Развитие идей просвещения в творчестве Абая

Главная » Рефераты на русском » Развитие идей просвещения в творчестве Абая

Эпоха Абая, время формирования его как человека, поэта, философа приходится на середину XIX века. В политическом плане Казахстан в середине XIX века представляя колониальную окраину, где еще не сформировалась национальная буржуазия, где баи, объединяясь с русским чиновничеством, вместе грабили народ. Ни различия в религии, в формах жизнедеятельности, языка не разделяли чиновную и байскую верхушку, напротив, она сращивалась, представляя единство. Жесточайшие формы эксплуатации, нарастающее аннексирование казахских земель, унизительные законы, ограничивающие социальные права человека приводили к различным формам неповиновения — от бунта отдельных родов до национально — освободительных движений, включающих представителей не отдельных губерний, а всего народа.
Последнее национально — освободительное движение, возглавляемое казахским ханом Кенесары Касымо-вым, было разгромлено в 1847 году. Легенды о Кенесары живут и по сей день. Почему же эта страница отчаянной борьбы против колониальной политики не привлекла внимания Абая, как и монументальная фигура Аблая. Не страх же перед самодержавием сдерживал Абая: ведь дальше Сибири и Сахалина высылать было некуда!
Какая же новая идея овладела поэтом, что смогла вытеснить из его духовного мира веру его народа в освободителя? Этой новой идеей могла быть и стала идея великой эпохи — Просвещения, которая провозгласила важнейший принцип нового времени — принцип прогресса.

Известно, что выдающиеся идеи возникают, как закономерность, в экономически и политически отсталых странах: Например, Германия конца XVIII века, Россия в начале XIX века, Казахстан — в середине XIX века и т.д. Не найдя применения своим творческим силам в реальной деятельности — в экономике, политике — титанические личности воплощали свои силы в философии, литературе, музыке, живописи…
Родившись на английской земле, идея Просвещения воплотилась в делах французской революции, она победоносно прошествовала по странам и континентам, утверждая мысль о прогрессе, о вечном развитии мира, общества и человека.

В Центральной Азии Абай был одним из первых прогрессивных деятелей, для кого идеи Просвещения стали ориентиром жизни, судьбы, творчества. И мог ли он, проповедующий развитие и прогресс, воспевать фольклорное ожидание героя, который придет и освободит? Поэтому и отсутствуют в его поэзии любимые казахские батыры, которые силой добиваются счастья для себя и свободы для своего народа. А что же отвращает его от Кенесары — героя национально — освободительного движения? Видимо, поэт осознал невозможность реставрации ханской власти и дружинной демократии — изменились времена, изменились люди. Возможно, что Абаю — гуманисту претила идея конфессиональной розни, которая была положена в основу идеологии Кенесары, как и идея неприятия всего русского. Любая великая личность, будучи выражением национального, всегда несет в себе черты общечеловеческого. Абай не был исключением, в его поэзии мы найдем ненависть и презрение к русским купцам и чиновникам, но никогда эти чувства не распространяются у него на русский народ и его творчество. И это не русофильство казахских просветителей, мысль о которой может возникнуть в связи с фрагментарным знакомством творчества Ч. Валиханова, И, Алтынсарина, А. Кунанбаева. Просветители высоко ценили прогрессивные тенденции в отношении к человеку, гуманистический пафос русской литературы, особенно ее отношение к „маленькому человеку», и старались использовать новаторство русской литературы. Это тем более актуально, что вопросы, поставленные французскими просветителями „об отношении общества и природы, мысли и материи, об источниках и движущих силах общественного прогресса, о причинах социального неравенства» , не были решены окончательно ни в одной стране мира и были переданы от поздних классицистов — романтикам, от них к реалистам, которые своим художественным опытом пытаются ответить на них. Эти вопросы, будучи общечеловеческой проблемой, национально своеобразно решались особенно в деятельности крупных писателей, творчество которых становилось переломным этапом в развитии духовной жизни.

.
.

Поскольку эпоха Абая, подвергнутая им уничижительной критике, не давала возможности показать положительного героя, он продолжает его поиски. Как мы заметили, он не ищет его ни в ближнем историческом прошлом, ни в отдаленной старине. Многие просветители создавали утопии, которые представляли отдаленное идеальное прошлое или же отдаленное идеальное будущее. У Абая мы не найдем этого стремления к идеальному. Да, он обращается к будущему (молодежи, будущим поколениям), но убежденности в них у него нет, поэт сомневается, в том, что не понятый своим временем, своим народом, он станет близким духовно другим временам и людям. Эти сомнения основаны на знании им живучести пошлого, отвратительного, гнусного как в человеке, так и в обществе. Мыслитель Абая понимал, что это не так легко — смена взглядов, хотя казахи говорят „ елу жылда ел жана» ( за пять- деcят лет обновляется жизнь).

Обращаясь к молодежи, к будущему народа, Абай пытается передать и молодым современникам и будущим поколениям свои мысли, идеи, свое понимание настоящего героя. Не внешнее, а глубокие сдвиги духовного порядка должны сопутствовать появлению нового героя. Показывая тяжкий путь своей жизни — потери, боль, разочарование наряду со светлым мигом счастья — Абай предлагал этим путем очиститься от скверны жизни молодым. Высокая патетика его поэзии, выраженные в ней, доверительный тон разговора, обличение и осмеяние предполагают слушателя неординарного. И не случайно поэзия Абая изобилует обращениями — гневными, страстными, поучительными, печальными, предполагающими внимательного слушателя, и ученика, и оппонента. Интонационно лирика Абая представляет собой пестрое сочетание различных эмоциональных состояний — гнева, отвращения, презрения, увещевания, доверительности, и это не резонерство, а выражение спора, поиска истины.

.

В поэзии Абая усиление реалистических элементов приводит к диалогизму, который в большей степени присущ прозе, причем, крупной ее форме.
Хотя принципиально любое художественное произведение создается как обращение к читателю и априорно предполагает диалогичность, однако, не часто мы встретим в поэзии эту выраженную тенденцию вовлечения слушателя, читателя в процесс передачи мыслей и эмоций.
Литература Просвещения на Западе вообще в большей мере использовала жанры прозы и драматургии, поскольку осознавала поэзию как чрезвычайно эмоциональный род, уводящий людей от разумного восприятия жизни. Но в казахской литературе традиционно существовали дидактические жанры (терме), в которых в стихотворных формах выражалось поучение. Терма, как и некоторые формы обрядовой поэзии, не только были широко распространены, они были каноничны, воспринимались как застывшая форма, сходная с пословицами и поговорками. Терме имели легко запоминающиеся короткие, хорошо рифмованные стихи. Как мы понимаем, Абай отошел от дидактической формы терме, которая близка фольклору, выбрав для выражения своих просветительских идей жанры лирического стихотворения (толгау), послания, посвящения (арнау).
Лирическое стихотворение занимает ведущее место среди жанров, использованных Абасм. Тематически они чрезвычайно разнообразны, однако, две темы — тема народа и тема молодежи особенно занимали поэта. Как истинный просветитель Абай не мог не говорить о состоянии народа, о преодолении этого состояния, и о молодежи, которая есть будущее этого народа.

Мировоззрение Абая, выражающее преклонение перед разумом и знаниями, включало и противоречие, которого часто были лишены просветители, создававшие некий идеал. Просветительская литература, к примеру русская, создавала образ идеального героя и все остальные герои находились по отношению к нему в очень неблаговидном состоянии. Рассматривая образ лирического героя Абая, было бы наивно говорить как о его идеалистичности, так и идеальности. Лирический герой всячески противится этому — ненависть и любовь к своему пароду живут в его сердце, любовь и похоть владеют им при виде прекрасной женщины, он говорит о тернистом пути к знаниям, примером собственной жизни, горькими думами доказывает каким отравляющим может быть познание.
Не с точки зрения идеального героя, а с позиций мудреца, философа ведет свой разговор с народам и с молодежью поэт. И это действительно диалог, потому что после монолога — критики (а просветители сильны именно беспощадной критикой всех сторон жизни), следует в начале или в середине поэтического текста приглашение к ; совместному раздумью, сознанию, сопереживанию. Этим особенно отличаются его „Восьмистишия», стихотворения „Джигиты, дорог смех, не шутовство», „Когда умру не стану ль я землей»…
Философы считают, что „истинная философская ценность диалога в том, что он всегда становление. Становление смысла» . Это становление смысла абаевских стихов происходит и сейчас, что утверждает их философскую и художественную необходимость С этой точки зрения лирический герой Абая воспринимается как Учитель жизни, к мнению которого надо прислушиваться, знаниями которого надо воспользоваться как ступенью к новому, неизвестному.

Мы знаем, что стихи Абая ценились поэтами современниками, близким поэтическим окружением. Но осознание его философской значимости стало явлением общественной мысли Казахстана только в XX веке. И оказалось, что прав был Абай, обращая свой стих к молодым, потому что молодежь казахская, художественная интеллигенция восприняла идеи, пафос Лирического героя как программу жизни,
В учительной и поучающей интонации абаевских стихов так мало морализаторства, столь присущих просветительской литературе. Высокая искренность в показе любовного чувства или негодования по поводу злоупотреблений, в отражение забитости народа, отрицательных черт героев его посланий и посвящений исключает саму возможность принять лирического героя как идеальную личность просветительской литературы.
Если понимать „диалог как выяснение ценностных и смысловых позиций друг1 друга» , то Абай осознавал, что его новаторский взгляд на все сферы казахской жизни может быть в большей мере воспринят молодежью («для молодых я свой слагаю стих»).
Никаких иллюзий по поводу своего народа у Абая нет, потому как горьки, критичны его стихи, убийствениы характеристики как „верхов», так и „низов». Он видит только один путь изменения жизни и судьбы народа — образование, знание. Это путь просвещения и просветительства, по которому мы прошагали более столетия, Внимая словам Абая, простодушные казахи упустили из тезиса великого поэта мысль о моральной, этической стороне труда, знания, образования, т.е. вопрос во имя чего приобретаются знания, прилагается усердие?
В ценностной ориентации Абая особое место занимает философия самоусовершенствования, самовоспитания человека, ярким примером чему явился сам образ поэта. Философия эта имеет восточные корни и прежде всего как суфийскую, так и конфуцианскую основу. Подвергая критике многое, Абай должен был дать и позитивное решение проблемы. В отличие от предшественников и последователей на поэтической арене, Абай далек от политических утопий, которые уводили их то в далекое прошлое, то в неблизкое будущее. Не находя опоры своим идеям в тогдашней жизни казахов, Абай „утопически» верит в человека, видя в нем отрицательное, низменное утверждает неизбывную силу прекрасного в человеке: „я бы отрезал язык, всякому, кто утверждает, что человек неисправим». Изменение человека приведет к изменению как общества, так и общественных отношений — эта ценностная ориентация насквозь проникнута духом гуманизма, веры и требовательной любви к человеку, Абай понимал, что такие взгляды — дело будущего. Не случайно через года, века он шлет послание молодежи, будущему своего народа, веря, что его идеалы будут созвучны новому времени.

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.