Толкование конституции

Главная » Рефераты на русском » Толкование конституции

Конституционное толкование — особый вид правовой деятельности. Это деятельность, направленная на оценку правовых актов, на охрану Основного Закона, на обеспечение всех форм реализации права, на предупреждение всех видов правонарушений. Конституционное толкование права, помимо того, что оно имеет особый объект и осуществляется особым составом, характеризуется своеобразием метода данной правовой деятельности. Процесс, в котором происходит толкование в Конституционном Совете, существенно отличается от иных видов процессуальной деятельности. Достаточно указать на участие экспертов, специалистов в области права, чего нет ни в уголовном, ни в гражданском, ни в административных процессах. Конституционное толкование — вид правовой деятельности высокого юридического ранга. По своей юридической силе акты толкования конституции и конституционного толкования законов имеют силу последних. Как вид правовой деятельности, конституционное толкование имеет значение не только для правотворчества, но и для всех форм реализации права, в том числе для соблюдения, исполнения и осуществления правовых предписаний.

Почему нужно толкование конституции? Прежде всего, по тем же причинам, по которым интерпретируются все нормативно-правовые акты: толкование есть необходимая стадия процесса их реализации. Конституция — особый нормативно-правовой акт, рассчитанный на длительное и стабильное действие, в течение которого она проходит два этапа. Первый — сравнительно короткий — когда конституция только еще принята и ее разъяснение связано, в основном, с недочетами правотворчества (наличием пробелов, противоречивостью отдельных норм, другими небрежностями законодателя). Следующий этап усложняется — на первый план выдвигается проблема отставания конституционного текста от развития жизни, новых реалий. В частности, может измениться объем предусмотренных правовыми нормами понятий — он может стать шире или уже, чем предполагал законодатель. Здесь можно пойти разными путями: либо бесконечно «терзать» конституцию поправками, как это было с Конституцией КазССР 1978 г., либо «приспособить» Основной Закон к общественной практике. Известен и третий путь — превращение конституции в некий эталон, юридический фетиш. Печальный тому пример — Конституция СССР 1977 г., которая, будучи превращена в программный документ, несла в себе черты фиктивности. «Приспособление» же к конкретным общественным отношениям шло через бесконтрольное ведомственное нормотворчество, названное уже тогда «законным беззаконием».

По мере формирования правового государства недопустим разрыв между конституцией и общественной практикой. Управлять государством и обществом можно только на основе конституции, в тех формах и теми методами, которые предусмотрены в ней. Однозначно, что обновление и соблюдение конституции составляют две стороны единого конституционного процесса. Это исходная позиция при преодолении отставания основного закона. Но к чему ведет обновление через постоянные поправки? В Конституцию РСФСР 1978 г. за недолгий срок ее действия было внесено почти 350 поправок, изменений и дополнений, часто внутренне не согласованных и противоречащих друг другу, которые настолько размыли ее текст, что стало возможным говорить чуть ли не о новой Конституции. Так рушится авторитет права. Возникает угроза несогласованности и противоречивости в системе норм, так как вносятся «точечные» или «лоскутные» изменения и дополнения. Поэтому нужно толкование конституции, способное без потерь «приспособить» основной закон к жизни. Здесь и следует учесть опыт стран, которые таким путем многие годы преодолевают отставание конституции без ее изменения.

.

Толкование конституции допустимо потому, что оно непроизвольно определяется смыслом и содержанием интерпретируемого акта. Исходной позицией, основным принципом толкования конституции может служить признание ее самодостаточности, т.е. ресурсы для понимания конституции находятся в ней самой. В то же время конституция есть особый вид закона, это Основной (главный) Закон государства. В его принятии могут участвовать не только парламент, но и другие учредительные органы. И правомерно замечает Н.В.Витрук: «Если конституция принята на всенародном референдуме, вряд ли законодательный орган может претендовать на истинность своего понимания конституционных положений. Его толкование может быть подвергнуто сомнению». В принципе толковать конституцию может любой орган и любое лицо, но далеко не всякое толкование конституции является обязательным. Если закон толкуется принявшим его законодательным органом, то, вероятнее всего, именно это толкование наиболее точно выражает смысл данного закона. Оно называется аутентичным толкованием и является отрицательным».

Ганс Кельзен, немецкий теоретик-конституционалист, отец концепции конституционного контроля, решительно отвергал этот вариант в силу его ущербности принципу разделения властей, так как законодательная власть получает таким образом перевес над другими властями, и выдвигал ряд веских аргументов в пользу «четвертой власти», которая, по его убеждению, не является властью во всех ее объемных характеристиках, а лишь выполняет роль контрбаланса или «негативного законодателя». По мнению Г.Кельзена, «аннулирование закона не означает создания общей нормы», но существенное различие между законотворчеством и аннулированием законов по мотивам антиконституционности состоит в том, что свободное нормотворчество, характерное для законодателя, полностью исключается в конституционном судопроизводстве, так как в отличие от законодателя-творца права деятельность негативного законодателя, т.е. конституционного правосудия, напротив, полностью детерминирована и ограничена рамками конституции в направлении восстановления попранной конституционной законности. Во всех случаях нужен арбитр, объективность и компетентность которого будут вне сомнения. Поэтому толкование конституции возлагается на специально созданный орган. В то же время в юридической литературе имеется и иное мнение по этим вопросам. Так, В.О.Лучин полагает, что в случае, когда конституцию принимал народ, толкование ее должно даваться высшим представительным органом государственной власти. Задача толкования конституции заключается в том, чтобы обнаружить, прочитать то, что законодателем в ней записано, и в том, чтобы раскрыть тот общий идеал, к которому он стремился. Толкование предполагает не только извлечение смысла, заложенного в конституции, но и приспособление ее норм к имплицитным требованиям и ценностям общества, в реальных отношениях которого они применяются. Целью восприятия толкуемых положений становится раскрытие тех объективных закономерностей, отражением которых они являются. Вместе с тем толкование конституции должно воспроизводить те представления, которые ее создатель связывал с тем или иным ее положением[5].

Необходимость толкования конституции, отмечает Б.С.Эб­зеев, обусловлена тем, что несмотря на широту ее нормативного содержания, конституция не представляет собой всеобъемлющего акта, который отличался бы завершенностью или системной законченностью, ибо регулирует, причем нередко в достаточно общих чертах, лишь наиболее важные сферы общественных отношений. В ней возможны явные или скрытые пробелы, в принципе неизбежные в любой конституции, а также действительное или детальное урегулирование многих сфер общественных отношений осуществляется иными правовыми средствами и способами, которые должны быть адекватны духу и букве основного закона. Этим обусловлена значимость толкования конституции. Недопустимо под видом толкования подвергать конституцию своеобразной ревизии, создавать нормы, обладающие свойствами конституции. Толкование конституции призвано противодействовать попыткам отойти на практике от точного смысла конституционных норм. При этом оно не создает новых норм, а лишь раскрывает смысл, заложенный в толкуемом положении конституции. В подтверждение можно обратиться к мнению профессора Ф.Люшера из Франции — страны, в которой конституционное правосудие является устоявшимся государственным институтом: «Конституционный Суд не вправе подменять законодателя изданием норм общего значения…. Тексты нормативных актов имеют для конституционного судьи первостепенное значение, он никоим образом не может возомнить себя претором, толкующим право по римскому обычаю»[6].

В настоящее время большинство государств, взявших на вооружение кельзеновскую модель конституционного контроля, полагают, что конституционное судопроизводство находится вне трех ветвей власти, ибо оно возвышается над ними благодаря специфике своих функций, нацеленных на то, чтобы обеспечить равновесие властей и неукоснительное соблюдение ими конституционных норм и общих принципов права. Не случайно поэтому одним из перспективных направлений в деятельности органов конституционного контроля становится толкование конституции и органических законов. Толкование конституции — это еще один из институтов казахстанского конституционализма. Впервые в самом тексте Конституции РК 1995 г. регламентируется порядок официального толкования конституционных норм. Официальное толкование осуществляется определенным органом, на который возложена обязанность толкования нормативных актов. Акты официального толкования обязательны для всех субъектов правоприменения. Официальное толкование норм конституционного права дается уполномоченными на это государственными органами. Оно формируется в специальных актах, которые формально связывают исполнителей толкуемых норм. Иными словами, толкование является официальной, общеобязательной директивой о том, как правильно понимать соответствующие нормы[7].

Казахстанским ученым А.А.Матюхиным дается следующее определение толкования конституции: это деятельность субъектов законотворчества, правоприменения и конституционного надзора, носителей правовых доктрин и т.д. по установлению содержания и смысла норм конституции, не только объективно учитывающая букву, но и уясняющая дух ее официального текста. Конституционное толкование — это разновидность праворазъяснительной деятельности. Особый характер такой деятельности связан с объектом интерпретации. Особенности конституционного толкования обусловливаются его целями и задачами, субъектами интерпретации и своеобразным методом. Процесс толкования, осуществляемого Конституционным Советом, существенно отличается от иных видов процессуальной деятельности. По своей юридической природе акты толкования норм конституции имеют силу последних. Конституционное толкование имеет значение не только для правотворчества, но и для всех форм реализации права, в том числе для соблюдения, исполнения и осуществления правовых предписаний. Среди актов официального нормативного толкования необходимо выделять акты конституционного толкования. Согласно Конституции РК официальное толкование норм Конституции возложено на Конституционный Совет (п. 4 ст. 72). Официальный характер такого абстрактного толкования заключается в том, что оно дается специально уполномоченным конституцией органом, содержится в специальном акте Конституционного Совета и является обязательным для всех субъектов права. Это придает официальному толкованию значение нормативного: оно становится неразрывной частью интерпретируемых положений Основного Закона. Конституционный Совет является единственным органом, который дает толкование положений Конституции РК. Цель толкования заключается в том, чтобы юридически точно определить, как понимать норму конституции, допустимо ли ее расширительное применение.

.

Основная цель толкования конституции состоит в преодолении возникающей неопределенности содержания конституционных норм, обусловленной, в частности, общим характером норм основного закона. Толкование обеспечивает точное, адекватное смыслу понимание конституционных норм и правильную реализацию. В связи с этим важна также превентивная роль конституционного толкования, его направленность на предупреждение возможного в будущем неправильного истолкования норм конституции, в том числе и судебной практикой. В то же время необходимо отметить, что официальному толкованию подлежат только нормы права. Норма права, в том числе и норма конституции, — это общеобязательное правило поведения, предписание. Конкретный термин или конкретное понятие, содержащееся в тексте того или иного нормативного акта, не могут рассматриваться как нормы права. Например, употребляемые в Конституции понятия «исконная казахская земля» и «казахстанский патриотизм» не обладают признаками правовой нормы. Поэтому они не могут быть предметом официального толкования со стороны Конституционного Совета. Согласно ст. 22, п. 2, п.п. 7 Конституционного Закона РК «О Конституционном Совете Республики Казахстан» в обращении, направляемом в Конституционный Совет, должны быть указаны нормы Конституции, которые подлежат официальному толкованию. Несоблюдение данного требования влечет за собой отказ Конституционного Совета принять обращение к своему производству на основании ст. 25 вышеназванного нормативно-правового акта. Авторы комментария Конституции РК полагают, что толкование Конституции — это деятельность Конституционного Совета, направленная на разъяснение и уяснение смысла и содержания воли конституционного законодателя, выраженной в нормах Конституции[12]. Такое толкование является официальным и обязательным для всех органов государственной власти, местного самоуправления, предприятий, организаций, граждан и их объединений.

В этой связи на Конституционный Совет возложена важная задача по формированию особой школы конституционного толкования, в основе которого должны лежать ценности казахстанского конституционализма: интересы человека как высшей ценности общества, создание благоприятных условий его жизни, расширение его прав и свобод, охраняемых при помощи верховенства права и поддерживаемых опорой на закон. Такая деятельность требует не только независимости Конституционного Совета от других государственных органов, а также иных организаций, должностных лиц и граждан, но и свободы от политических и иных пристрастий. Чтобы подчиняться только конституции, толкующий орган обязан исходить из глубоких оснований объективного права, заложенных в текст основного закона, не привнося при этом в конституционные нормы своего собственного «добавочного» содержания. Говоря иначе, процесс толкования норм конституции есть не правотворческая, а юридико-герменевтическая задача, требующая не изменения прежних конституционных норм или создания новых, а апелляции к идее права.

Причем надо отметить, что Конституционный Совет дает толкование норм Конституции только в случаях обращения определенных законодательством субъектов права. Таким правом наделены следующие должностные лица государства: а) Президент РК; б) Председатель Сената; в) Председатель Мажилиса; г) Премьер-Министр.

.

Кроме того, Конституционный Совет дает официальное толкование норм Конституции при обращении депутатов Парламента РК. При этом за такое обращение должно проголосовать не менее одной пятой части от общего числа депутатов Парламента республики. Нормативные постановления Конституционного Совета, являющиеся актами официального толкования конституционных норм, общеобязательны на всей территории республики и представляют собой составную часть действующего права Республики Казахстан.

Представляется, что деятельность Конституционного Совета оказывает все более существенное влияние на становление конституционной теории. С начала своей деятельности в 1996 г. по декабрь 2003 г. Конституционным Советом РК рассмотрено более пятидесяти обращений о толковании Конституции[14]. В 1999 г. были разъяснены положения ст.ст. 4, 12, 53–57; п. 2 ст. 41; п.п. 1 ст. 53 и п. 1 ст. 91 и др. Конституции РК. В течение 2000 г. Конституционный Совет РК дал официальное толкование следующих статей Конституции: п. 3 ст. 6; п. 3 ст. 26; п. 4 ст. 88; п. 4 ст. 92; п. 6 ст. 61; п.п. 1 ст. 55; п. 1 ст. 82; п. 2 ст. 23; п. 2 ст. 83; п. 1 ст. 84 и др. Конституционный Совет РК своими решениями не только обеспечивает верховенство Конституции, но и оказывает влияние на совершенствование казахстанского законодательства, на приведение его в соответствие с Конституцией РК[15]. В связи с этим мы согласны с мнением известного ученого Е.Б.Абдрасулова, справедливо полагающего, что практика по толкованию Конституции формирует теоретические выводы о том, что особенностью правовой природы органов конституционного контроля является то, что они должны не только применять Конституцию и право, а «найти» право.

Конституционным Советом разъяснено, что определение «действующее право» по смыслу п. 1 ст. 4 Конституции включает в себя систему норм, содержащихся в принятых в установленном порядке правомочными субъектами нормативных правовых актах: Конституции и соответствующих ей законах, Указах Президента, постановлениях Парламента, его Палат и Правительства, иных нормативных правовых актах, международных договорах, нормативных постановлениях Конституционного Совета и Верховного Суда Республики. Все названные нормативные правовые акты включаются в состав действующего права, если они на конкретный момент не отменены, а международные договоры ратифицированы и не расторгнуты. Одновременно Конституционный Совет дал толкование понятию «права и свободы человека». Ими, по мнению Конституционного Совета, «следует считать признанные и гарантированные государством права и свободы человека в соответствии с Конституцией. Признание прав и свобод абсолютными означает их распространение на каждого человека, находящегося на территории Республики Казахстан, независимо от его принадлежности гражданству республики. Неотчуждаемость прав и свобод означает, что установленных прав и свобод человек не может быть лишен никем, в том числе и государством, кроме случаев, предусмотренных Конституцией и принятых на ее основе законов». Конституционный Совет активно участвует в формировании действующего права в Республике Казахстан как путем разъяснения воли законодателя в конкретном содержании норм Конституции, так и путем устранения пробелов коллизий конституционных норм. Конституционный Совет в своем официальном толковании п. 2 ст. 23 Конституции в части запрета судьям состоять в партиях, профессиональных союзах разъясняет, что это ограничение не распространяется на право судей состоять в иных общественных объединениях и создавать такие объединения для реализации и защиты общих интересов судейского сообщества в рамках Конституции. Анализ практики Конституционного Совета по официальному толкованию Конституции показывает, что причинами толкования конституционных норм являются внутренние противоречия и юридические коллизии в тексте Конституции, наличие пробелов, терминологическая неясность отдельных конституционных положений, необходимость наработки новых понятийных категорий в области конституционного права.

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.