Пространство как фактор национальной идентичности

Home » Рефераты на русском » Пространство как фактор национальной идентичности
Рефераты на русском Комментариев нет

Пространство и время – основные ориентиры человека в мире. Осознание этих ориентиров необходимо и отдельной личности, и обществу в целом. Как отмечает В.Н. Топоров, «категории пространства и времени благодаря свойственным им универсальности и всеобъемлющему характеру формируют пределы, в которых развертывается человеческая жизнь, тем самым они определяют все остальные категории, связанные с антропоцентрической сферой…» [1, 234]. Проксемика в широком смысле – наука о том, как пространство формирует судьбу и менталитет тех, кто его населяет, о том, как пространство и ландшафт влияют на человеческое восприятие и коммуникацию. В статье «Проксемика как фактор национального самосознания» Г.Г.Молчанова выделяет универсальные правила проксемного поведения: 1) общие законы семиотизации и окультуривания пространства, то есть приписывание некоторым пространственным фрагментам определённого смысла и наделение их культурными смыслами (выделение какой-то части пространства как маркированной); 2) вербальное и невербальное заявление человека о претензии на личное пространство, которое он готов организовывать, обустраивать, поддерживать, охранять и защищать [2, 58]. По мнению Е.Л. Березович, рассматривающей концепцию пространства на материале русской топонимики, базовыми параметрами описания пространства являются: 1) локализация объекта; 2) охват местности; 3) протяжённость; 4) обжитость пространства [3, 274]. В отрывке из стихотворения И. Сурикова (1878 г.) русская степь является объектом, который представляется с точки зрения субъекта номинации, русского человека, находящегося в центре этого пространства. Он пытается охватить взглядом пространство, определить его протяженность, но взор его «тонет». Взглянешь влево, взглянешь вправо – Всюду ширь, и тонет взор… Степь, тебе и честь и слава За могучий твой простор! Географическое пространство степи наполняется ментально-значимым представлением русского человека, что позволяет нам построить цепь ментальных значений: «могучий простор» — «честь» — «слава». Абстрактное понятие «пространство» можно рассматривать через место и положение. Место представляет собой единство пространственной границы и некоторого объёма или протяжённости, определяемых этой границей. Положение – координацию одного объекта относительно другого в том или ином процессе или явлении. И вас зову сюда, под мой наследный кров, Уединением богатый, В простор и тишь, на злачны скаты Моих березовых садов… Н. М. Языков (1836) В отрывке из стихотворения Языкова Н.М. в слове «простор» поэт обнажает свои сокровенные чувства. Простор для поэта — это наследный кров, простор представлен главным символом русского пейзажа — берёзовыми садами. Зализняк А., Левонтина И., Шмелев А., авторы статьи «Ключевые идеи русской языковой картины мира», отмечают, что с помощью понятия «пространство» человек характеризует протяженность мира. Под протяжённостью понимаются его основные категориальные свойства: 1) связность; 2) непрерывность; 3) многомерность [4, 27]. Оно представлено в языке, сознании, культуре, «одушевляется» человеком, «прочитывается» им, представляя собой область человеческих представлений о мире. Культура, множество моделей поведения, которые переходят из поколения в поколение, составляют схему восприятия индивидуума, которая принята в данном национально-культурном сообществе. Национальная идентичность – символ осознания себя, поскольку включает мировоззрение, систему ценностей, отношения и верования данной национальности. Не существует полностью независимых от культуры и полностью отражающих собственную культуру людей. Национальная идентичность рассматривается как синтез идентичностей, совместимых с параметрами биологических, социальных, философских мотиваций, сформированных культурой. Для русской картины мира свойственны те же концепты, связанные с понятием «пространство», что и в других культурах. Мы можем говорить о субконцептах, которые, с одной стороны, конкретизируют и, с другой стороны, расширяют концепт- ядро (Рисунок 1). Но наполнение каждого из концептов говорит о том, что каждая культура специфична, этот факт отражается и в языке, и в художественных образах, созданных писателями и поэтами. И если исходить из всем известного выражения «Поэзия – душа народа», становится актуальным анализ концептов на примере поэзии. В культуре русского человека пространство, с точки зрения ментальной значимости, представлено ключевым словом «простор». Лишаев С.А., доктор философских наук, в статье «Пространство простора» называет простор эстетическим феноменом, который связан с возможностью беспрепятственного перемещения взгляда из стороны в сторону, когда ничто не мешает нам созерцать окружающее пространство [5, 115]. В «Частотном словаре русского языка» (1977 г.) указывается, что слово «простор» чаще встречается в художественной прозе (21 раз на 1056000 словоупотреблений, пространство — 14) [6, 450].  Основные признаки понятия «простор»: открытость пространства, которое требует широты и глубины обзора, является важным составляющим элементом ментального универсума русского человека. Простор представляется в географических пространствах степи, «бескрайнего» поля или морской глади, в спокойном течении большой равнинной реки. Это доказывается и художественными текстами русских поэтов: Вот он, русский простор необъятный – Все овсы да ржаные поля! Г. В. Иванов (1915) Доказательством факта, что простор является эмоционально заряженным, «горячим» концептом, который репрезентуется только в положительном аспекте, являются следующие строки: Какая даль! Какой простор! В степи, как в небе, тонет взор, И мысль летит за ним вослед, И ей нигде преграды нет. А. М. Федоров (1898) Табакова З.П., представляя структуру концепта, выделяет его семантические контенты и соответствующие им номинации: слова — абстрактно-универсальные понятия, лингвокультуремы — ментально-значимые представления, этнопоэтизмы и регионализмы как контент взаимодействующих культур, поэтонимы как выражение субъективно-авторского восприятия [7,170]. Этническая составляющая концепта «простор» включает в себя представления русского человека о Родине. И здесь, и там блуждает взор, Я руку протяну – Взгляни на радостный простор, Вот берега, вот рябь озер, Взгляни на всё, как я взгляну На милую страну. А. А. Блок (1915) В художественном мире А. Блока концепт «простор» репрезентуется через субконцепты «радости», «необъятности» и «близости», русский простор — предмет гордости поэта. «Милая страна» — это Родина поэта, естественное пространство, в котором русский народ обрел свою историю, культуру и самобытность. В отрывке риторическое обращение «взгляни», повторяющееся дважды, раскрывает отношения субъекта творящего и субъекта воспринимающего. Возникающие параллели: «простор» — «радость», «Родина» — «милая страна» — раскрывают ментально-значимое представление поэта. Концепт «простор» раскрывает образ Родины в поэтическом мире О. Берггольц: Она могучая, она у нас большая. Припомни-ка простор ее сплошной. Клянусь тебе, мы подвиг совершаем во имя всей земли своей родной. О. Ф. Берггольц (1941) В тексте стихотворения представлены исторически значимые субконцепты: «родная земля» — «могучая», «большая». А концепт «простор» тесно связывается с признаком «простор сплошной», что раскрывает ментально-значимое представление неделимости, нерушимости Родины. «Простор сплошной» как контент субъективного восприятия пространства усиливается клятвой поэта в том, что «подвиг» совершается людьми не ради богатств и славы, а только «во имя всей земли своей родной». Абстрактно-универсальное понятие слова «простор» — свободное, ничем не стесненное пространство. Простор ассоциируется с понятием «свобода», «раздолье», «даль», «ширь». Простор — это пространство, которое влечет человека к себе, привлекает своей широтой и свободой; это пространство, которое можно любить, это место, в котором русский человек присутствует, живёт и испытывает острую потерю, если его покидает. Поэт И. Бунин чувствует простор через успокоение души после мятежных дней, где душа не может обрести покой: За все Тебя, Господь, благодарю! Ты, после дня тревоги и печали, Даруешь мне вечернюю зарю, Простор полей и кротость синей дали. Иван Бунин (1901) Таким образом, слово «простор» значительно отличается от слова «пространство» тем, что удерживает в своей семантике состояние, сопровождающее созерцание его особенной формы. Лишаев С.А. указывает, что говоря о просторе, человек выражает свое отношение к пространству и передаёт свою радость от встречи с ним. Если рассматривать понятие «простор» с точки зрения семантики, можно выделить два смысловых центра с антропоцентрической точки зрения: 1) человек визуально воспринимает «простор», оказавшись на открытом месте; 2) человек переживает то, что видит и передаёт свои ощущения в слове, что особо ярко проявилось в поэзии: В небе тучи плывут серебристые, Дышит зноем простор голубой… Я пойду под березки тенистые ― Будет рожь мне кивать золотистая, Убаюкает ветер степной… А. В. Ширяевец (1911) Можно сделать вывод, что в русской культуре «простор» рассматривается как чувственная данность, с которой сопряжен не только душевный, но и духовный опыт. По словам В.В. Колесова, «простор» — основной образ русской ментальности [8,413]. Это доказывается не только частотой его употребления, но и множеством семантических аспектов, которые с разных сторон раскрывают данное понятие, которое нельзя представить словом или художественным образом. Концепт «простор» вбирает культурный пласт, ментальные и эмоциональные образования. глубина данного концепта отображается в предложенной нами схеме «Ментальные и эмоциональные составляющие концепта «простор». Современный учёный Р.Д. Кэплан (автор 14 книг, по версии журнала «Foreign Policy» — крупнейший мыслитель мира) обращается к такому понятию как геопроксемика. В его работах речь идёт о проксемике, зафиксированной на географических картах, как «пространственное представление разделения человечества», которое может больше рассказать о стратегии и целях той или иной страны, чем идеология или политика. Учёный, исследуя пространства географических карт, обращает внимание на факт национального и политического разделения. В его работах представлен взгляд внешнего наблюдателя. Для определения же национальной идентичности, ментальности того или иного народа необходим взгляд изнутри, который способен дать представления о реальности пространственных образов, выходящих на поверхность только в слове, в языке, в поэзии. К.Д. Ушинский справедливо отметил: «Природа страны и история народа, отражаясь в душе человека, выражались в слове. Человек исчезал, но слово, им созданное, оставалось бессмертной и неисчерпаемой сокровищницей народного языка; так что каждое слово языка, каждая его форма есть результат мысли и чувства человека, через которые отразилась в слове природа страны и история народа».

LEAVE A COMMENT

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.