Великая Яса Чингисхана

Главная » Рефераты на русском » Великая Яса Чингисхана

ВЕЛИКАЯ ЯСА ЧИНГИСХАНА. ЕЕ ХАРАКТЕР И ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ МОНГОЛЬСКОГО НАРОДА. Монголы — один из древнейших народов Центральной Азии, имеющий богатую историю и внесший свой вклад в развитие мировой цивилизации. Между тем история монгольского народа на всем ее протяжении не получила одинаково достоверного и правдивого освещения в научной литературе. Это относится, прежде всего, к древней и средневековой истории Монголии, особенно к периоду существования Монгольской империи и деятельности Чингисхана. Образование единого Монгольского государства и монгольской народности относится к началу XIII века. До этого монголы жили отдельными племенами и племенными объединениями. При родовом строе, когда не было деления общества на классы, не было государства; разумеется, тогда не было и права. Правила поведения людей выражались главным образом в форме обычаев. Однако в конце XII века в степях Монголии активизировались политические процессы, приведшие, в итоге, к образованию единого монгольского государства. Основной ареной развертывания крупнейших исторических событий в жизни монголов становится бассейн трехречья: Онона, Керулена и Толы. Именно здесь в XII в. возникло крупное государственное объединение Хамаг Монгол Улус во главе с Хабул-ханом, ставшее предвестником будущего единого монгольского государства. Государство типа Хамаг Монгол было и у других племен кереитов, найманов и др. [1, с. 13].

В 1204-1205 гг. Темучин завершил объединение всех основных монгольских племен под своей властью. В 1206 г. на берегу Онона был созван курултай (съезд) монгольских князей, на котором Темучин был провозглашен великим ханом Монголии с титулом Чингисхан. Одновременно на Великом курултае в том же году была принята Великая Яса Чингисхана – «Свод постановлений», обнародованный Чингисханом при избрании его великим ханом. Однако из-за отсутствия письменности этот юридический кодекс не был зафиксирован в документах. Владимирцев Б.Я., а вслед за ним и Зориктуев Б.Р., считают, что в конце XII века кочевое скотоводческое хозяйство монголов вступило в начальную стадию развития феодальных отношений, и именно с утверждением феодальных отношений в монгольском обществе и образованием государства в начале XIII в. начало действовать монгольское феодальное право на уровне обычно-правовых норм [2; 3]. Таким образом, возникновение Ясы определяется как результат усложнения и развития классовых отношений в среде монгольских племен, а сам свод законов характеризуется совокупность правовых обычаев, то есть обычаев, санкционированных государством. Вместе с тем, отход отечественной науки от догм классово-материалистического объяснения исторических процессов, успехи мирового кочевниковедения делают ясным представление о практически бесклассовом характере устройства кочевых обществ, которые могли в своем достигнуть, максимум, раннеклассовых отношений. Это заставляет нас еще раз обратиться к вопросу о характере права Монгольской империи, к причинам его создания. В данной статье мы попытаемся осветить современное состояние науки по рассматриваемой проблеме, изучив и осветив мнения исследователей, так или иначе занимавшихся монгольской проблематикой.

.

В исторической литературе о названии закона Великая Яса существуют различные мнения. В частности, В.А. Рязановский, занимавшийся исследованием Великой Ясы Чингисхана, писал: «Слово Яса означает запрет, устав, закон… Великая Яса представляет письменный законодательный памятник, изданный Чингисханом» [4, с. 154]. Академик В.В. Бартольд в труде «Туркестан в эпоху монгольского нашествия» дал следующее научное пояснение этого слова: «Яса — постановление, закон, более полная форма ясак выход к арабскому слову (монг. Дзасак) [5, с. 68]. Академик Б.Я. Владимирцов в книге Чингисхан (1922 г.) писал: «Чингисхан… оставил своим преемникам громадную империю и руководящие начала ее устройства, которые и были изложены им в его установлениях это Джасаке и его Изречениях – Билике» [1, с.114]. Калмыцкий историк Эренжен Хара-Даван также подразделяет Большой Джасак Чингисхана на эти два крупных разделов [6, с.78]. Современный исследователь эпохи Чингисхана Е.И. Кычанов полагает, что Яса не являлась систематизированным сводом законов, она включала ярлыки — приказы, ясак — законы, билик — поучения. По повелению Чингисхана с 1189 г. его указы фиксировались. Хранение сборника-тетради Засаг, называемой также «Голубая книга», доверялось самому старшему из монгольских князей того времени. Дополнения в нее вносились в 1206, 1210, 1218 гг. Выявлена аналогия слова Яса с тюркским словом, имеющим такую же форму написания в словаре древнетюркского языка. Иными словами, «Яса» — это тюркская форма монгольского слова «Джасак», что буквально означает «закон», «свод постановлений», обнародованный Чингисханом при избрании его великим ханом на Курултае в 1206 г.

.

Смысл названия «Их-засаг» означает: через деятельность государства исправить гражданина. В более широком смысле исправить человеческое общество в рамках взаимодействия человека и природы среды его обитания. Весьма интересно заметить, что в словаре древнего тюркского языка встречается слово «Иасак», которое имеет очень широкий смысл. Оно означает запрещение, восстановление правового акта и порядка, штраф, наказание, повинность, заем под залог, военный порядок. Впоследствии слово «Иасак» стало, вероятно, корнем слова «обычай». Известно, что Великая Яса и Сокровенное сказание монголов были взаимосвязанными источниками. Поэтому не случайно в Сокровенном сказании монголов часто говорится: «закон говорит», «преступить закон», «нарушить закон» и такие выражения применялись вплоть до XV в. Важно отметить, что Сокровенное сказание монголов повествует нам о Великой Ясе Чингисхана. Подтверждением этой мысли может служить выдержка из Сокровенного сказания монголов. Чингисхан сказал Шиги Хутукту: «Ты держишь в мыслях твоих Великую Ясу-Екейосу. Не ты ли Шихи Хутукту око, через которое я вижу, и ухо через которое я слышу?» [6, стр.354]. По данным Рашид-ад-Дина, первоисточник закона Великая Яса состоял в 1218 г. из 64 пунктов. В настоящее время, по данным монгольских ученых, существует новый вариант закона Великая Яса, состоящий из более 200 положений и пунктов. К такому выводу пришел современный исследователь Великой Ясы монгольский ученый Э. Авирмид. Он считает, что Великая Яса состоит из 216 фрагментов, которые обычно начинались так: «Под вечным и всесильным небом (фрагмент 2-й ханской грамоты)».

По мнению академика Д.Б. Петровской современные исследователи закона Великая Яса, пытающиеся обосновать наличие 100, 200 и более пунктов в упомянутом законе, не учитывают в должной мере конкретно-исторической обстановки того времени. Сравнительный анализ первоисточников показал, что пункты закона нельзя смешивать с изречениями Чингисхана. Закон Великая Яса имеет весьма конкретные положения, относящиеся к определенным областям, таким, как ханское государство, природа, охота и добыча в условиях военного времени, вопросы уголовного, административного и гражданского права, вопросы международные и дипломатические, и в каждом из них очень четко определена мера и степень наказания. С другой стороны, правительственный сановник Шики-Хутукту аккуратно вел дневник всех приказов и указов Чингисхана в специальной тетради с голубой обложкой и проводил работу по их претворению в жизнь в масштабах единого монгольского государства. Как памятник права Великая Яса утверждал абсолютную власть монгольского хана над своими подданными. Анализ правовых норм Ясы привел ряд ее исследователей к мысли о том, что она была суровее, чем другие кодексы восточных стран. Так, суровы до жестокости были вавилонские законы при Хаммурапи или древние китайские законы. Вместе с тем, характеризуя карательную систему Ясы, В.А. Рязановский писал: «Смертная казнь применяется очень часто, но Яса знает и откуп от казни за убийство, кражу и, вероятно, за некоторые более мелкие преступления и проступки» [4, с. 278].

.

Яса не знает увечащих наказаний и квалифицированной смертной казни. Например, 40 статей закона имеют предостерегающий (предупредительный) характер. Одна из статей гласит следующее: «Если преступник не задержан на месте преступления, то его нельзя наказывать. Также закон утверждал, что нельзя подвергать наказанию того, кто не дал показания». Ответственный за претворение в жизнь закона Великая Яса государственный сановник Шиги-Хутукту при решении дел всегда был нейтрален и объективен, подходил к делу по существу и давал очень много прошений и забот преступнику: «Нельзя брать показания от преступника под страхом». Если сравнить карательную систему Ясы с указанными восточными системами, а также со средневековым европейским уголовным правом, то, конечно, Великую Ясу нельзя назвать исключительно суровым кодексом. Из всего сказанного видно, что Великая Яса в основном был суровым и справедливым законом, но с жестокими положениями, имевшими свой целью сохранять спокойствие народа. В целом о содержании Великой Ясы можно сказать, что в нее входили пять основных групп постановлений: 1. Постановления, содержащие нормы, относящиеся к гражданскому устройству и внутреннему управлению. 2. Постановления, содержащие нормы военного характера. 3. Постановления, содержащие нормы уголовного права. 4. Постановления, содержащие нормы частного права. 5. Постановления, содержащие специальные нормы бытового характера, степные обычаи [4, с. 68]. По классификации Г.В. Вернандского Яса включала международное и государственно-административное право, податной устав, уголовное, частное, торговое и судебное право. По его мнению, одним из основных положений международного права, содержащегося в Ясе, была определенная форма объявления войны с гарантией безопасности населению враждебной страны в случае добровольного подчинения. Такой характер положений Великой Ясы позволил Г.В. Вернадскому характеризовать ее не как свод кодифицированных норм обычного права, а как совершенно и принципиальной иной свод законов, который был новацией, созданной Чингисханом и его окружением. Это было государственное право, на котором зиждилось управление Монгольской империей [1, с. 99].

Этого подхода придерживался и Л.Н. Гумилев, считая Великую Ясу оригинальной. Но его понимание характера Великой Ясы шире, чем у Г.В. Вернадского. В ней он усматривает не только юридический документ, но и свод новых морально-этических принципов, которые призваны были формировать новый стереотип поведения нарождающейся монгольской нации [7, с. 108]. Попутно он отмечал, что создание Великой Ясы явилось первым последствием принятия монголами уйгурской письменности [8, с. 211]. Рассмотренные в статье различные мнения о характере и содержании Великой Ясы, позволяют сделать нам вывод о том, что Великая Яса не была простой кодификацией обычного права монголов. Она предстает перед нами кодексом государственного права, предназначенного, прежде всего, для нужд Монгольской империи. Но, принимая во внимание ранний характер монгольской государственности, необходимо признать, что значение Ясы было гораздо шире, чем свод государственных законов. Помимо кодекса правовых норм она содержала морально-этические нормы, заповеди, выступая в роли духовного завета Чингизхана нарождающейся монгольской нации. В этом случае Ясу можно сравнить с Библией и Кораном. Деятельность самого Чингисхана, как отмечает доктор исторических наук М.С. Капица, была положительной и прогрессивной до тех пор, пока она соответствовала объективно- историческому процессу консолидации монгольской народности и формированию феодального государства [3, с. 16].

Яса оказывала известное влияние на законодательство монгольских и других племен значительное время спустя после распадения великого монгольского государства [1, с. 155]. Изучение средневекового монгольского законодательства показало, что между Великой Ясой и Монголо-ойратским законом 1640 г. нет ни одного юридического памятника. В ученые видят доказательство отсутствия в указанный период другого общего кодекса, кроме Великой Ясы. Мы рассмотрели целый ряд суждений по характеру и назначению Ясы. Каждое из них заслуживает внимания и, бесспорно, может существовать как научная точка зрения.

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.