Психологический аспект чингисхановской стратегии державного единства

Главная » Рефераты на русском » Психологический аспект чингисхановской стратегии державного единства

«Кадры решают все», «один в поле не воин» — эти истины юный «Теміршін» хорошо усвоил, и лишь неуклонно следуя им, стал великим Чингисханом. Ведь решение тех сверхзадач, которые были перед ним поставлены судьбой, требовало не столько материального, сколько человеческого ресурса в виде сильной, сплоченной команды преданных делу единомышленников.

Психология Чингисхана как государственнного деятеля, его главный принцип подбора и расстановки кадров хорошо сформулированы в книге Юлии и Юрия Мизун «Ханы и князья. Золотая орда и Русские княжества» (Москва, 2005): «Всех людей Чингисхан делил на две категории. Для людей одного типа материальное благополучие и безопасность выше их личного достоинства. Эти люди способны на измену. По сути своей они были трусами. Такие люди подчиняются своим начальникам (господам) только потому, что боятся начальника. Они знают, что он способен лишить их благополучия или даже жизни. Такие люди трепещут перед силой своих начальников. За своим начальником (господином) они ничего не видят. Они, по сути, подчиняются не своему начальнику, а своему страху. Поэтому неудивительно, что такие люди легко предают своего господина. Предавая своего начальника (господина), такие люди думают об освобождении от того, кто над ними властвует. Предают они из страха или материальной выгоды. Такие люди всегда остаются рабами своего страха, своей привязанности к материальному благополучию. Это натуры низменные, подлые, по существу рабские. Таких людей Чингисхан не только презирал, но и беспощадно уничтожал… Такие пособники с рабской психологией были не нужны Чингисхану.

.

В то же время после завоевания каждого нового царства или княжества Чингисхан награждал и приближал к себе тех, кто оставался верным своему бывшему правителю и оказывал достойное сопротивление Чингисхану. Эти люди доказывали, что они принадлежат к тому типу людей, на котором Чингисхан и строил свою государственную систему. Эти люди на деле доказывали свою верность и стойкость. Такие люди ставят свою честь и достоинство выше своей безопасности и материального благополучия. Эти люди боятся не человека (начальника), который может отнять их жизнь или материальные блага. Больше всего они боятся совершить поступок, который может их обесчестить и умалить их достоинство. Они боятся умалить свое достоинство прежде всего в своих собственных глазах. А это для них страшнее смерти…

.

…Правили страной люди второго психологического типа. Они были организованны в стройную иерархическую систему, на высшей ступени которой находился сам Чингисхан. Они преклонялись перед ним не из-за страха, а из-за понимания того, что он воплощал их собственный идеал.

Чингисхан считал, что только среди кочевников больше всего людей, на которых он мог положиться. Жизнь в городах способствует размыванию человеческих идеалов, и большая часть горожан относятся к первому типу… Чингисхан понимал, как города портят людей, их психологию. Он заповедовал своим потомкам оставаться кочевниками, чтобы не стать людьми низменными, людьми рабской психологии…

…Для того, кто создает огромную общность людей — империю, важно правильно понимать религиозную проблему. Чингисхан постоянно ощущал связь с Богом. Отношение к религиям Чингисхан высказал так: “Уважаю и почитаю всех четырех (Будду, Моисея, Иисуса и Мухаммеда) и прошу того, кто у них в правде наибольшей, чтобы он стал моим помощником”. Мудрее не скажешь.

Таким образом, Чингисхан считал, что власть правителя должна опираться не на какое-либо господствующее сословие, не на какую-нибудь правящую нацию и не на какую-либо определенную официальную религию, а на определенный психологический тип людей. На практике это значило, что высшие посты занимали не только аристократы, но и выходцы из низших слоев народа. Правители принадлежали не к одному народу, а к разным монгольским и тюрко-татарским племенам. Они исповедовали разные религии. Важно было только одно — чтобы они были государственниками, а не заботились лишь о собственном благополучии».

Приведенную выше цитату российских авторов почти дословно подтверждают устные предания казахских биев. Действительно, Чингисхан делил людей, независимо от их родо-племенной, расовой, религиозной, классовой принадлежности на два типа: «ар-ісі» («арыс», арийцы) и «арсіз», т.е. «достойные» и «недостойные». К типу «ар-ісі» он относил «узников чести и совести» (69). Он был убежден, что именно из среды «арысовцев» выделяются «ел қорған ер», т.е. «самоотверженные героические личности», посвящающие свою жизнь делу защиты интересов эля (народа и отчего края). Наивысшей положительной оценкой личности в устах Чингисхана было слово «ер». Именно «ер» подчиняет всю свою жизнь принципу «Малым жаныма садаға, жаным арыма садаға» («Жизнь дороже богатства, честь дороже жизни»). Именно «ер» готов в любую секунду положить на «алтарь отечества» все свое благосостояние и, если понадобится, жизнь. По преданиям Майкы-бия, четвертому предку Чингисхана «Түбін-айт-шешену» принадлежит следующее изречение: «Жауын жаұса, жер көгереді, ер туса, ел көгереді» («Когда проливается дождь, земля расцветает, когда родится ер, народ расцветает»). Ему же принадлежат следующие изречения: «Жақсы өскен балалар, он бесінде ер мен тең. Жаман өскен балалар отызында сор мен тең» («Хорошо воспитанные дети в свои 15 лет сравнимы с благородными личностями. Плохо воспитанные дети в свои 30 лет сравнимы с неприкаянными людьми, порождающими одни лишь проблемы»), «Ер бір сырлы, сегіз қырлы болуы керек» («Настоящий мужчина, “ер”, должен быть, как монокристалл алмаза, твердым, цельным и вместе с тем восьмигранным»). Другими словами, «ер» должен быть цельным, «монолитным» в стремлении к своему идеалу и в тоже время разносторонне развитой личностью, чтобы успешно преодолевать всевозможные преграды, возникающие на разных этапах движения к цели. «Ер», как вождь, руководитель «эля», должен обладать высоким духом («рух»), иметь «сана» (трезвый глубокий ум), «сезім» (тонкое чувство, позволяющее психологически точно оценивать события и людей), быть «ер-жүректы» (с отважным сердцем), а также быть метким стрелком-охотником («мерген»), мастером на все руки («ұста»), мудрым оратором («шешен»), праведным судьей («би»), иметь светлую душу («адал көңіл»), говорить и поступать предельно справедливо («ақтық»), опасаться клятвенно обещать невыполнимое («жалған анттан сақтық»), быть верным идеалу всеобщего братства, т.е. обладать «баүыр тартқан жұрек» («сердцем, тянущимся к братству»). Наконец, «ер» должен «обладать белой костью, пылающей гордостью» («намыс қызған сүйек»). При этом он должен помнить: «ер намысы — ел намысы», т.е. «гордость ера — это гордость эля», или, другими словами, «гордость благородной личности и национальная гордость совпадают» — имеется в виду, что слова и поступки выдающейся благородной личности работают на национальную гордость народа.

.

Прапрадед Чингисхана «Түбін-айт-шешен» говорил: «Жақсы еркек неменесінің болашағын ойлайды, жақсы қатын немересінің болашағын ойлайды». В переводе это означает: «Достойный муж думает о будущем праправнуков, достойная жена думает о будущем внуков». Судя по его изречениям, которые собрал Майкы-бий и изложил на своем новом языке, прапрадед Чингисхана действительно был «білгір», или, как говорили древние тюрки, «бильгей», что означало «многосведущий». Он предсказал, что начавшийся при нем период неблагоприятных климатических условий для разведения и содержания скота в татаро-монгольских степях продлится «он мүше», т.е. 120 лет. По этой причине резко обострятся межплеменные раздоры. В свою очередь, этим непременно воспользуются крупные соседние державы, прежде всего империи Цзинь и Си-Ся (Тангут). Все татаро-монгольские племена окажутся перед опасностью полного исчезновения путем взаимного истребления или истребления соседними державами.

Альтернативой этой опасности может быть только лишь единство, причем прочное, стальное, а не рыхлое. Такое единство может быть лишь военно-державным единством, какого достигли в свои времена создатель великой гуннской державы «Ер-Мәди» («Мәди Ар») (70), создатель сяньбийской державы «Ер-Таң-Шығай» и создатель великого тюркского каганата «Ер-Түрік» (Бумын-каган династии Ай-Шона). Для создания такого единства нужны были личности, которых Лев Гумилев назвал пассионариями. Заслуга прапрадеда Чингисхана «Түбін-айт-шешена» заключалась в том, что вместе со своими анттасами-единомышленниками он оставил устное учение по целенаправленному воспитанию личностей, называемых ими «ерлигин» (герои). Например, его клятвенными братьями (анттасами) были «Інілі би», старшина кок-кипчакского племени «Ұран-қайыр», и «Кейкі би», старшина племени «Үш жүз бү». «Інілі би» — прадед великого полководца Сыпатай-батыра (Субэдэй в «Сокровенном сказании монголов»). «Кейкі би» — прапрадед Майкы-бия.

И таких единомышленников, как «Інілі би» и «Кейкі би», у прадеда Чингисхана были десятки. Многие из них привили в своих семьях такую систему воспитания детей с раннего возраста, что их правнуки действительно стали аристократами духа — личностями, преданными делу «ар-ісі» — делу чести, совести, законной гордости и достоинства. Такие личности Чингисхан отличал званием «ар-ісі» («арыс»). В «Сокровенном сказании монголов» приведены имена 95 ноянов (князей-воевод) Чингисхана. Всех их Чингисхан называл «ар-ісі». Во всех книгах, посвященных жизни и деятельности Чингисхана, подчеркивается, что все его нояны до конца жизни были людьми, приверженными принципу «честь дороже жизни». Например, о таких ноянах, как «Үйсін», «Құнан», «Атығай» и «Көке-жас» (так Чингисхан называл младшего брата своей старшей жены «Бөрте»), он говорил: «Эти четверо виденного не скроют, слышанного не утаят». Это означало, что перечисленные им соратники говорят правду в глаза любому, в том числе самому кагану. В этих приведенных в «Сокровенном сказании монголов» словах Чингисхана заключен главный принцип оценки людей: он ценил те личности, про которых в народе говорят «отважен сердцем, не продажен душой». Собирание таких аристократов духа, притягивание их к себе, достижение уважения с их стороны было главным психологическим принципом стратегии державного единства Чингисхана, его стратегии государственного строительства.

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.