Правовая охрана конституции

Home » Рефераты на русском » Правовая охрана конституции
Рефераты на русском Комментариев нет

Важность регулируемых конституцией общественных отношений, необходимость обеспечения ее верховенства в системе правовых актов, соответствия иных актов и их норм нормам конституции требуют и ее особой правовой охраны. Такая охрана направлена на достижение, прежде всего, незыблемости общественного и государственного строя, закрепленного в основном законе соответствующей страны, стабильности правового статуса личности, на неуклонное выполнение норм конституции всеми субъектами конституционного права: государственными организациями и их должностными лицами, общественными организациями, юридическими и физическими лицами, т.е. на достижение конституционности правоприменительной практики. Под правовой охраной конституции понимается совокупность средств и способов, с помощью которых должно достигаться строгое соблюдение режима конституционной законности, соответствие конституции всех других правовых актов, принимаемых государственными органами, соблюдение принципа непринятия или отмены уже принятых неконституционных правовых актов, а также их отдельных норм. В любом государстве функционирует целая система, призванная обеспечить верховенство основного закона, называемая системой правовой (юридической) охраны конституции. Существует несколько определений понятия правовой охраны, в частности Т.Я.Насыровой: «… совокупность юридических средств, при помощи которых обеспечивается выполнение норм конституции и режима конституционной законности». Под правовой охраной конституции понимают также конституционные гарантии законности. Но, пожалуй, самые обширные исследования в данной области проводились Т.М.Пряхиной, которая предложила следующее определение понятия правовой охраны: «…система правовых средств, установленных государством и призванных обеспечить воплощение в основном законе воли всего народа, гарантировать надлежащую реализацию всех конституционных норм, создать условия для достижения искомого социального эффекта».

Конституционный контроль выступает в качестве одной из форм правовой охраны конституции наряду с конституционным надзором, конституционной ответственностью, конституционным референдумом, правом вето главы государства. Сущностью правовой охраны, по мнению Т.М.Пряхиной, является то, что данный институт призван обеспечить сложившееся в обществе соотношение сил, установившиеся государственно-правовые отношения, получившие свое закрепление в основном законе[5]. Поскольку институт конституционного контроля является формой юридической охраны, то их сущности будут совпадать. Хотя это не значит, что данные понятия полностью тождественны, их объемы не совпадают по следующим основаниям: 1) конституционный контроль имеет относительно независимый характер в системе правовой охраны; 2) в отличие от других элементов механизма юридической охраны конституционный контроль является обязательной формой; 3) контроль есть одна из заключительных стадий конституционно-правовой охраны, все другие элементы этого механизма могут только предшествовать ему; 4) контроль является определяющим звеном механизма, поскольку при его отсутствии можно утверждать, что система юридической охраны бездействует.

Т.М.Пряхина определила следующие функции юридической охраны конституции: 1) обеспечение реальности конституционных положений; 2) пресечение нарушений конституционной законности; 3) восстановление нарушенных конституционных положений; 4) предупреждение возможных нарушений конституции.

В этом же направлении ведутся исследования казахстанскими учеными, в том числе и А.А.Караевым, который под охраной конституции понимает «совокупность юридических средств, при помощи которых обеспечивается режим конституционной законности в государстве и обществе». По мнению А.А.Караева, главное предназначение конституционного контроля заключается в проверке соответствия спорного акта конституции страны. При этом обеспечивается юридическое верховенство конституции в иерархии нормативных актов, а также подлежат охране сложившиеся в обществе отношения и связи, которые составляют фактическую конституцию любого государства. Достигается это как за счет пресечения конституционных нарушений, восстановления нарушенных прав органов, должностных лиц и граждан, так и за счет проведения превентивных мероприятий, имеющих целью предупредить возможные нарушения конституционной законности.

Но главная ответственность за соблюдение и охрану конституции падает все же на должностных лиц государства. В Республике Казахстан, прежде всего, — на Президента, который согласно Конституции является ее гарантом (ч. 2, ст. 40). В то же время неясным остается содержание мер, которые входят в понятие «гаранта» Конституции. Но, тем не менее, такие обязанности на Президента возложены и им добровольно приняты, что заставляет признать за ним право и обязанность самостоятельно принимать решения и действовать в соответствующих обстоятельствах. Эти нормы страдают некоторой неопределенностью и вряд ли могут при всех условиях исключить политический субъективизм Президента в понимании угрозы для конституции.

Необходимо также признавать за гражданами, как и за народом в целом, еще одно важное право — на активные действия по охране конституции. Речь идет о чрезвычайной ситуации, когда возникает непосредственная угроза существованию конституции путем совершения государственного переворота. Народ, безу­словно, вправе противостоять действиям антиконституционных сил. Об этом праве ничего не говорится в тексте Конституции РК, но оно принадлежит народу в силу его суверенитета и естественного права. Невозможно, следовательно, придать такому праву позитивную форму, оно при любом повороте событий может звучать только как моральное оправдание действий народа, несмотря на то, что не сможет опереться на единообразное понимание всеми его слоями. Демократическое государство поэтому обязано обеспечивать соблюдение конституции и охранять ее от любых нарушений. Наиболее грубые и опасные нарушения наказываются в уголовном порядке. Однако высшие гарантии безопасности конституции заложены в самом ее тексте.

Целям охраны Конституции служит положение (ч. 3, ст. 5): «Запрещаются создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя …». Тем самым гарантируется деятельность только тех объединений, которые признают конституционные порядки.

Конкретные требования соблюдать конституцию, обращенные к отдельным гражданам, могут показаться не столь значительными. Вряд ли можно предположить, что простые граждане в состоянии каким-либо образом, кроме как через участие в выборах, обеспечивать соблюдение конституционных норм, касающихся механизма власти. Но требования к гражданам соблюдать конституцию все же не сводятся к их конституционным обязанностям, а имеют более широкое конкретное содержание, которое вытекает из общего смысла, роли и функций конституций. От каждого гражданина требуется:

  1. уважать конституционные права других граждан;
  2. подчиняться правовым актам, изданным конституционными органами государственной власти, а также вошедшим в законную силу судебным решениям и приговорам;
  3. уважать конституционные порядки, ни при каких условиях, кроме необходимой самообороны, не применяя насилия.

Эти минимальные требования законопослушания абсолютно необходимы для жизнеспособности любой конституции, они должны рассматриваться как добровольно принятые на себя обязательства граждан охранять конституцию и ее порядки. Они, как видим, носят пассивный характер, ибо предполагают только воздержание от тех или иных действий против конституции [8]. История конституционализма знает несколько моделей охраны конституции. Среди них выделяются американская и европейская модели контроля за конституционностью. В мировой конституционной теории широко признана позитивная роль конституционного надзора со стороны судов общей юрисдикции, проявившая себя на практике в ряде стран.

Главное, что отличает американскую систему от других стран, в том числе европейских, состоит в том, что осуществление конституционного контроля доверено всему судебному аппарату, и конституционное правосудие не выделяется из общего правосудия[9], поскольку все дела, какова бы ни была их природа, разрешаются одними и теми же судами и, по сути, в одних и тех же условиях. Для США характерна судебная охрана конституции, которой присущи следующие черты:

  1. универсальность контроля за конституционностью. Он охватывает не только законы, но также все нормативные акты и правительственные распоряжения на всех уровнях осуществления власти;
  2. деконцентрированность (децентрализованность) осуществления контроля за конституционностью. Он осуществляется время от времени, имеет сфокусированный характер и может производиться любым судом при рассмотрении любого дела, в котором затронут законный интерес гражданина. Всеобъемлющий характер выражается в том, что в конкретном деле может контролироваться не только соответствие федеральных законов федеральной конституции, но и соответствие нормативных актов отдельных штатов конституциям этих штатов, а также актов самих штатов федеральным законам;
  3. контроль за конституционностью имеет казуальную привязку. Он возможен только при рассмотрении лишь конкретного дела, в котором фигурирует отсылка на конституцию, например, когда одна сторона считает, что требование другой стороны основано на действии антиконституционной нормы;
  4. относительный характер контроля за конституционностью. Решения суда являются обязательными только для спорящих сторон (inter partes) и не распространяются на всех субъектов правоприменительной деятельности. Но такая норма и не отменяется специально как норма общего значения (erga omnes).

Американская модель защиты конституционного правопорядка повлияла на процедуры охраны конституции в других государствах. В Европе же возобладала специфическая концепция охраны конституции, основанная на идеях Г.Кельзена. Прежде всего, Кельзен полагал, что поскольку конституция должна почитаться в качестве фундаментальной нормы, из которой вытекают все другие, то ей должна быть обеспечена, возможно, более высокая степень стабильности путем создания затрудненной процедуры ее пересмотра. Концепция конституции должна толковаться в широком смысле, так как «современные конституции содержат не только правила, касающиеся органов и процедуры законодательства, но и перечень основных прав человека и индивидуальных свобод … Поэтому конституция — это не только свод основных процедурных правил, но также и ядро материального права». Гарантия действенности конституции должна покоиться главным образом на возможности беспрепятственного аннулирования противоречащих ей актов. Но ни в коем случае «нельзя доверять аннулирование неправомерных актов тому самому органу, который их принял». И действительно, на практике законодательный орган склонен считать себя свободным творцом права, а не органом применения права, связанным конституцией. Хотя он именно таковым и является в теории, но все же весьма ограничен в законопроектной, которая осуществляется правительством и ведомствами. По многим причинам нельзя рассчитывать на сам парламент в деле самообеспечения его приверженности принципам и нормам конституции. Аннулирование неконституционных актов, безусловно, должно быть поручено верховному органу, отличному от парламента, не зависимому от него и, следовательно, от любой другой государственной власти. Таким органом может быть либо конституционный суд, либо трибунал, либо квазисудебный орган, составленный из наиболее компетентных и известных в стране юристов. В европейских странах возник особый юрисдикционный государственный орган, организационно выделенный из судебной системы (назначаемой специфическим, политическим образом) и в соответствии с принципом исключительности рассматривающий конституционные споры. В этой определенным образом сконцентрированной системе охраны конституции суды общегражданской юстиции лишались права самостоятельного решения конституционных проблем.

Концепция исключительных и решающих полномочий парламента и его постоянно действующего органа в сфере конституционного контроля внешне выглядит весьма привлекательно. Хотя концепция парламентаризма всегда отвергалась в странах тоталитарного социализма, понятие высшего представительного органа государственной власти существовало, причем из двух высших органов государственной власти — представительного и его постоянно действующего — именно первый считался верховным. Его значение подчеркивалось и тем, что правительство теоретически рассматривалось не как орган государственной власти, а как высший орган государственного управления. Считалось, что именно высший представительный орган наиболее полно выражает суверенитет народа. Там, где принята концепция верховенства парламента (в странах тоталитарного социализма в форме верховенства общегосударственного органа типа советов), считается, что никакой другой орган не может стоять над парламентом и потому не вправе решать вопрос о конституционности или неконституционности издаваемых им законов. Сказанное относится и к его постоянно действующему органу (там, где он есть), с той разницей, что над ним стоит сам парламент, который вправе отменить акт первого. Акты высшего, постоянно действующего органа государственной власти в странах тоталитарного социализма обычно не называются законами. Лишь в Китае Постоянный комитет Всекитайского собрания народных представителей имеет право издавать законы «по частным вопросам»[10].

В целях обеспечения единообразия государственного правотворчества Конституция также определяет, что ПК ВСНП правомочен отменять административно-правовые акты, постановления и распоряжения Госсовета, противоречащие Конституции и законам, а также местные нормативные акты и решения, принимаемые органами государственной власти провинций, автономных областей, городов центрального подчинения, противоречащие Конституции, законам и административно-правовым актам. Тем самым осуществляется централизованный контроль ПК ВСНП в отношении законодательной власти. Необходимо напомнить, что такое право контроля принадлежит не самому высшему представительному органу, а образованному им Постоянному комитету, фактически становящемуся высшим законодательным органом КНР. Прерогативой высшего представительного органа власти должно быть осуществление контроля за проведением в жизнь Конституции, законов, а также за работой органов государственного управления, суда и прокуратуры. Конституция КНР оставляет за ВСНП только право контроля за проведением в жизнь Конституции и в то же время все виды контроля (включая конституционный) относит к компетенции ПК ВСНП. При этом следует отметить, что в структуре ВСНП и его ПК не образовано специального органа для осуществления конституционного контроля, т.е. механизм такого контроля не определен. Исключительный парламентский контроль в отношении конституционности законов (речь идет о контроле его постоянно действующего органа, который формируется по тем же правилам, что и парламент) обеспечивает отсутствие коллизий, исключает негативные последствия, которые всегда бывают, если уже действовавший закон оказывается неконституционным и возникает необходимость по-новому решать вопрос о сложившихся на его основе правоотношениях. Однако исключительный парламентский контроль (если нет других специализированных органов) имеет весьма уязвимую сторону и может быть оценен негативно. Ведь в этом случае парламент (его постоянно действующий орган) выступает как окончательный судья в своем собственном деле, нарушая принцип, тысячелетия назад сформулированный в римском праве: никто не может быть судьей в собственном деле. Ситуация несколько улучшается, когда есть упомянутые выше консультативные органы, содействующие парламенту в осуществлении конституционного контроля, но, как отмечалось, окончательное решение в этом случае принимает сам орган, издавший правовой акт (парламент или его постоянный комитет). Еще лучше, если конституционный совет, созданный парламентом, вправе приостанавливать действие законов, которые он считает неконституционными, но и в этом случае присутствуют те же недостатки[12].

Мировой опыт свидетельствует о том, что верховный конституционный надзор во всех государствах осуществляется парламентом. Ему принадлежит главенствующая роль в осуществлении предварительного конституционного надзора[13]. Эта функция теснейшим образом связана с основной функцией парламента — законотворчеством. В ходе подготовки, обсуждения, принятия законопроектов парламент проводит огромную работу по проверке конституционности проектов правовых актов и отклонению тех из них, которые не соответствуют конституции.

Отправная точка в области конституционного надзора — конституция. Это означает, что все вопросы рассматриваются в первую очередь под углом зрения соответствия основному закону всех иных нормативных актов[14]. В наиболее общей, краткой форме конституционный надзор можно определить как деятельность по проверке, выявлению, констатации и устранению несоответствий конституции всех иных правовых актов. Ю.Л.Шульженко полагает, что не следует смешивать понятия «конституционный надзор» и «конституционный контроль», хотя значительная часть ученых-юристов считают указанные понятия тождественными[15]. Да, у конституционного надзора и конституционного контроля действительно много общего. Это касается, прежде всего, общих либо аналогичных главнейших задач, которые решаются в сфере правовой охраны конституции в государстве. К таким задачам относятся проверка, выявление, констатация, устранение несоответствий различных актов конституции, законам; участие в разрешении спорных вопросов, имеющих конституционное значение; участие в развитии и совершенствовании законодательства.

Наряду с этим имеются и существенные различия между конституционным надзором и конституционным контролем. Они связаны, прежде всего, с теми мерами, которые могут применяться органами надзора и контроля в случае выявления нарушений. Так, надзорный орган не вправе отменить незаконный акт. В то же время контролирующий орган в большинстве случаев наделен эффективным средством воздействия — правом отмены незаконных актов. Именно это, по нашему мнению, и отличает контроль от надзора. Данное обстоятельство обусловливает и более мягкие санкции в области конституционного надзора. Становление института конституционной охраны Конституции в Республике Казахстан связано с конституционным установлением о формировании правового государства. Безусловное верховенство Конституции перед другими нормативными актами является одним из черт правового государства, другим же основополагающим его принципом является верховенство права, которое выражается в обязательном подчинении самого государства и его органов Конституции РК.

В основе необходимости конституционного контроля лежит несколько причин. Во-первых, конституционные нормы носят учредительный или первичный характер. Это обусловлено особым субъектом, от имени которого конституция принимается. В преамбуле Конституции РК указывается, что настоящую Конституцию принимает народ Казахстана: «Народ Республики Казахстан путем республиканского референдума всеобщим голосованием учреждает настоящую Конституцию». Все остальные же акты органов, предусмотренных Конституцией, не могут противоречить акту учредительной власти, каковой является Конституция. Поскольку органы, устанавливаемые Конституцией, обладают властью, нижестоящей по отношению к учредительной власти, следовательно, и акты, издаваемые ими, должны соответствовать их компетенции, определенной Конституцией. Роль конституционного контроля возрастает в настоящих условиях, когда Парламент не является, как ранее, по Конституции РК единственным законодательным органом Республики. Наличие других законодательствующих органов предполагает иерархичность системы органов власти, наделенных полномочием на правотворчество, и, как следствие, иерархичность самих правовых актов. В этом случае возрастает риск их противоречивости и неконституционности. Кроме того, Конституция гарантирует права и свободы человека и гражданина, а одной из функций конституционного контроля является обеспечение их соблюдения в соответствии с Конституцией РК. Конституционному регулированию подлежат только фундаментальные или основополагающие общественные отношения. Конституция не в состоянии подвергнуть правовому регулированию все сферы жизнедеятельности общества, поэтому пробелы в праве восполняются и другими правовыми актами. И эти правовые акты не должны противоречить конституционным нормам.

Под конституционным контролем понимается деятельность соответствующих органов в целях обеспечения верховенства Конституции и конституционной законности, которая выражается в разрешении вопросов соответствия Конституции РК актов и действий органов публичной власти, а также общественных объединений. Необходимо отметить, что Казахстан пошел по пути создания специализированного органа конституционного контроля. Это было обусловлено и предыдущей конституционной эволюцией Советского Союза, в состав которого входил Казахстан. Так, в свое время в 1989 г. был создан Комитет конституционного надзора в связи с реформой Конституции СССР 1978 г. Он принял несколько принципиальных решений, направленных на защиту прав человека (о неконституционности института прописки, о незаконности актов, лишающих отдельные категории граждан защищать свои права по трудовым отношениям в суде и др.). Они касались миллионов граждан, а в вопросе прописки — фактически всего населения страны. Число работников, которые могли в случае увольнения с работы апеллировать лишь в вышестоящую инстанцию (но не в суд), в момент принятия решения Комитетом конституционного надзора превышало 20 млн. человек. Однако полномочия этого органа в стране тоталитарного социализма были ограниченными. Он не мог рассматривать некоторые принципиальные вопросы (например, связанные с федерализмом в СССР), не мог принимать заключения о неконституционности некоторых законов (например, принятых Съездом народных представителей в СССР). В целом нужно отметить, что деятельность комитета конституционного надзора СССР была недостаточно эффективна, в силу ряда причин он не обеспечивал в полной мере правовую защиту Основного Закона СССР[17].

В Казахстане шел поиск новых форм, связанных с Конституционным Судом — органом конституционного контроля. Впервые в Республике Казахстан органом конституционного контроля был признан Конституционный Суд РК. В соответствии с Конституционным законом РК «О государственной независимости Республики Казахстан» от 16 декабря 1991 г. Конституционный Суд является высшим органом судебной защиты Конституции (ст. 10)[18]. Дальнейшему становлению института конституционного контроля в республике способствовало принятие Законов РК «О Конституционном Суде Республики Казахстан» от 5 июня 1992 г.[19] и «О конституционном судопроизводстве в Республике Казахстан» от 5 июня 1992 г.[20].

Этот закон прежде всего детально и всесторонне урегулировал организацию и деятельность важнейшего органа в сфере правовой охраны Основного Закона нашей страны. В нем сказывается влияние идей о верховенстве парламента, что совсем неплохо. Такой подход укрепляет престиж народного представительства. Но, с другой стороны, есть определенные моменты излишнего централизма и даже авторитаризма. Последнее (президентский авторитаризм) особенно заметно в охарактеризованных выше положениях Конституции Казахстана. Специализированные органы конституционного контроля, соответствующие общепринятым демократическим стандартам, сложились далеко не во всех постсоциалистических и развивающихся странах, а их деятельность испытывает определенное давление других ветвей власти.

В соответствии с вышеназванными законами и Конституцией РК 1993 г. конституционный контроль осуществлялся путем рассмотрения Конституционным Советом исков о соответствии Конституции РК законов и иных нормативных актов, а также международных договоров и обязательств Республики Казахстан. Круг субъектов, имевших право обращения в Конституционный Суд РК, был достаточно широк в соответствии со ст. 21 Закона РК «О конституционном судопроизводстве в Республике Казахстан». Граждане Республики Казахстан были вправе обратиться в Конституционный Суд в случае ущемления их конституционных прав. Установление неконституционности законов и иных нормативных актов влекло отмену их действия на территории Республики Казахстан.

В настоящее время в соответствии с новой Конституцией 1995 г. и Конституционным законом РК «О Конституционном Совете Республики Казахстан» от 29 декабря 1995 г.[21] органом конституционного контроля в республике является Конституционный Совет. Конституционное законодательство определяет статус Конституционного Совета как государственного органа, обеспечивающего верховенство Конституции РК на всей его территории. При этом Конституционный Совет определяется законодательством как орган самостоятельный и независимый от других государственных органов, организаций, должностных лиц и граждан. Конституционный Совет при осуществлении своих полномочий обязан подчиняться только Конституции РК. При рассмотрении вопросов, входящих в его компетенцию, Конституционный Совет не может исходить из политических и иных мотивов.

В отличие от Конституционного Суда, который избирался Верховным Советом РК, т.е. парламентом (ст. 6 Закона РК «О Конституционном Суде Республики Казахстан» от 05.06.1992 г.), Конституционный Совет — назначаемый орган. Конституционный Совет состоит из 7 членов. Формируется состав Конституционного Совета следующим образом: Президент назначает Председателя и двух членов Совета, два члена Совета назначаются Сенатом Парламента, остальные двое — Мажилисом Парламента (ст. 71 Конституции). В состав Конституционного Совета могут входить и другие лица, в соответствии с их общественным положением (например, пожизненно — все бывшие президенты республики).

Срок полномочий Конституционного Совета определен шестью годами. Половина членов Конституционного Совета обновляется каждые три года. При этом к члену Конституционного Совета предъявляются определенные требования. Прежде всего, это должен быть гражданин Республики Казахстан, не моложе 30 лет, проживающий на территории республики; должен иметь высшее юридическое образование и стаж работы по юридической специальности не менее 5 лет (ст. 4). Положение члена Совета несовместимо с депутатским мандатом, членством в политических партиях, занятием иных оплачиваемых должностей, кроме преподавательской, научной и иной творческой деятельности. Не допускается осуществление предпринимательской деятельности членом Конституционного Совета и вхождение его в состав руководящего органа либо наблюдательного совета коммерческой организации (ст. 71).

В соответствии с п. 5 ст. 71 Конституции РК члены Конституционного Совета и его Председатель на срок их полномочий пользуются иммунитетом народных представителей. Свои конституционные полномочия Конституционный Совет осуществляет в соответствии с принципами:

  1. независимости и самостоятельности;
  2. объективности;
  3. несменяемости;
  4. коллегиальности;
  5. подчинения только Конституции РК.

Компетенция Конституционного Совета РК достаточно широка и регламентирована ст. 72 Конституции РК и ст.ст. 17, 18 Конституционного закона РК «О Конституционном Совете Республики Казахстан».

Первая группа полномочий связана с рассмотрением законов, принятых Парламентом, на предмет их соответствия Конституции РК до подписания их Президентом. Важным достоинством данной модели конституционного контроля является то, что Конституционный Совет рассматривает конституционность закона до его подписания и промульгации Президентом, когда закон еще не вступил в силу. В результате исключается действие таких законов, которые могут быть затем признаны неконституционными решениями органов конституционного контроля, как это имеет место в тех странах, где конституционный контроль осуществляют суды общей юрисдикции (или их высший орган — Верховный Суд) и конституционные суды.

Согласно новым конституционным новеллам от 21 мая 2007 г. компетенция Конституционного Совета дополнена полномочием рассматривать на соответствие Конституции постановления Парламента РК (подпункт 2–1 п. 1 ст. 72)[23].

Конституционный Совет, в отличие от многих конституционных судов, рассматривает конституционность не только правовых актов, но и определенных действий. Поэтому во вторую группу полномочий Конституционного Совета РК входит решение в случаях возникновения споров вопроса о правильности проведения: 1) выборов Президента республики; 2) выборов депутатов Парламента республики; 3) республиканского референдума.

Круг субъектов, обладающих правом обращения в Конституционный Совет, ограничен: Президент РК, Председатель Сената, Председатель Мажилиса, не менее одной пятой части от общего числа депутатов Парламента, Премьер-Министр, суды республики, которые и являются участниками конституционного производства. Кроме них участниками конституционного производства являются государственные органы и должностные лица, конституционность актов которых проверяется.

Полагаем, что следует согласиться с мнением А.А.Караева о том, что столь ограниченное число участников конституционного производства является серьезным недостатком, поскольку в подавляющем большинстве государств одной из важнейших задач органов конституционного правосудия является защита основных прав и свобод человека, гарантированных конституцией[24]. В связи с этим для повышения роли Конституционного Совета в защите основных прав и свобод личности необходимо наделить граждан правом обращения в Конституционный Совет, если закон или иной нормативный правовой акт в процессе применения органами власти непосредственно нарушает конституционные права и свободы личности.

Хотя по общему правилу Конституционный Совет осущест-вляет предварительный конституционный контроль (в отличие от последующего — в судах общей юрисдикции и конституционных судах), последующий контроль не исключается. Он возможен по вопросам нарушения конституционных прав граждан теми или иными правовыми актами.

О наличии демократических процессов, которые вошли в ткань государственно-правовой системы, говорит полномочие Конституционного Совета РК рассматривать обращения судов. В соответствии со ст. 78 Конституции РК суды не вправе применять законы и иные нормативные правовые акты, ущемляющие конституционные права и свободы человека и гражданина. Суд любого уровня обязан приостановить производство по делу и обратиться в Конституционный Совет с представлением о признании закона или нормативного правового акта неконституционным в случаях, если суд считает, что применение этого акта ущемляет закрепленные Конституцией права и свободы человека и гражданина. Применение настоящей статьи Конституции усиливает роль судов в защите конституционных прав и свобод личности, что является одним из признаков формирования в республике правового государства, где человек и его права занимают центральное положение. В соответствии с вышеизложенным полномочием Конституционного Совета возрастает его значение в практическом воплощении принципа конституционной законности в жизни казахстанского общества.

Свою компетенцию Конституционный Совет реализует в форме конституционного производства. Рассмотрение обращений Конституционным Советом проводится на заседании под председательством Председателя Конституционного Совета. Заседание Конституционного Совета считается правомочным при присутствии не менее двух третей от состава Конституционного Совета. Участники конституционного производства обладают правами и обязанностями в соответствии со ст. 21 Конституционного закона РК «О Конституционном Совете».

В конституционных советах нет состязательного процесса, и это несомненный недостаток данной модели. Совет работает по системе досье: член Совета по поручению его Председателя изучает дело (при этом он вправе консультироваться с любым лицом, обращаться в соответствующие государственные органы, к должностным лицам) и докладывает свое мнение на заседании Совета. После обсуждения Совет принимает решение — дает свое заключение.

Для реализации своих полномочий Конституционный Совет вправе (ст. 18):

  1. запрашивать и получать документы, материалы и иную информацию от всех государственных органов и организаций;
  2. привлекать в установленном порядке специалистов к экспертной и научно-консультационной работе.

Отсутствие широкой состязательности, полузакрытая процедура в Совете имеют и свои позитивные стороны, обеспечивая быструю подготовку необходимого заключения Совета. Обращения участников конституционного производства рассматриваются в течение месяца со дня поступления обращения в Конституционный Совет РК. Этот срок может быть сокращен по требованию Президента до 10 дней. Принять решение в этот срок было бы невозможно при безбрежно широкой состязательности, которая не всегда необходима, да иногда и невозможна, для подготовки заключения по акту, еще не вступившему в силу. Однако во многих странах конституционные советы не рассматривают акты президентов и других органов исполнительной власти. В Конституции Казахстана вообще не говорится о возможности оценки актов Президента на предмет их конституционности, хотя есть общая формулировка об «иных правовых актах», которые не должны применяться, если Конституционный Совет найдет их неконституционными. Таким образом, модель конституционного совета имеет не только плюсы, но и минусы. Однако представляется, что плюсов у нее больше и, заимствовав для этой модели некоторые черты других разновидностей органов конституционного контроля, можно было бы создать гибрид, удовлетворяющий бльшему числу предъявляемых требований.

LEAVE A COMMENT

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.