Знание исторического прошлого как фактор стабильного развития государства

Главная » Рефераты на русском » Знание исторического прошлого как фактор стабильного развития государства

Основная идея этногосударственной политики в Республике Казах­стан основана на сохранении мира и межэтнического согласия многона­ционального народа нашей страны. Данное направление межэтнической толерантности обеспечивается всесторонней поддержкой со стороны государства, и в первую очередь Президента НА. Назарбаева. Еще на заре своей независимости наша ре­спублика стала проводить взвешенную и далеко продуманную политику в области межэтнических отношений. Этому способствовали разные при­чины: исторические, политические, социальные. На фоне межнациональ­ной розни и конфликтов, которые буквально раздирали в конце XX века многие постсоветские республики, Казахстан оставался островком мира и согласия, подтверждая свою приверженность соблюдению междуна­родных стандартов в области прав человека, закрепленных во Всеобщей декларации прав человека.

Вопрос о межэтническом согласии и гражданском мире всегда имел для республики исключительное значение. Как отмечает Президент стра­ны Н.А. Назарбаев, сложность и проблематичность казахстанского разви­тия межэтнических процессов заключается в специфике полиэтнической структуры населения, конфессионального и культурного многообразия. Возникающая отсюда проблема утверждения взаимного доверия и терпи­мости между людьми различных национальностей и религиозных взгля­дов в многонациональном обществе была, есть и будет существовать в обозримом будущем. Одним из основных демократических достижений Казахстана явля­ется, прежде всего, сохранение мира и дружбы между народами. Казах­
стан — одна из немногих постсоветских республик, где титаническими усилиями Президента страны и самого народа удалось сохранить гармонию в межнациональных отношениях. В книге Ольги Видовой «Портрет человека и политика» приводятся воспоминания Президента нашей стра­ны: «Я вот теперь думаю, сколько бы пришлось ставить решеток в моей маленькой и невзрачной смешной русско-казахской чемолганской школе, если бы вместо учителей… в ней работали нынешние ревнители «наци­ональной чистоты»? Были у них и русские, и казахские классы, и в тех, и в других учились дети разных национальностей. Бывало — и дрались «стенка на стенку», улица на улицу. Но никогда команды «бойцов» по национальному признаку не делились. Да и как разделить, если к дому казахской семьи лепился дом турка-месхетинца, а в следующих жили Бог­дан, Рихард, Олег» [1].

Казахстан сегодня полиэтническая страна, и её основа — межэтни­ческое согласие, история которого ведет своё начало не одно столетие. Знание исторического прошлого, которое является памятью многих по­колений — основа дальнейшего развития суверенного государства, и то единство народа Казахстана, которое мы наблюдаем, сегодня держится на нашей всеобщей многовековой истории. С начала казачье-крестьянской колонизации казахской степи сюда в ХУШ-Х1Х вв. переселились около двух миллионов жителей Российской империи. В конце 19 века на тер­риторию Казахстана перекочевало множество уйгуров, дунган, бежавших из Китая в поисках спокойствия и безопасности. Большая волна русских, украинских, белорусских, польских, болгарских переселенцев со своими семьями, скарбом, скотом переселилась в казахские степи в ходе осущест­вления столыпинских реформ начало 20 в.

.

Всего за 46 лет (1871-1917 гг.) в крае осело свыше 1,6 млн чел., по­давляющее большинство которых прибыло в 1907-1913 гг. В результате этого в конце XIX — начале XX вв. ускорился процесс формирования мно­гонационального состава населения Казахстана [2]. К началу XX века в крае проживали представители около 60 национальностей, среди которых, кроме тюркоязычного населения (узбеки, уйгуры, киргизы, каракалпаки, татары, башкиры и т.д.), были немцы, поляки, мордва, дунгане, таджики, евреи и др. [3]. В 1916 г. в период подавления восстания под руководством Амангель-ды Иманова более 1 млн казахов вынуждены были безвозвратно откоче­вать за пределы Казахстана в сопредельные государства — Китай, Монго­лию, Иран, Азербайджан, Афганистан, Турцию. В годы гражданского противостояния — 1917-1922 гг., с ликвидацией движения «Алаш» часть казахов вынуждена была спасаться бегством в Китай с остатками армии атаманов Дутова и Анненкова. Во время насильственной коллективизации в Казахстане произошла демографическая катастрофа — 30-е гг. XX века, когда за 1,5 года погибло  от голода более 1,750 тыс. человек, или 1/3 часть казахского населения (для сравнения в годы Великой Отечественной войны в Белоруссии в пе­риод оккупации фашистами за 4 года войны погибло 1/4 часть населения Белоруссии). Так были заложены основы превращения казахов в меньшинство на своей исконной территории.

Ученые-демографы, в том числе и американская исследовательница Марта Олкотт утверждают, что если бы’не было массовой гибели казах­ского населения в 30-е гг. XX века прирост населения согласно мировой практике в Казахстане увеличился бы в несколько раз. Об этом свидетель­ствуют материалы международной научно-практической конференции, прошедшей 1 июля 2012 г. в г. Астана, где приняли участие ведущие уче­ные-демографы из Англии, Франции, Германии, Австрии, США, Канады и других стран. Для сравнения приведу следующие данные: в начале XX века в Егип­те и Казахстане проживало почти равнозначное число населения. Сейчас в Египте проживает около 78 млн человек, а в Казахстане всего лишь 16,5 млн человек, включая и другие этносы. После ужасающей демографической катастрофы в Казахстане обез­людели огромные обжитые просторы. Сталин и руководство страны, стараясь скрыть от мирового сообщества массовую гибель людей, по­старалась направить в Казахстан сотни тысяч безработных из Российской Федерации.

Огромная безработица в центральных промышленных районах стра­ны, доходившая до 1,3 млн чел., заставляла десятки тысяч людей в по­исках работы и хлеба уезжать в Казахстан на строительство Турксиба, Карагандинского угольного бассейна, Балхаша и др. Только по организо­ванному набору рабочей силы в Казахстан из других районов страны в 1931-1940 гг. прибыло 509 тыс. чел. Подавляющее большинство рабочих и трудоустроившихся безработных после завершения строительства про­мышленных предприятий и железных дорог, городов и рабочих поселков таЖ№ да перехода на постоянную работу.

В конце 30-х годов началась депортация ряда этнических групп, часть которых выселялась в Казахстан. В октябре-ноябре 1937 г. с Даль­него Востока в Казахстан были выселены 110 тыс. корейцев, из Азербайд­жана и Армении — свыше 2,4 тыс. семей иранцев, азербайджанцев, курдов и армян в Южно-Казахстанскую, Джамбульскую и Алма-Атинскую обла­сти. Накануне войны были депортированы поляки из Западной Украины и Западной Белоруссии, а также граждане Прибалтийских республик [5].

В годы второй мировой войны миграционный поток в Казахстан рез­ко усилился. Кроме 536 тыс. чел. эвакуированного из западных регионов страны населения в Казахстан были депортированы целые народы, авто­номные образования которых предварительно ликвидировались. Нака­нуне массовой депортации, по переписи 1939 г., в Казахстане проживало 54696 поляков, 3569 — латышей, 808 — литовцев и т.д. Такая же судьба постигла немецкое население страны. В августе 1941 г. в Казахстан пере­селилось 349713 человек, и общая численность немцев составила 441713. Перемещение оставшейся части немцев в Казахстан шло в 1944-1945 гг. В феврале 1944 г. в Среднюю Азию и Казахстан насильственно были пере­селены чеченцы и ингуши, в марте — балкарцы, в ноябре — турки-месхе-тинцы, а также крымские татары, карачаевцы и другие народы. Кроме того, на территории Казахстана и других регионов страны работали немецкие и японские военнопленные, общей численностью 2,5 млн человек. В 50-х годах завершилось возвращение военнопленных на родину [6].

Положение депортированных граждан было нелегким: прибывая на новые места, где их не ждали и они вынуждены были прозябать в зем­лянках, работать с утра до ночи, без зимней одежды и обуви, что вызы­вало массовую смертность. Семьи переселенцев не имели возможности видеться с главами своих семей, которых сразу же угоняли на лесоповал и строительство заводов. Естественно, ни о каких правах человека при этом говорить не приходится. Многие из них не могли даже общаться с мест­ным населением, не зная его языка, исповедуя иную веру.

Переселенцы были лишены элементарных прав на прописку, пере­мещение по стране, паспортов, права на образование и медицину, про­хождение воинской службы, права избирать и быть избранными. Кем же они были: рабами, солдатами, заключенными или наемными работника­ми? Ни в одном законодательном акте нет описания статуса переселен­цев, реально отбывавших свои сроки по воле правительства. Даже после XX съезда КПСС долгое время они не могли добиться разрешения на вы­езд на свою историческую родину.

Каждый из них тогда мог сказать словами Владимира Буковского: «Я не из правого и не из левого лагеря. Я — из концлагеря». Нравственный долг и святая обязанность ныне живущих поколений заключается в осмыслении тех трудных лет, когда наши отцы и деды жили под пятой безжалостного режима. Оно всем нам необходимо для того, чтобы эта историческая трагедия никогда не повторилась. Изучение истории депортации целых народов важно с двух позиций. С одной стороны, это — составная часть истории Казахстана и без ее осве­щения историческая правда не может быть полной, а с другой стороны -это основополагающий элемент самосознания депортированных народов Казахстана. Бесценным достоянием нашей республики является межнациональ­ное согласие в целях дальнейшей консолидации этносов, проживающих, на нашей земле. Не менее важной для всего общества является проблема казахстанского патриотизма, в основе которого лежит собственная, порой горькая, история.

Режим, ушедший в небытие, страшен в настоящее время послед­ствиями своих античеловеческих экспериментов. Насильственная де­портация народов останется в истории одним из тягчайших преступле­ний против человечности. И поэтому, какой бы горькой ни была правда, истину о депортации народов и репрессиях необходимо восстановить и знать нам всем. И мы помним о том, какой кровью создавалась сегодняшняя лабора­тория дружбы народов в Казахстане. И это залог того, что в будущем такие беззакония не повторятся.

Но в то же время нужно помнить, что далеко не все в прошлом было плохо. Об этом тоже надо помнить и делать все, чтобы в новых условиях старое хорошее служило всем по-доброму, крепя преемственность поко­лений. На освоение целинных и залежных земель в Казахстан в 1954-1962 гг. прибыло около 2 млн чел., в основном из европейской части страны. По межреспубликанскому организованному набору рабочей силы для про­мышленности, строительства и транспорта в 1954-1965 гг. прибыло поч­ти 0,5 млн чел., что составляло почти 80% всего оргнабора республики. Большинство рабочих набиралось на Украине, в Белоруссии, Молдавии и Литве. Это еще более усилило разрыв между численностью коренного на­селения, с одной стороны, и пришлого — с другой. В 1959 г. удельный вес русских достиг 42,7%, а казахов упал на 8 пунктов по сравнению с 1939 г. и составил всего 30%. Миграционный поток в Казахстан, хотя в несколько ослабленном темпе, продолжался и позднее, но к началу 70-х гг. сформи­ровалось отрицательное сальдо.

.

В содружестве стран и народов мы сможем сохранить и поддержать хрупкую чашу гражданского мира, не расплескав взаимотерпимость, взаимоуважение и дружбу, которыми наполнены века совместного прожива­ния на одной гостеприимной земле. Сегодня правовую основу этнонациональной политики в Казахста­не составляет совокупность законодательных норм и актов, прежде все­го Конституция РК, согласно которой неконституционными признаются любые действия, способные нарушить межэтническое согласие. В целом этнополитика страны базируется на принципах верховенства закона и ра­зумного сочетания, коллективных прав этносов и индивидуальных прав человека. Проведение взвешенной и разумной политики предполагает тонкое и чуткое регулирование этнических процессов, изучение истории наро­дов нашей страны, что способствует формированию патриотизма, любви и гордости за свою страну. В целях дальнейшей консолидации этносов, проживающих в республике, важно исследовать как истоки формирова­ния, так и само явление — полиэтничность и межнациональное согласие. Прошлое и настоящее этносов и их взаимодействие, взаимовлияние и вза­имообогащение национальных культур и традиций может служить клю­чом к пониманию межэтнических процессов. А как прекрасно и емко о Родине сказал в своей повести «Там, в долине» наш земляк писатель Ге­рольд Бельгер: «Сколько же смысла, оттенков, добра и любви в коротком слове «Эль»! Оно означает: мой край, моя родимая сторонушка, близкие мне люди-сородичи, мой аул и его окружающие, край моих предков, моя малая родина, место, где капнула первая капля крови от моей пуповины, край-опора, край-защита, край-отрада, земля моей чести, моей совести, люди, живущие на этой земле, где издревле, может, даже с незапамятных времен один за всех и все за одного. И что бы ни случилось на свете, пусть даже небо обрушится на землю, если человек вправе говорить: «мой эль», он не потерялся, он не песчинка, не бездомный бродяга. Ибо у него есть корни, и никакая черная буря не может его сорвать и погнать по земле, точно куст перекати-поля, находящий себе пристанище в каком-нибудь овраге, где и суждено ему сгнить и истлеть. Счастлив, благосклонен тот смертный, обладающий этим бесценным даром и всюду и везде способ­ный громогласно заявлять: «Мой Эль» [7].

Сегодня, многие лидеры и политики мировых держав не отрицают того факта, что Казахстан является уникальным средоточием евразийско­го феномена, свободного как от Востока, так и от Запада, но вовлеченного в культурной обмен, а также торговые и транспортные потоки. Интегри­рованный, но независимый — таково лаконичное изложение современного курса международной политики Казахстана.

В качестве примера посмею привести несколько высказываний из­вестных политиков мира, которые поддерживают судьбоносные инициа­тивы Казахстана в сохранении стабильности и равноправия наций и ува­жения их религиозной принадлежности. Так, например, по словам Генерального секретаря ООН К. Аннана, «Казахстан отличается от некоторых стран СНГ тем, что в стране царят мир и стабильность, наблюдается экономический рост. Казахстан может служить примером государства, в котором мирно сосуществуют различные нации и где в этническом многообразии видят благословение, а не бич».

.

«В рамках региона» утверждает Кандолиза Райе, экс-госсекретарь США, — Казахстан мог бы стать моделью государства, где в гармонии су­ществуют представители различных народов и конфессий» [9]. На встрече с Н. Назарбаевым в Ватикане Папа Римский Иоанн Павел П говорил: «Мир и согласие Великой степи приятно удивляют и доказывают, что мир в многонациональном государстве можно сохра­нить» [10]. Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II говорит в одном из своих выступлений: «Казахстан становится одним из центров межрели­гиозного диалога в СНГ. Особая заслуга в этом принадлежит Президенту Республики Казахстан, Его Превосходительству Нурсултану Назарбаеву, который прилагает немало усилий для развития сотрудничества между традиционными религиями» [11].

Общественное мнение, хотя и опосредованно, но существенно влия­ет на атмосферу религиозно-конфессиональных отношений. Здесь многое зависит от средств массовой информации. СМИ призваны помочь нашему обществу осознать себя как общество нолирелигиозное. Это способство­вало бы формированию атмосферы взаимного интереса, диалога, что, в конечном счете, является необходимой предпосылкой его стабильного развития. 

Литература:

  1. Видова О. Нурсултан Назарбаев. Портрет человека и политика. 1998 г., стр. 9.
  2. Бекмаханова Н.Е. Многонациональное население Казахстана и Киргизии в эпоху капитализма. М., 1986, с. 161.: Алексеенко Н.В. Насе­ление дореволюционного Казахстана. Алма-Ата, 1981, с. 70.: Бекмаханов Е.Б. Присоединение Казахстана к России. М. 1957, с. 274-276.
  3. Алексеенко Н.В. Указ. Раб. С. 84.
  4. Рогачевская Л.С. Ликвидация безработицы в СССР. 1917- М. 1973. с. 88: Санин М.Я. Воспроизводство рабочей силы в СССР и ба­ланс труда. М. 1959. с. 182.
  5. (Ким Г. Корейцы в братской семье народов Казахстана. Алма-Ата. 1988, с. 10.)
  6. (Казахстанская правда. 1989. 18 июня. ЦГА РК ф. 698, оп. 14, Д. 244 ЛЛ. 50).
  7. Герольд Бельгер. «Там, в долине», стр. 12-13. Алматы: Атамура, 2005 г.
  8. Казахстанская правда. 1992. 14 мая.
  9. Из выступления на встрече с главой МИД РК К. Токаевым, 4 февраля 2002 г.
  10. В ходе визита Президента Н. Назарбаева в Ватикан в феврале 2003 г.
  11. Из   послания   участникам   первого   Съезда   лидеров   мировых   и традиционных религий. Астана, сентябрь 2003 г.

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.