Создание и укрепление казахской государственности

Home » Рефераты на русском » Создание и укрепление казахской государственности
Рефераты на русском Комментариев нет

В устных народных преданиях с благоговением произносится имя второго казахского хана Джанибека. Казахи называют его «Аз Жаныбек», что означает «Воистину мудрый Жаныбек». Жазы-бий утверждал, что именно Аз-Жаныбек разработал концепцию создания нового государства — Казахского улуса. В основе этой концепции лежали учения «Төрелік», «Билік» и «Жасақ». Аз-Жаныбек блестяще владел афористичным языком Майкы-бия. Он глубоко знал устное творческое наследие таких великих степных философов, как «Бәйдібек би», «Ақжол би», «Асан қайғы» и «Жиренше шешен». Эти мыслители были чрезвычайно обеспокоены тем, что городская цивилизация медленно, но неотвратимо стесняет и покоряет ареал аграриев-животноводов. Все меньше и меньше оставалось места в Великой степи для ведения вольного кочевого образа жизни.

Будучи поклонником городской цивилизации, Тамерлан в свое время со всей очевидностью показал, что кочевникам уготована роль «ресурсно-сырьевого придатка» — поставщиков вооруженных отрядов, боевых коней и продуктов животноводства городам. Из целостной и стройной философской системы Чингисхана‑Майкыбия Тамерланом и его потомками были выхолощены учения «Жасау-ізі», «Төрелік» и «Билік». Вместо них идеологической основой политики «Железного хромца» стал суннитский ислам ортодоксального толка и джагатаевский «әмірлік». Суд биев практически был упразднен, поскольку биям приходилось чаще выполнять функции генералов («датқа») на полях сражений, чем заниматься вопросами справедливого урегулирования споров и разногласий в мирных условиях жизни. А без должного функционирования суда биев кочевники чувствовали себя разобщенными и слабыми перед несправедливостью и произволом со стороны сильных кланов. Они чувствовали себя униженными перед городами. Накапливалось все больше и больше подтверждений пессимистических прогнозов Джучи о том, что десятки племен бывших «алашевцев» растворятся среди других народов.

Аз-Жаныбек прямо заявил, что все такие лучшие качества общества, как единство, братство, дисциплина, постоянная боеготовность, мобильность, выработанные при Чингисхане и Джучи, необходимо использовать не для завоевательных походов, а для создания собственного государства, восстановления границ, которые были проведены Джучи в первой четверти XIII века, а также для обеспечения надежной защиты этих границ. Вся внутренняя политика нового государства должна была быть направлена на достижение прочного мира путем преодоления межплеменных и межродовых разногласий. Для этого необходимо было возродить суд биев и дать ему новое дыхание. Но чтобы решения суда биев неуклонно исполнялись, должна быть установлена сильная государственная власть. Для этого необходимо было в первую очередь возродить на практике учение «Төрелік».

Блестящим знатоком этого учения, выдающимся политическим стратегом и организатором был первый казахский хан Керей. Именно поэтому Аз-Жаныбек от имени рода «Төре», или «Ақ сүйек», выдвинул кандидатуру своего троюродного дяди Керея на избрание его первым ханом нового улуса.

В языке «Майқы би» нет слова «казах», а есть слово «қазақ». Когда речь идет о птицах, то на этом языке говорят «ақ-қаз», т.е. «белые гуси». Когда же говорят «қаз-ақ», то это означает «гусь праведный». При этом подразумевается образ вольной кочевой жизни, подчиненной законам природы и таким категориям, как свобода, братство, равенство, справедливость, нерушимое единство. Внутри родовой общины, которая называлась «ру» и которая объединяла сородичей, связанных кровным родством по седьмое колено, все считались родными братьями и сестрами. Иерархия существовала только лишь по возрастному принципу и по принципу признания. Арбитрами-биями могли стать только лишь признанные обществом личности. Такое же требование распространялось и на старшин—руководителей общины. Ими также могли стать только лишь лидеры, которые пользовались признанием всего племени или рода. Наконец, военачальниками-батырами становились также лишь общепризнанные личности.

Все, кто по той или иной причине лишались признания, одновременно лишались и власти, причем не только арбитражной и управленческой, но также и военно-командной. Навязывание своей власти силой считалось делом несправедливым, недостойным и чреватым дурным исходом. Тот, кто нарушал древние понятия степняков о справедливости, автоматически ставил себя вне общества, вне закона. Любой «ер», свободный член общины, основываясь на вердикте бия, мог «беспредельщика» убить, искалечить, обратить в рабство при любом удобном случае. А случаев таких жизнь в степи предоставляла предостаточно. В числе желающих исполнить общественный приговор недостатка тоже не было — избавление общества от лиходеев считалось делом достойным, сродни военному подвигу.

Вообще говоря, племена, вошедшие в состав Джучиевского эля, не раз участвовали в движениях «қазақ». Например, во второй половине XIII века такое движение возглавил темник Ногай, который являлся потомком Джучи по материнской линии. Он контролировал территорию от Дона до Дуная. По родо-племенному составу это движение включало как древнетюркских казаков, считавших себя потомками западнотюркского кагана Атамана, так и половцев, торков, берендеев, а также найманов, кереитов, алшынов, шеркешей, адаев, меркитов, кара-китаев и уйгуров, исповедовавших несторианство. На основе этого движения позже возникли Запорожская сечь и Донское казачество.

В первой половине XV века, в результате распада Золотой орды, образовалась Ногайская орда. По существу, она также символизировала движение «қазақ». Во второй половине XVI века эта орда распалась на Ногаи большие и Ногаи малые. Из Ногайской орды обособились кубанские, яицкие и оренбургские казаки, собственно ногайцы, а также такие племена, как «Маңғыт», «Қырғыс-қассақ», «Қият-жетіру».

Говоря об эре Чингисхана, следует подчеркнуть, что то движение «қазақ», которое во второй половине XV века возглавили джучиды Керей и Жаныбек, явилось последним крупным движением, заявившим о суверенитете союза племен в древнетюркских традициях. Но, в отличие от всех предыдущих явлений подобного рода, в данном случае было заявлено, что речь идет не об автономии внутри прежнего улуса, а о создании нового улуса, т.е. нового государства под названием «Қазақ ұлысы».

Говоря об этом, уместно еще раз подчеркнуть, что по установлению Чингисхана любая орда подчинялась кагану или великому хану, который руководил улусом. Например, лично Чингисхан правил улусом, который состоял из Джучиевской орды, Джагатаевской орды и его собственной Коренной орды, руководство которой он завещал своему младшему сыну Толе. Всего лишь за полгода до своей смерти Чингисхан распорядился о создании дополнительно Золотой орды для Батыя и Булатной орды для Сибана. Правда, за Сибановской ордой так и не закрепилось название Булатной. По завещанию Джучи она называлась Белой ордой. Но, как бы то ни было, понятие «орда» трактовалось как автономия внутри Чингисхановской державы — «улуса». Понятие «орда» воспринималось и как «военный округ». Лев Гумилев перевел это понятие как «народ-войско».

Чингисхан говорил, что в открытой степи враг может неожиданно появиться с какой угодно стороны, поэтому степняки вынуждены были быть готовы к обороне в любое время суток. При этом для кочевников понятия «фронт» и «тыл» существовали неразрывно. Невозможно было отделить гражданское население от воинского контингента. Все юноши и мужчины были воинами. Понятие «народ-войско» отражает одно очень важное обстоятельство — здесь речь идет именно о народе, а не о племени. Не случайно население Джучиевской орды называло себя «Алаш ел», т.е. «народ Алаш», а население Джагатаевской орды — «Моғол ел», т.е. «народ Могол». Это означало, что как Джучиевская, так и Джагатаевская орды позиционировали себя именно как народы, а не племена. Это полностью отвечало призыву Чингисхана «Ел болыңдар» («Станьте народом»).

Российские казаки длительное время боролись за право признания их народом со стороны государства. Правда, при этом они не употребляли слово «орда», поскольку движение «қазақ» подразумевало выход из состава того или иного ханства без права образования новой орды. Сам термин «орда» подразумевал, что создание такого государственно-административного образования находится в полномочиях кагана, или великого хана. Поэтому донские казаки называли себя «народом-войском» (100). Царское правительство Российской империи отказало казакам в праве называть себя народом, но разрешило называться войском. Не признала за донскими казаками права стать автономной республикой в составе РСФСР и Советская власть. В ответ на стремление казаков к автономии большевистское правительство провело в 1918 году печально известную политику «расказачивания». Суть этой политики заключалась в том, чтобы уничтожить носителей народной памяти с целью ассимиляции оставшихся казаков.

Развитие нового государства «Қазақ ұлысы», т.е. Казахского улуса, происходило в жестокой борьбе с соседними странами. Восстановление границ Алаш-орды, проведенных Джучи-ханом в 1223—1226 годы, потребовало более полутора веков. Наиболее кровопролитные сражения за присырдарьинские крепости, ограждавшие Степь от нападений с юга, казахам пришлось вести с 1500 года. Тогда внук Абулхаира Первого Мухаммед Шейбани захватил Бухару, а затем Самарканд, изгнав оттуда пятого прямого потомка Тамерлана Бабура, основавшего после своего изгнания империю Великих Моголов в Индии. Позже, вплоть до начала 1510 года, узбекский хан Мухаммед Шейбани успешно воевал с казахами, отвоевав у них ряд присырдарьинских крепостей. Зимой 1510 года он потерпел жестокое поражение от казахского султана Касыма, а спустя полгода скончался. В 1511 году Касым был выбран казахским ханом и правил улусом в течение семи лет.

Касым был сыном Аз-Жаныбека. Он унаследовал от отца его мудрость и выдающийся талант организатора. Устная память народа бережно хранит его имя, а о его стратегии сохранилось меткое крылатое выражение: «Қасым-ханның қасқа жолы», т.е. «Верный путь Касым-хана». Касым добился небывалого единства в обществе. Он значительно укрепил институт суда биев. Понятие «ақтық» (справедливость) приобрело реальную силу и всеобщее звучание. Касым-хан существенно раздвинул границы государства, отвоевав ряд городов Туркестанского края, значительную часть Жетысу (Семиречья) и подчинив себе основную часть Центрального Казахстана. При нем северо-западные границы Казахского улуса простерлись до бассейна реки «Жайық» (Урал).

Касым-хан достиг больших успехов во внешней политике, установив взаимовыгодные торговые отношения с западными соседями. Одним из первых государств, вступившим в дипломатические связи с казахским ханством, стало Московское княжество, которым с 1505 по 1533 год правил Великий князь Василий Третий. Именно при Касым-хане Западная Европа узнала о существовании Казахского улуса. Особая заслуга Касым-хана состоит в том, что, следуя учению «Билік» и повысив роль суда биев, он в то же время укрепил государственную власть в соответствии с учением «Төрелік». Наряду с этим он возродил и неуклонно воплощал в жизнь основные принципы военного устава «Жасақ».

После смерти Касым-хана в 1518 году ханская власть в Казахской степи заметно ослабла. За 20 лет сменилось 5 ханов. Причиной тому было непомерное властолюбие его преемников, стремившихся сосредоточить всю власть в одних руках, игнорируя суд биев. Как предсказывал Джучи, чтобы урезать власть суда биев и передать всю полноту власти хану, степняки должны находиться в состоянии войны с соседями. Поэтому преемники Касым-хана развязали войны и с узбеками, и с ногайцами, и с моголами, и с кара-калмаками (джунгарами). В результате они действительно добились ослабления власти биев и старейшин, но вместе с тем резко ослабло и единство в обществе.

Общественное недовольство правителями выражалось в том, что разные казахские племена выдвигали в ханы разные кандидатуры из числа прямых потомков Аз-Жаныбека. В результате же ни один из кандидатов не смог получить всенародной поддержки и признания. Именно поэтому, из-за отсутствия единства, казахские племена потерпели ряд ощутимых поражений от узбеков-шейбанидов, ногайцев-мангытов и моголов-жагатайцев. При этом, как итог военных поражений, терялись территории, завоеванные Касым-ханом. Хуже того, случались межплеменные и межродовые столкновения.

Наконец, после смутного двадцатилетия в 1538 году казахским ханом был выбран «Ақназар» (в летописях — «Хақ-Назар»), имя которого с большим почтением произносится в народных преданиях. Он правил Казахским улусом до 1580 года и возродил былую власть суда биев, тем самым восстановив то единство, которое существовало при его отце Касым-хане. Слава о справедливости Акназара перешагнула границы Казахского улуса. Его имя пользовалось авторитетом и у ногаев, и у башкортов, и у казанских татар. Не случайно при Акназаре в улус вернулись несколько родовых общин Младшего жуза, ранее, в «смутное двадцатилетие», откочевавших к соседям. На примере деятельности Акназара, по словам Жазы-бия, можно убедиться в том, что в обществе вольных кочевников, живущих по понятиям «Билік», «Төрелік» и «Жасақ», укрепление института суда биев автоматически обеспечивало межплеменное единство и, следовательно, укрепление центральной государственной власти. Но это случалось лишь тогда, когда ханы были мудрыми стратегами, разумно разграничивающими полномочия, а не властолюбивыми политиканами, стремящимися к абсолютной власти.

В многоплеменном казахском обществе, где каждый член общины — воин, «ар-ісі», недопустимы были ни чрезмерная централизация ханской власти, ни ее чрезмерное ослабление. Жизненно важной являлась категория меры — того хрупкого баланса между федерацией и централизмом, между абсолютизмом и степной демократией, который не позволяет ни одному из качеств переходить в свою противоположность.

Но самую большую угрозу для единства общества представляло забвение императива, сформулированного Аз-Жаныбеком, гласившего: «Никогда, ни при каких обстоятельствах хан не должен быть аманатом (заложником) собственной гордыни, не должен игнорировать суд биев». Аз-Жаныбек говорил: «Не может “қаз” (гусь) взлететь с одним крылом. Сила ханской власти и сила суда биев — это два крыла, которые позволят народу “қаз-ақ” (“гуси праведные”) подняться ввысь».

«Ақназар» был достойным потомком Чингисхана, Джучи-хана, Аз-Жаныбек-султана и Касым-хана, унаследовавшим от великих предков хорошее знание психологии взаимоотношений между племенами и родовыми общинами. Он был до конца предан идее и концепции «мәнгі бауырмалдық» («вечное братство»). Преданность жаныбековскому принципу «Единство во что бы то ни стало» заставила Акназара проявлять достойную восхищения терпимость и толерантность не только к «своим», но и к «чужим». Он повсюду искал союзников и наладил взаимовыгодные отношения с соседями — ногаями, татарами, башкортами и даже, несмотря на предыдущие кровопролитные столкновения, с узбеками. Так был образован военно-политический союз с ханом Абдуллой Шейбани, который враждовал со своим сородичем Баба-султаном. Будучи верным союзническому долгу и данному слову, Акназар оставался непримиримым противником Баба-султана, что привело к гибели казахского хана от рук наемных убийц, подосланных его неприятелем весной 1580 года.

После гибели Акназара ханом был избран 78-летний «Шығай». Он был сыном «Жәдік-султана», внуком Аз-Жаныбека. В 1582 году, после смерти Шыгая, ханом стал его сын «Тәуекел», правивший улусом до 1598 года. «Тәуекел-хан» помог узбекскому хану Абдулле победоносно завершить войну с Баба-султаном, но, ощущая амбиции Абдуллы-хана и его претензии на роль «старшего брата», расторг с ним соглашение о военном сотрудничестве. Когда во владениях Шейбанидов началась гражданская война, при невыясненных обстоятельствах скончался хан Абдулла, а затем от рук мятежных эмиров погиб и его сын Абдул-Момын. Узнав об этом, хан «Тәуекел» собрал три тумена и в короткий срок овладел городами Сайрам, Ташкент, Туркестан и Самарканд. Затем направился к Бухаре и в сражении под этим городом погиб. Оставшись без главнокомандующего, казахи прекратили боевые действия и заключили мир с узбеками, отказавшись от Самарканда, но сохранив за собой Ташкент, Сайрам и Туркестан.

К несомненным заслугам хана «Тәуекела» казахский эпос относит также подъем экономики и развитие торговли с западными соседями — ногаями, татарами, башкортами и московитами. Конские табуны перегонялись для выгодного обмена к Дону, Кубани, Волге и даже в Крым. Потребность в них, а следовательно, и плата за них, там была намного выше, чем у южных и восточных соседей казахов.

После смерти «Тәуекела» ханом Казахского улуса был избран «Есім» (в летописях — Ишим), сын «Шығай-хана», правнук Аз-Жаныбека, правивший с 1598 по 1645 год. В народных преданиях его имя окружено ореолом славы великого «ел-басы» (предводителя народа, вождя). О его правлении казахи говорят: «Есім-ханның ескі жолы» («Древний путь Есим-хана»). Это означало, что он полностью претворил в жизнь ту политику, которую начал проводить в последние годы своей жизни Алаш-хан Джучи. Последовательное выполнение Есим-ханом заветов великого предка позволили наконец полностью раскрыть свое величие и реализоваться на всем степном просторе учениям «Билік», «Төрелік» и «Жасақ». Это было то, о чем мечтал в конце своей жизни Алаш-хан. Именно это позволило Есим-хану, имя которого переводится как «светоч разума», убедить старейшин восьми родов племени «Қырғыс-қассақ», семи родов («жеті-ру») племени «Қыят» и ряда других родов откочевать из Ногайской орды и войти в Казахский улус.

LEAVE A COMMENT

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.