Японский костюм эпохи Мэйдзи

Главная » Рефераты на русском » Японский костюм эпохи Мэйдзи

Эпоха Мэйдзи (1868–1912) стала одним из самых важных периодов в истории Страны восходящего солнца. После двух столетий политики изоляции японцы были вынуждены приспосабливаться к новым условиям жизни в открытом для мира обществе. Страна пыталась влиться в мировое сообщество, перенимая культурные и технические новшества Европы.

Вестернизация постепенно охватила все сферы жизни народа. В начальный период в основном осуществлялось копирование внешних атрибутов западной культуры, поэтому костюм как повседневная часть быта не мог не испытывать влияние этих тенденций. Контакты с иностранцами, которые начались еще в XVI в., хоть и вносили изменения в культуру костюма, однако именно в эпоху Мэйдзи японцы осознали национальную самобытность своей одежды, в результате чего появился сам термин вафуку – «японская одежда». К концу XIX в. в общих чертах сформировался ансамбль кимоно, который известен всему миру как японский традиционный костюм. Среди мужчин европейский костюм для повседневной службы приобрел популярность благодаря практичности. Одной из причин распространения западного платья среди женщин стало то, что его было гораздо проще надевать, чем традиционную многослойную одежду, но больше ими руководило стремление выглядеть модно. Европейская одежда повлияла на способы использования традиционных форм костюма. Пара «кимоно+юбка-хакама» соотносилась с европейской парой «блуза+юбка» и широко распространилась среди студенток и работающих женщин. Накидка-хаори, которая в прежние времена была частью гардероба знатных людей, теперь стала повседневной одеждой всех сословий и выполняла те же функции, что и европейский пиджак или плащ. Однако в результате этих изменений и вместе с тем, как европейский костюм распространялся среди японцев, кимоно отходило на второй план.

Весь период Мэйдзи можно условно разделить на три этапа трансформации японского костюма. В первые десятилетия Мэйдзи (1868-1883) правительством была объявлена политика «цивилизованности и просвещения» (буммэй кайка). В этот период все атрибуты западной цивилизации, в том числе и одежда, стали символом приобщенности к передовой цивилизации и образованности. Предметы японского и западного гардероба смешивались, рождая порой причудливые сочетания [2, с.269]. Время с 1883 г. до начала 90-х гг. было затишьем перед второй волной вестернизации японского общества. Кимоно в числе других пережитков «старой» культуры отбросили за ненадобностью. Историки часто называют этот период Рокумэйкан по названию дворца для императорских приемов, который был построен в 1883 г. Императрица Сёкэн призвала всех женщин перейти на более современный ансамбль одежды – блузку и юбку – вместо кимоно и юбки-хакама. Однако после более тщательного знакомства японских политиков и просветителей с американской и европейской культурой с начала 90-х гг. XIX в. в обществе появились тенденции к возвращению и сохранению некоторых японских традиций как основных элементов самоидентификации и гордости.

.

Мужчины, особенно представители высших сословий, первыми испытали результаты политики вестернизации. В 1870 г. Японию посетил герцог Эдинбургский, которого императорский двор встретил одетым во фраки и накрахмаленные сорочки. По указу императора Мэйдзи с 1872 г. все чиновники должны были носить европейский костюм. Император мотивировал отказ от старого платья тем, что придворный костюм эпохи Эдо был не исконно японским, а заимствованным из Поднебесной. Китай пребывал в упадке, поэтому использование такого костюма автоматически могло поставить Японию на ступень развития Китая. Император призывал не копировать бездумно все, что попадет на глаза, а использовать европейский костюм как источник информации, перенять и совершенствовать его, чтобы он стал символом силы нации. Этим же указом упразднялись придворные ведомства, которые с XV в. следили за гардеробом императора [2, с.257].

Всю церемониальную и повседневную одежду император заказывал за границей у европейских портных. Естественно, что не все чиновники могли позволить себе шить одежду во Франции или Англии, поэтому стали появляться мастерские по пошиву костюмов по западному образцу для чиновничьего аппарата. Модернизация Мэйдзи началась с реформирования армии по европейскому образцу. В ходе преобразований была заимствована и европейская военная форма. Это сразу же сказалось на текстильной промышленности Киото и Японии в целом. Форму шили из сукна, но в Японии шерстяные ткани делать пока не умели. Киотосский квартал ткачей «Нисидзин», главный производитель шелковых тканей в Японии, сразу после открытия страны потерял большую часть клиентов и испытывал не лучшие времена. В ходе политики поддержки и развития отрасли в 1869 г. правительство выделило ткачам «Нисидзина» ссуду, чтобы лучшие мастера могли поехать во Францию на стажировку для изучения европейских тканей и технологии их производства. Необходимость обеспечить армию новой формой требовала промышленного выпуска тканей, поэтому в 1876 г. на государственные деньги в Европу была отправлена еще одна миссия для изучения оборудования. Кроме этого, правительство приглашало западных инженеров, которые налаживали ткацкие станки и обучали японцев работать на них.

Фукудзава Юкити написал книгу «Одежда, пища и жилище на Западе», чтобы познакомить широкие массы японцев с европейскими обычаями и традициями [2, с.221]. В книге были подробно описаны все виды европейской одежды, приведены их названия и изображения. По существу эти заметки стали первым руководством для японских портных, когда им поступили заказы на изготовление нового платья. Пошив японской одежды не требовал особых знаний и умений, поэтому специальных мастерских не было, равно как и профессиональных портных. На рынке продавали стандартные отрезы ткани, рассчитанные на одно кимоно, из которых в домашних условиях изготавливали необходимые вещи. Для стирки кимоно всегда распарывали, а затем сшивали вновь, т.е. навыки шитья имели все женщины. Когда появилась необходимость шить одежду совершенного нового типа, в Японии не было специалистов, которые могли бы просто переквалифицироваться с пошива японской на пошив европейской одежды. Из-за дороговизны шерстяных тканей и трудностей в поисках портного полный ансамбль европейского костюма получался чрезвычайно дорогим для большинства населения. Именно поэтому многие пытались приобщиться к передовой культуре, используя лишь отдельные детали европейской одежды. Часто мужчины дополняли традиционную одежду шляпой, кожаными ботинками или зонтом. Мало кто из женщин осмелился перейти на европейское платье в первые годы Мэйдзи. Многие из них видели в западных предметах одежды лишь средство, которое могло дополнить их традиционное кимоно. В этот период японки стали использовать европейские полотенца в качестве шарфов, однако когда они узнали об их истинном предназначении, мода исчезла, оставив только чувство смущения и неловкости в сердцах модниц. С 1880 г. в моду вошли шерстяные шали, причем их носили как женщины, так и мужчины в дополнение к одежде всех стилей. Европейские кринолины не получили в Японии широкого распространения, только куртизанки и гейши иногда надевали платья с кринолинами для привлечения иностранцев.

В 1874 г. правительство издало указ, касавшийся женской одежды. В качестве рабочей и ученической формы женщинам предписывалось носить кимоно и мужские штаны-хакама. Девушки и женщины среднего класса активно поддерживали новый ансамбль костюма и сами создавали новые виды одежды. Так, благодаря горожанкам в обиход вошла верхняя одежда амагото, нечто среднее между японской накидкой хаори и европейским пальто [1, с.283]. В это же время исчезает традиция чернить зубы. В эпоху Эдо все взрослые женщины чернили зубы и сбривали брови, что было показателем их социального статуса. В 1874 г. императрица Сёкэн впервые вышла в свет с нечернеными зубами, и вслед за ней так сделали и другие женщины. Самыми настойчивыми проводниками новых идей были политики Иноуэ Каору и Ито Хиробуми, заставлявшие своих родственниц учить английский язык, носить европейское платье, есть мясо и заниматься танцами, чтобы на международных приемах в Рокумэйкане они могли достойно выглядеть на фоне английских и французских дам. Жены и дочери политиков, как истинные японские женщины, беспрекословно подчинялись, несмотря на неизвестные и пугающие перспективы этого обучения.

С начала 80-х гг. XIX в. дамы высших сословий стали носить корсет, который подчеркивал формы тела. Они чувствовали себя очень неловко в декольтированных платьях, не зная, как себя в них вести. Императрица Сёкэн предпочитала закрытые платья, а для всех французских нарядов ей изготовили кружевные съемные воротники и рукава. На приемах все дамы носили такие же закрытые платья. На рубеже 80-90-х гг. XIX в. большинство женщин высших сословий надели европейские платья. Форма западного образца была установлена для учениц и учителей. Открывались магазины одежды, портновские мастерские, создавались женские клубы для обучения и воспитания необходимых качеств в женщинах нового общества. В изменившихся условиях гейши остались основными законодательницами мод. В 80-е гг. XIX в. японцы научились носить западный костюм так, как это делали европейцы, постепенно исчезало причудливое смешение японского и европейского стилей. Кимоно стало одеждой для дома и отдыха. Мужчины вели своеобразную двойную жизнь: на работе подчинялись законам западной цивилизации, дома возвращались к традициям.

.

В начале 90-х гг. XIX в. правительство осознало перегибы политики всеобщей вестернизации. Государственные идеи о внедрении западной одежды постепенно соотносились с реальностью, в связи с чем изменились взгляды мужчин и женщин относительно того, что они носят. Среди мужчин в качестве основной одежды окончательно закрепился стандартный европейский костюм, а женщины вновь обратились к национальному платью. В ходе активных попыток научить японок носить корсет возникло мнение, что он вреден для здоровья, поэтому женщины отказались от корсета очень легко и вернулись к кимоно. Тенденция «возврата к старине» была отмечена в конце 90-х гг. среди широких масс горожанок, однако светские дамы продолжали носить платья по последней западной моде S-образного силуэта с объемными рукавами. Европейцы откровенно замечали, что эти платья не идут японкам, выявляя их непропорциональную фигуру. Кроме того, мода в Европе менялась чрезвычайно быстро, и японские дамы не успевали за ней, из-за чего всегда выглядели старомодно [1, с.279].

Принятие первой японской конституции усилило в людях чувство национальной гордости и единства, что отчасти ускорило возвращение к своей одежде. Правительство пыталось сплотить граждан для осуществления новой государственной политики. Для этого политические деятели по-новому трактовали традиционную культуру, придавали ей особую значимость, видя в ней средство объединения японцев. Ученицы старших классов указом правительства вновь были переодеты в кимоно, такая форменная одежда сохранялась до 1920 г. Мальчики ходили в школу в форме европейского стиля, а домашней и повседневной одеждой было кимоно с хакама. На рубеже веков эту повседневную одежду чаще шили из хлопковых тканей с характерным узором в горошек.

.

Среди студентов появлялись свои модные тенденции. В 1899–1900 гг. молодежь носила длинные завязки из белого хлопкового шнура для накидок-хаори. После японо- китайской войны в моду вошли удлиненные хаори, которые называли «школьными». В последующие годы студенты носили японскую одежду, чаще всего штаны- хакама. В каждом университете была своя форма европейского типа – китель с металлическими пуговицами, под который надевали рубашку. Таких комплектов полагалось два – летний и зимний, однако не все могли позволить себе ее купить, поэтому в форме ходили редко. Наиболее распространенной обувью среди студентов стали деревянные сандалии – итадзори, у которых подошву делали из деревянных планок толщиной примерно 1,5-2 см. Так как для дождя и снега не годились, в ходу были также сапоги и деревянные сандалии – такаасида – на высоких подставках с кожаными ремешками [3, с.143]. Самое значительное отличие костюма начала XX в. от современного состояло в том, что он был более многослойным. Обычно надевали несколько слоев контрастных нижних кимоно, к которым подшивали дополнительные узорчатые воротники. Повседневную и церемониальную одежду продавали сразу комплектами из двух–трех, а то и более слоев. Верхнее кимоно и одно–три нижних, сочетавшихся по цвету, – именно такой комплект и называли кимоно.

Цветовой колорит верхней одежды был не слишком броским: все оттенки синего, коричневого, серого цветов. Среди орнаментов преобладала полоска и клетка, которая создавала монотонное впечатление. Нижние же слои костюма были ярких цветов, и даже пожилые женщины носили ярко-красные или лиловые нижние кимоно с узорчатыми воротниками и подолом. В эпоху Эдо военное правительство периодически издавало указы о запрете роскоши и ярких цветов одежде, поэтому женщины надевали цветные кимоно под темные и умело скрывали от глаз правительственных чиновников свое богатство. Тогда же появился новый эстетический принцип: богато украшенная одежда выглядит гораздо привлекательнее, когда ее видно лишь мельком при ходьбе. Единственное, что всегда было видно из-под верхнего кимоно – это съемный воротник [2, с.345]. Таким образом, итогом эпохи Мэйдзи стало появление национального японского костюма. Японцы осознали, что кимоно является неповторимым феноменом культуры их страны. Однако именно в этот период западные традиции сыграли немаловажную роль в формировании нового менталитета японцев относительно их собственного костюма. Под влиянием европейцев невесты стали надевать белоснежные кимоно на свадебную церемонию, хотя издавна предпочтительными считались яркие кимоно, отделанные золотом и серебром. В период траура японцы по европейской традиции надевали черные одежды, вместо белых, как это было принято ранее. Наибольшие изменения произошли в манере ношения кимоно, что и зафиксировалось в ансамбле национальной одежды: длина не стесняла движений; плотный запах лифа и белый воротник нижнего кимоно акцентировали внимание на лице; широкий пояс играл роль корсета и призван был придавать фигуре стройность. Эти новые эстетические критерии активно влияли и на последующее развитие костюма.

Литература: 1. Елисеефф В. Японская цивилизация. – Екатеринбург: У-Фактория; М.: АСТ МОСКВА, 2008. – 528 с. 2. Мак-Клейн, Джеймс Л. Япония. От сёгуната Токугавы – в ХХI век. – М.: АСТ: Астрель, 2007. – 895 с. 3. Теймс Р. Япония: история страны. – М.: Эксмо; СПб: Мидгард, 2009. – 416 с.

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.