Завоевание Монголами западной Персии

Главная » Рефераты на русском » Завоевание Монголами западной Персии

Завоевание Монголами западной Персии

.

Когда Угэдэй занял трон, перед ним встала задача вновь захватить Иран. Нам известно, что в ноябре 1221 года Чингисхан заставил Джелал ад-Дина Мангуберди, наследника хорезмской империи, скрыться в Индии. Султан Дели тюрк Ильтутмиш принял ссыльного изгнанника и женил его на своей дочери, но так как Джелал ад-Дин организовал заговор против него, тот изгнал его (1223 г.). Чингисхан во главе внушительной монгольской армии овладел Туркестаном, оставив после себя полностью разрушенными Хорасан и Афганистан, истребив большую часть жителей, особенно это касается городов, вроде «ничейной земли», где монголы не создали никакой законной администрации при уходе, Центральная и Западная Персия после разбойного нападения Джебе и Суботая такие остались в полной анархии. Это не было, собственно говоря, завоевание, а напоминало хаотичный разгром силами разбушевавшейся орды, хотя все осуществлялось регулярной армией, действо­вавшей по всем правилам ведения войны, и несмотря на то, что монголы оставались там три года.

Джелал ад-Дин воспользовался тем безразличием, которое монголы проявили по отношению к положению в Иране, предпринял попытки для того, чтобы снова вернуться туда (1224 г.)20. Представитель последней законной власти, которая предшествовала монгольскому нашествию, был без особого труда признан султаиом-атабеком и законными тюркскими наследниками Кирмана и Фарса (в Кирмане — Бурак Хаджип, основатель местной династии Кутлук-ханов, в Фарсе — Сайд ибн-Зенги (1195-1226 гг.), из династии Сальгуридов). Выступив из Шираза, Джелал ад-Дин захватил Исфаган и аджемийский Ирак, отняв иху своего брата Гийат ад-Дина, который создал там свое княжество, затем он последовал на захват Азербайджана. Атабек Азербайджана Узбек (1210-1225 гг.), выходец из мощного тюркского феодального клана, которому принадлежала эта провинция с 1136 года, сумел , используя выплату огромной дани, пережить вторжение Джебе и Суботая, но ему не повезло с Джелал ад-Дином, который заставил Таурис капитулировать и был признан всей провинцией (1225 г.). Оттуда хорезмский принц двинулся на Грузию. Это христианское царство четыре года назад подверглось вторжению Джебе и Суботая. Оно с трудом восстанавливалось при правлении -прославленной царицы Русудан (1223-1247 гг.), сестры-наследницы Георгия III, когда произошло нашествие Джелал ад-Дина. Султан одержал победу над грузинами в Карий, или Гарни (август 1225 года), а на следующий год вновь вторгся в Грузию, разорил Тифлис, где разрушил все христианские церкви (март 1226 года); в третий раз он вернулся в 1228 году и одержал еще раз победу над грузинской армией под началом Коннатабля Иванэ, в Миндоре у Лоре, Эти походы на Кавказ завершили укрепление власти Джелал ад-Дина в Азербайджане.

.

Таким образом, Джелал ад-Дин стал хозяином всего Западного Ирана; Кирмана, Фарса, аджемийского Ирака, Азербайджана со столицами Исфаганом и Таурисом. Это явилось частичным восстановлением, в основном в западной части, бывшей Хорезмской империи. Но этому блестящему течение столетия древним оседлым Ираном и его утонченной городской цивилизацией.

Как только Джелал ад-Дин исчез из политической и военной жизни, Чормаган бросил свою небольшую армию на ирано-месопотамские границы. В Армении монголы уничтожили население Битлиса и Арджиша. В Азербайджане они овладели Марагой, где также учинили кровавый разбой. Извлекая урок из происходящих событий, жители Тауриса предпочли подчиниться, заплатив столько, сколько от них запросили, и успокоили Чормагана, организовав производство изысканных тканей для Великого хана Угэдэя (1223 г.). На юге были полностью опустошены Диарбекир и Эрбиль. Иби аль-Атир делится своими непосредственными впечатлениями от увиденных сцен кровавой расправы. «Один из жителей Ничибина рассказал мне, как спрятавшись в одном из домов, он видел через отверстие, что происходило снаружи: каждый раз, когда монголы убивали кого-то, они орали (в насмешку повторяя мусульманское заклинание): «алла-лахи». Завершив резню, они перешли к грабежу и увели с собой женщин. Я видел, — продолжает он, как их тянули за волосы; они хохотали, распевая на своем языке, произнося: «алла-лахи». Вот другая история, рассказанная тем же Ибн аль-Атиром: «Мне довелось услышать о случаях, в которые верится с трудом, настолько неимоверен был ужас, который Аллах заронил в их сердца. Рассказывают, например, как один из татарских всадников устремился в одну многолюдную деревню и начал истреблять жителей одного за другим и никто не осмелился оказать ему сопротивление. Я слышал о том, как другой татарин, не имея при себе оружия и.пожелав прикончить кого-то из жителей, которого взял з плен, приказал тому «лечь на землю, сам пошел за саблей, которой зарубил несчастного, так и не сдвинувшегося с места. Вот еще рассказ очевидца: «Я и мои семнадцать спутников находились в пути, мы встретили татарского наездника, который приказал нам связать друг другу руки за спиной. Мои спутники стали выполнять его приказ; я сказал им: «этот человек один, давайте убьем его и сбежим. — Мы испытываем большой страх, — заявили они, — Но этот татарин, когда вернется, перебьет вас всех. Так прикончим же его! — Может Аллах нас спасет?! — Клянусь вам, никто из них не бсмелился сделать то, что я предложил. Тогда ударом ножа я прикончил его, мы сбежали, и нам удалось спастись».

.

На Кавказе монголы разрушили Гянджу, затем захватили Грузию и вынудили царицу Русудан бежать из Тифлиса в Ку­таиси (к 1236 году). Регион Тифлиса отошел под монгольский протекторат; грузинские феодалы служили во вспомогательных отрядах в монгольских войсках. В 1239 году Чормаган захватил города Ани и Каре в Великой Армении, которые принадлежали семье грузинского конатебля Иванэ и которые также были опустошены. Следует отметить, что, несмотря на военные действия в Армении и Грузии, Чормаган, в принципе, не проявил враж­дебности к христианству, имея по родственной линии хрис-тиан-несторианцев. Впрочем, в период его деятельности между 1233 и 1241 годами Великий хан Угэдэй направил ему в Азербайджан в качестве военного комиссара по христианским делам сирийского христианина Симеона, как говорит об этом Раббан-ата, который сам покровительствовал армянским общинам.

Преемником Чормагана во главе монгольской армии в Персии (то есть Могана и Аррана) стал нойон Байджу, который исполнял эти обязанности с 1242 по 1256 годы. Байджу сделал очень важный шаг в монгольских завоеваниях, напав на сельджукский султанат Конию. Это огромное тюркское царство Малой Азии, где правил султан Кай-Хосров II (1237-1245 гг.), казалось, достигло своего апогея, когда Байджу, захватив и ограбив Эрзерум (1242 г.), разгромил сельджукскую армию под командованием Кезадапа при Эрзинджане (26 июня 1243 года). Это была победа, после которой он оккупировал Сиваш, который сдался вовремя и подвергся только грабежу. То кат и Кайсария, организовавшие сопротивление, были полностью уничтожены. Кай-Хосров II взмолился о мире и получил его, став взамен вассалом Великого хана. Эта военная кампания расширила империю монголов до самых границ греческой империи.

У хитроумного царя Армении, то есть Цилиции, Хэтума I (1226-1269 гг.) хватило дальновидности, чтобы, не задумываясь, стать под монгольский сюзеренитет, чему последовали все его преемники, и это дало армянам в качестве покровителей монголов в противостоянии мусульманским сельджукам или мамелюкам, этих новых хозяев Азии (1244 г.). В 1245 году Байджу усилил монгольское владычество в Курдистане, оккупировав Хилат и Амид. Монголы, впрочем, передали Хилат своим грузинским вассалам клана Иванэ. Атабек Мосула Бедр ад-Дин Лулу такой же осторожный политик, что и Хэтум, также по своей воле признал монгольский сюзеренитет.

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.