Политика Ирана на Каспии

Главная » Рефераты на русском » Политика Ирана на Каспии

С момента появления вопроса о распределении ресурсов Каспия и определения нового правового статуса этого моря-озера Иран, как и Россия, выступал за совместное использование моря и его ресурсов, за создание соответствующих межгосударственных органов и компаний для разработки нефтегазовых месторождений. Иран отличается от других стран региона тем, что при любом результате раздела недр моря он ничего не теряет из того, что имел бы до распада Советского Союза по той простой причине, что никогда не вел добычи или активной разведки углеводородных ископаемых на Каспии. Уровень мотивации Ирана и его соседей в борьбе за каспийские ресурсы также значительно отличается. Современное состояние Ирана не зависит от собственной добычи энергоресурсов на Каспии, поэтому для планов развития страны начало такой прибыльной деятельности рассматривается скорее как фактор благоприятный, чем первостепенный.
В октябре 2007 года в Тегеране состоялся второй саммит прикаспийских стран (России, Азербайджана, Туркменистана, Казахстана и Ирана). Встреча на высшем уровне была расценена как неудачная: стороны не приняли практически никаких решений и даже не смогли выработать совместный итоговый документ. Тем не менее на саммите глав государств Каспийского региона в Тегеране было принято решение не осуществлять никаких проектов без полного консенсуса всех расположенных на Каспии стран. Встреча «без галстуков» в казахстанском Актау четырех президентов прикаспийских государств СНГ в сентябре 2009 года вызвала определенное беспокойство в Иране: Тегеран опасался раздела Каспия без его участия. Аналогичным образом следует оценить и третий саммит прикаспийских государств, состоявшийся в ноябре 2010 года в Баку.
Вместе с тем в Тегеране фактически были предприняты попытки экономической трансформации каспийской «пятерки», то есть шаги по созданию новой региональной структуры – организации прикаспийских государств, в которой роль Ирана предполагалась весьма значительной. Интересам всех стран региона отвечает идея демилитаризации Каспийского моря. Однако США неоднократно пытались принять участие в реорганизации военно-морских сил Азербайджана под предлогом обеспечения безопасности трубопровода Баку – Тбилиси – Джейхан. Кроме того, в отношении Туркменистана и Казахстана выдвигались предложения по развитию военно-технического сотрудничества на Каспии. Ключевой фактор в определении интересов Ирана по добыче углеводородов на Каспии – это география, которая оставляет за Ираном минимальный сектор южной части моря, и геология – поскольку в недрах этого глубоководного участка промышленных запасов еще не найдено.
Формально Тегеран не признал северных соглашений10, подчеркнув, что «любое изменение в законодательном режиме, регулирующем использование минеральных ресурсов Каспийского моря, требует согласия всех пяти каспийских государств», и перешел на другую позицию – равно долевой раздел дна Каспия – по 20% каждой стране. Здесь стремление Ирана входит в противоречие с позициями Азербайджана и Туркменистана, однако именно во взаимодействии с этими странами Тегеран может отстаивать свой интерес. В июле 2001 года Иран продемонстрировал, что в отношении этих месторождений он готов действовать решительно и реагировать на односторонние действия Баку: иранские патрульные катера под угрозой применения силы заставили азербайджанские исследовательские суда уйти из района месторождений Алов, Араз и Шарг.
В последнее время позиция Ирана смягчается – Тегеран показывает, что он готов договариваться и без проведения красных линий. Иран демонстрирует интерес и к отдельным проектам на Каспии. Пока это разработка второй очереди газового месторождения Шах-Дениз. Сейчас дочерней структуре Иранской национальной нефтяной компании (ИННК) принадлежит 10% акций в проекте освоения первой очереди этого месторождения. Кроме месторождений на каспийском шельфе Иран стал проявлять интерес к проектам на суше. Так, его привлекают газоносные районы Туркменистана. Привлечение Ирана к осуществлению проектов непосредственно на территории Туркменистана, а также перспективы транзита добытого газа через Иран могут стать элементами переговоров Тегерана и Ашхабада по разграничению ресурсов на самом Каспии.
Чтобы выглядеть убедительнее и обозначить свое присутствие на Каспии, Иран старается приступить к самостоятельной разведке нефтегазовых месторождений в южной части моря, особенно в районах, возможно, спорных с Азербайджаном. Иран планирует вести дела так же, как и его соседи в предыдущие годы, – закрепить за собой месторождения и, исходя из этого, вести переговоры. Но, в отличие от других прибрежных каспийских государств, Иран пока не приступил к этой работе.
Если в отношении нефти основной задачей Тегерана является увеличение и закрепление ее транзита из прикаспийских стран через Иран, то по газу интерес сводится к поиску оптимальных технологий и путей вывода на международные рынки сырья собственного производства. Что касается транспортировки нефти в отношении Каспийского региона, то можно выделить у Ирана два основных интереса: первый – активное участие в транспортировке каспийской нефти и увеличение ее транзита через иранскую территорию, и второй – обеспечение поставок сырья на модернизируемые и новые нефтеперерабатывающие заводы (НПЗ) на севере страны. Кроме того, возникают идеи о возможности транспортировки иранской нефти через Центральную Азию в Китай, однако пока нет ни реальных планов, ни конкретных решений.
В случае осуществления планов по строительству крупнотоннажных танкеров, ИННК сможет выступать если не в качестве транзитера, то в качестве подрядчика для транспорта больших объемов нефти в Каспийском море, потому что планы строительства таких судов у других стран пока отсутствуют. В этом случае для Тегерана важен принцип беспрепятственного судоходства на Каспии, на котором он твердо настаивает. Эта позиция совпадет с мнением Москвы, а значит, имеет больше шансов на утверждение при решении вопроса о правовом статусе Каспия.
Однако есть и некоторый риск, который несут операции своп Ирану. При прекращении или значительном сокращении поставок в Неку и другие порты, НПЗ на севере страны могу оказаться без существенной части сырья. Принимая во внимание постоянный дефицит бензина и других нефтепродуктов и связанное с этим общественное недовольство, которое может выплеснуться как раз в Тегеране, Тебризе и других важнейших городах, расположенных в этой части страны, регулярность и надежность таких поставок становится очень чувствительным моментом для правящего режима.
В то же время следует отметить, что через несколько лет, когда программы освоения Каспия будут корректироваться (предполагаемые запасы только неэксплуатируемой группы месторождений Алов – Араз – Шарг составляют 900 млн. т нефти), путь через Иран может вызвать больший интерес, чем сегодня, и при других политических обстоятельствах он может быть вполне использован.
Действия Ирана в газовой сфере в отношении Каспия определяет также двойной интерес: первое – это увеличить экспорт собственного газа, второе – в максимальной степени перевести транзит газа в регионе на свою территорию. В течение последних лет акцент делается в основном на обеспечении поставок собственного газа, а расширение возможностей для экспорта ставит Иран на переговорах по транзиту газа третьих стран в более сильную позицию.

Загрузка...

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.