже, что по-арабски эмир), прислав ему знаки княжеского достоинства— барабан и бунчук, а спустя 10 лет, в 1299 г.. Осман ввиду полного распада сельджукского султаната провозгласил себя самостоятельным государем. По имени Османа турки его племени стали впоследствии называть себя, османами (точнее — османцами; по-турецки османлы), а созданное им государство получило название Османской или, по европейскому произношению, Оттоманской империи [2, с.9].

Личность Османа полулегендарна, годы его правления и дата смерти точно не установлены. Современные турецкие историки считают, что около 1320 г. Осман уже перестал управлять своим бейликом и что, во всяком случае в 1324 г. уджбеем (правителем пограничного удела) становится сын Османа — Орхан. Орхан бей, бесспорно, — историческая личность. В 1326 г. он завоевал у византийцев Брусу и учредил в ней столицу нового государства. В 1327 г. он уже чеканил монету от собственного имени — акче. В 1329 г. были созданы первые османские воинские части — пехота (яя) и кавалерия — (мюселлем), положившие начало успехам завоевательной политики османов. Орхан стремительно расширял пределы своего государства за счёт соседних эмиратов и особенно за счёт византийских областей. В 1330 г. османы захватили Никею (по-турецки — Изник), а в 1337 г. — Никомедию (Измид), выйдя таким образом на побережье Мраморного моря [2, с. 10]. В 1352 г. Орхан бей, воспользовавшись очередной междоусобной распрей в Византии, переправил свои войска через Дарданеллы в Европу. В течение двух последующих лет турки закрепились на Галлиполийском полуострове, а затем проникли в Восточную Фракию. При преемнике Орхана, Мураде I (1359— 1389), принявшем титул султана, османы продолжали подчинять своей власти анатолийские эмираты, образовавшиеся после распада государства сельджукидов, но главным объектом их завоевательной политики сделались греческие и славянские земли Румелии. Были захвачены Адрианополь (Эдирне), куда Мурад I в 1365 г. перенёс свою столицу, а также София, Ниш, Тырново, Шумла и другие сербские и болгарские города. В 1389 г. битва на Косовом поле решила участь Сербии, ставшей данницей турок. Сам Мурад I погиб: его убил сербский патриот по имени Милош, проникший после сражения в султанский лагерь, чтобы отомстить за порабощение своего народа (3, с,25]. Мурад принял титул султана и вошел в историю под именем Мурада 1. Желая опереться на авторитет аббасидского халифа, находившегося в Каире, ‘преемник Мурада Баязид I (1389— 1402) отправил ему письмо, испрашивая признания титула султана Рума. Несколько позже султан Мехмед 1 (1403— 1421) стал посылать в Мекку деньги, добиваясь признания его прав на султанский титул в этом священном для мусульман городе. Так меньше чем за полтораста лет небольшой бейлик Эртогрула преобразился в обширное и довольно сильное в военном отношении государство. Его территория охватывала уже весь северо-запад Малой Азии, распространяясь до вод Черного и Мраморного морей. Начали складываться социально-экономические институты [3, с.29]. При Османе в его бейлике еще господствовали социальные отношения, присущие родоплеменному быту, когда власть главы бейлика основывалась на поддержке родоплеменной верхушки, а захватнические операции осуществляли ее военные формирования. Большую роль в формировании османских государственных институтов играло мусульманское духовенство. Мусульманские богословы, улемы, выполняли многие административные функции, в их руках было отправление правосудия. Осман установил прочные связи с дервишскими орденами мевлеви и бекташи, а также с ахи — религиозно-цеховым братством, которое пользовалось большим влиянием в ремесленных слоях городов Малой Азии. Опираясь на улемов, верхушку дервишских орденов и ахи, Осман и его преемники не только укрепляли свою власть, но и обосновывали мусульманским лозунгом джихада, «борьбы за веру», свои захватнические походы. Осман, племя которого вело полукочевой образ жизни, еще не обладал ничем, кроме табунов коней и овечьих стад. Но когда он стал завоевывать новые территории, возникла система раздачи земель его приближенным в награду за службу. Эти пожалования получили название тимаров. Турецкие хроники так излагают указ Османа относительно условий пожалований: «Тимар, который я дам кому-либо, пусть без причины не отнимают. А если тот, кому я дал тимар, умрет, то пусть передадут сыну его. Если сын мал, то все равно пусть передадут, чтобы во время войны слуги его ходили в поход до тех пор, пока он сам не станет пригодным» [3, с.36].

.

В этом и состоит суть тимарной системы, являвшейся разновидностью военно- ленной системы и ставшей со временем основой социальной структуры османского государства. Тимарная система обрела законченную форму в течение первого века существования нового государства. Верховное право предоставления тимаров было привилегией султана, однако уже с середины XV в. тимары жаловались и рядом высших сановников. Земельные наделы давались воинам и военачальникам как условное держание. При условии выполнения определенных военных обязанностей держатели тимаров — тимариоты, могли передавать их из поколения в поколение. Примечательно, что владели тимариоты, в сущности, не землями, являвшимися достоянием казны, а доходами с них. В зависимости от этих доходов владения такого рода делились на две категории — тимары, приносившие до 20 тыс. акче в год, и зеаметы — от 20 до 100 тыс. акче. Реальное значение этих сумм можно представить в сравнении со следующими цифрами: в середине XV в. средний доход с одного городского хозяйства в балканских провинциях османского государства составлял от 100 до 200 акче; на 1 акче в 1460 г. в Бурсе можно было приобрести 7 килограммов муки. В лице тимариотов первые турецкие султаны стремились создать прочную и верную опору своей власти — военную и социально-политическую [4, с. 15].

В исторически сравнительно короткий срок правители нового государства стали обладателями больших материальных ценностей. Еще при Орхане случалось, что у правителя бейлика не было средств для обеспечения очередного захватнического набега. Турецкий средневековый хронист Хусейн приводит, например, рассказ о том, как Орхан продал пленного византийского сановника архонту Никомедии, с тем чтобы на добытые таким способом деньги снарядить войско и отправить его против этого же города [4, с. 19]. Но уже при Мураде I картина резко изменилась. Султан мог содержать войско, сооружать дворцы и мечети, тратить немалые деньги на празднества и приемы послов. Причина такой перемены была проста — со времени правления Мурада I стало законом отчисление в казну пятой части военной добычи, в том числе пленных. Военные походы на Балканы стали первым источником доходов османского государства. Дань с покоренных народов и военная добыча постоянно пополняли его казну, а труд населения покоренных областей постепенно начал обогащать знать государства османов — сановников и военачальников, духовенство и беев.

При первых султанах стала складываться система управления Османского государства. Если при Орхане военные дела решались в тесном кругу его приближенных из числа военачальников, то при его преемниках в их обсуждении начали участвовать визиры — министры. Если Орхан управлял своими владениями с помощью ближайших родственников или улемов, то уже Мурад I из числа визиров стал выделять человека, которому поручал управление всеми делами — гражданскими и военными. Так возник институт великого визира, веками остававшегося центральной фигурой османской администрации. Общими делами государства при преемниках Мурада I в качестве высшего совещательного органа ведал султанский совет в составе великого визира, глав военного, финансового и судебного ведомств, представителей высшего мусульманского духовенства.

В годы царствования Мурада I получило первоначальное оформление османское финансовое ведомство. Тогда же возникло сохранявшееся на протяжении веков разделение казны на личную казну султана и государственное казначейство. Появилось и административное деление. Османское государство было разделено на санджаки. Слово «санджак» означает в переводе «знамя», как бы напоминая о том, что управители санджаков, санджак-беи, олицетворяли на местах власть гражданскую и военную. Что касается судебной системы, то она целиком находилась в ведении улемов. Государство, развивавшееся и расширявшееся в результате захватнических войн, проявляло особую заботу о создании сильной армии. Уже при Орхане были сделаны первые важные шаги в этом направлении. Пехотинцы в период участия в походах получали жалованье, а в мирное время жили за счет обработки своих земель, будучи освобождены от налогов. При Мураде I армия была усилена за счет крестьянского пехотного ополчения. Ополченцы, азапы, набирались только на время войны и в период военных действий также получали жалованье. Именно азапы составляли на начальном этапе развития Османского государства основную часть пехотного войска [4, с.56].

.
.

При Мураде I начал формироваться и корпус янычар (от «ени чери» — «новое войско»), ставший впоследствии ударной силой турецкой пехоты и своего рода личной гвардией турецких султанов. Этот род войск комплектовался путем принудительного набора мальчиков из христианских семей. Их обращали в ислам и обучали в специальной военной школе. Янычары были подчинены самому султану, получали жалованье от казны и с самого начала стали привилегированной частью турецкого войска; командир янычарского корпуса входил в число высших сановников государства. Несколько позже из янычарской пехоты были сформированы также конные отряды, которые также подчинялись непосредственно султану и находились на жалованье. Все эти военные формирования обеспечивали устойчивые успехи турецкой армии в период, когда султаны все более расширяли завоевательные операции [5, с.9].

Таким образом, к середине XIV в. сложилось первоначальное ядро государства, которому суждено было стать одной из самых крупных империй Средневековья, мощной военной державой, в короткий срок подчинившей себе многие народы Европы и Азии. Мощь и величие этой империи не может не вызывать чувства восхищения, а ее правители, такие как Сулейман Великолепный, уважения. Благодаря политике первых правителей она стала империей, имевшая сильную армию перед которой трепетали лучшие воины Европы, мощный флот и крепкую экономическую базу. Победившая Византию и унаследовавшая власть Сельджукидов, эта империя быстро утверждается в Анатолии и на части Балканского полуострова. Захват 29 мая 1453 г. Мехмедом II Константинополя дало в руки османского султана последнее звено, которого ему не хватало, чтобы связать Европу с Азией, превратив, таким образом, Османскую империю в могущественное государство Средневековья.

Литература: 1. Хитцель Ф. Османская империя — М.: Вече, 2006 — 38! с. 2. Миллер А.Ф. Краткая история Турции. — М.1948. — 303 с. 3. Петросян Ю.А. Османская империя: могущество и гибель. Исторические очерки; — М.: Эксмо, 2003 — 250 с. 4. Еремеев Д.Е., Мейер М.С. История Турции в средние века и новое время — М., 1992.— 395 с. 5. Османская империя и страны Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы в XVXVII вв.-М ., 1984,- 237 с.

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.